Все записи
08:35  /  10.03.18

1600просмотров

Не совсем "про Китай"

+T -
Поделиться:

Успехи социально-экономических реформ в КНР (как и других стран этого региона)  у многих вызывают неподдельный интерес. Но еще больше они поднимают  вопросов, ответы на которые с трудом соотносятся с предыдущим пониманием  особенностей национального развития разных государств и народов.

Мы как-то свыклись с мыслью, что очень многое зависит от самобытного социально-исторического опыта населения разных стран , их географического положения, этики, менталитета.  И когда где-то не очень хорошо получается  с реформами (вот как у нас, например), то начинаем рассуждать о  национальных архетипах, коллективном бессознательном, морально-этических ценностях местных людей, сформированных, в свою очередь, предыдущим историческим наследием и так далее по кругу. В общем, уходим в  пресловутый «тысячелетний опыт», который выработал у различных народов определенные устойчивые стереотипы, что и мешает им преодолеть  свою социально-экономическую отсталость, а в некоторых случаях и откровенную общественную дикость в рамках  продвинутого западного мировоззрения.

Как тут не процитировать фразу из Киплинга:

 «О, Запад есть Запад, Восток есть

Восток, и с мест они не сойдут.. "

 

Фразу можно распространить  и на народы других континентов, например,  «О, Африка есть Африка …»

Конечно,  не забыть и про «общий аршин», которым трудно измерять одну большую евразийскую страну.

Как тут «не впасть в отчаяние»  уже по Тургеневу..

А если и  виден свет в конце тоннеля по преодолению нашего цивилизационного  разрыва, то только в результате колоссальной  просветительской работы, которая должна привести к коренному изменению морально-этических ценностей, то есть самого «нутра» народного бессознательного, а уж потом «наладится» и все остальное, включая   прогрессивную социально-экономическую среду. А это может, мягко говоря, затянуться :

 «Пока не предстанет Небо с Землей

на Страшный Господень Суд. «

 Такая точка зрения, на первый взгляд, очень правдоподобна и могла бы претендовать даже на некую  очевидность (здесь, на Снобе, у неё до сих пор много сторонников) , если бы не послевоенная история определенного числа неевропейских стран (вернее, результаты поставленного над ними масштабного социального эксперимента), когда  части исторически одних и тех же народов, в силу сложившихся на то время военно-политических реалий ,  были абсолютно произвольно разделены и одномоментно помещены в разные социально-экономических среды. И оказалось, что попадая в другую среду, население демонстрирует совершенно иное поведение, которое по выше принятой логике не должно было бы проявляться по причине морально-этических особенностей, т.н. «исторического менталитета»,  связанного с деспотиями, насилием, кошмарной практикой коллективистской  жизни, тотальным государственным управлением и т.д.

Конечно, и раньше можно было наблюдать, что люди, в своем большинстве, подозрительно быстро меняют  поведение  при переселении  в другую страну, . Однако все это легко было отнести  на исключения ( которые, как мы знаем, лишь подтверждают правило), или на временное «подавление» своей глубинной сути , мимикрией под шаблоны поведения чуждого коренного населения.

А тут миллионы людей никуда не переехали, полностью сохранили свое общественное окружение, социальные и  родственные связи, продолжали заниматься своими частными делами в привычных естественно-культурологических условиях…

Им лишь установили другие «правила игры». Одним те, при которых на тот момент  жили западно-европейские народы, а другим – импортировали советскую модель т.н. «реального социализма».

И вот одна половинка народа  практически за одно поколение (25 – 30 лет) преодолевает всю «бесконечность» пропасти между социально-экономическим развитием условного Запада и условного Востока,  прекрасно себя чувствует в парадигме современной западной цивилизации, а  другая продолжает (даже с еще большим рвением)   демонстрировать т.н.  «коллективистское начало», возносить до обожествления нового императора-кормчего, подавлять любую индивидуальность и довольствоваться крайне низким уровнем жизни, несмотря на все отчаянные попытки «великих экономических свершений» под руководством никогда не ошибающейся партийной элиты и любимого Вождя. 

Причем ни во втором, ни тем более в первом случае значимой предварительной «просветительской» работы  не было. Никто десятилетиями не «ходил в народ» и не подготавливал традиционный менталитет к «новой жизни». Можно сказать все произошло за несколько месяцев, а то и недель…

Хорошо, во втором случае никакой глубинной перестройки общественного сознания и не требовалось. Как выяснилось позже т.н. «реальный социализм» мало чем принципиально отличался от государственно-патриархальной восточной деспотии и практически лег в её лекала без всякой «подгонки», лишь изменив идеологическую риторику . Но вот в первом случае даже минимальной  исторической преемственности не было и в помине. Почему же так сравнительно гладко и с выдающимися результатами состоялись преобразования? Почему мы не наблюдали глубинного отторжения этими восточными народами западной парадигмы на  уровне  «коллективного бессознательного» и соответствующих  этических норм, привитых как бы тысячелетиями?

Конечно, можно возразить (в случае с  Южной  Кореей, Тайванем, Японией и, отчасти, Гонконгом), что    «правила игры» были  навязаны угрозой  внешнего насилия. Не сильно-то забалуешь со своими представлениями о прекрасном, если кругом авианосцы и военные базы (хотя многим странам, например, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке, это совсем не помешало восстановить свои традиционные модели  вопреки воле «оккупантов»  и похоронить надежды на социально-экономическое развитие). 

Но позже, когда за подобные преобразования взялся континентальный Китай, которому в то время (не говоря уже о сегодняшнем)  никто  не мог диктовать ничего  извне, и  у него тоже все получилось с современными реформами, несмотря на дополнительное тоталитарное воздействие «коммунизмом»  к предыдущим тысячелетиям восточной деспотии, то возникают серьезные сомнения в факторе «исторического сознания» и «морально-этической» готовности населения к западным ценностям в виде свободного рынка и эффективной защиты законной частной собственности от  криминального и государственно-административного насилия.

Ведь, положа руку на сердце,  народ в Большом Китае никаких реформ  не требовал. Он требовал (как и полагается народу)  «хлеба и зрелищ». Со «зрелищами» у коммунистического руководства проблем никаких не было, а вот с «хлебом»  в конце 70-х годов прошлого века в Большом Китае сложилась критическая ситуация.  Обычно, когда серьезно не хватало  «хлеба» в Поднебесной, народ свергал текущую элиту (как бы тогда сказали «династию»)  и формировал новую, которая, как правило,  воспроизводила  прежнюю государственность (после некоторого «смутного времени»), но в более жестком формате.

А тут на  реформы пошла сама  китайская элита. Своими указами распустила сельские коммуны, фактически ввела институт частной собственности , всячески начала поощрять частно-предпринимательскую деятельность, подавила криминальную активность и ограничила государственно-административное насилие по отношению к другим классам населения и прежде всего к экономически активной его части.

Более того, ввела обязательную сменяемость высшего руководства каждые 10 лет для себя самой.

И речь шла не только о Председателе КНР, его Заместителе  и  членах ПК КПК, но и о почти 20 тыс. номенклатурных мест высокого партийно-государственного начальства.

Практически они скопировали социально-экономические реформы своего политического «альтер-эго» в виде  Республики Китай (Тайвань). Правда Тайвань, в период проведения своих реформ, был формально даже  более авторитарен. Там по случаю гражданской войны с коммунистическим Китаем не проводились выборы ни Президента Республики Китай, ни депутатов Законодательного Юаня  вплоть до середины  90-х годов прошлого века.

(Первые прямые выборы Президента Тайваня состоялись только в  1996 году.  В то время я часто посещал Тайвань и интересно было наблюдать воочию первые демократические выборы в такой очень свободно-капиталистической стране как Тайвань. Тогда меня и стали посещать некоторые сомнения насчет неразрывности принципов демократии и современного свободно-рыночного успешного государства. Но не будем отвлекаться на воспоминания и вернемся к осмыслению послевоенных событий.)

Что же получается. Послевоенная социально-экономическая практика  многих т.н. «традиционных стран восточной деспотии» (а это уже состоявшаяся история, а не гипотетические рассуждения), их успешные и исторически быстрые реформы западного типа, несколько  не стыкуются с  рассуждениями многих  интеллектуалов о некой «предопределенности»  того или иного  социально-экономического  выбора для определенных народов  в силу их массового глубинного «традиционного менталитета», тысячелетнего «рабского сознания» и особенностей «коллективного  бессознательного». А ведь по их мнению, именно «глубинный менталитет», вскормленный «тысячелетней практикой деспотий» является главной причиной (основным вопросом) многих народов, которые никак не могут провести у себя необходимые реформы, чтобы перейти от традиционной социально-экономической модели  к современной. И что никакими другими действиями, кроме как кропотливого и  медленного «просвещения» соответствующих народных масс, перелома в этом вопросе добиться нельзя. Надо всем вместе много работать над «морально-этическими ценностями» прежде всего народа, а уж потом задумываться о смене  правил игры с традиционно-государственных  (или криминально-государственных)  на  современные западноевропейские. И пока они так рассуждали как-то «незаметно» западноевропейские стандарты управления стали практически общемировыми и азиатские страны к евроатлантическому  «золотому миллиарду»  добавили и свой абсолютно восточный, но уже далеко небедный и процветающий «миллиард» населения.

Как уже отмечалось выше, произошло это без какого-либо значимого предварительного изменения сознания "ширнармасс" , а исключительно волей или внешних сил, или  соответствующих  национальных элит (точнее, «власти предержащие»), которым хватило сил, интеллекта и политической ответственности для осознания своих долговременных общественных интересов вопреки соблазнам   абсолютной   власти и  узкокорпоративным сиюминутным выгодам нахождения на вершине пресловутой властной пирамиды.

А народ, как мы можем наблюдать, достаточно быстро адаптировался к новой реальности, которая ничего плохого ему не сделала, а наоборот, создала дополнительные возможности для позитивного развития и социального успеха. И никаких глубинных изменений сознания ему (народу) для этого не потребовались.

Поймите правильно, я совсем не к тому, что  национально-этические особенности, и своеобразие традиционной государственности, закрепленное  в типологических чертах того или иного народа, совсем не играют никакой роли  или их вовсе не существует.

Конечно,  это присутствует и играет определенную роль в жизни людей. Но, как нам зримо свидетельствуют факты и события послевоенной истории, все эти «особенности»  не являются  значимыми объективными препятствиями на пути  прогрессивных социально-экономических реформ в преобразовании традиционных стран (будь они хоть трижды «восточными») в современные успешные государства.

Выяснилось,  если люди начинают чувствовать, что новая среда  (пусть даже изначально чуждая, установленная сверху или извне)    позволяет им успешно самореализовываться, достигать своих жизненных целей и желаемого социального статуса, не оглядываясь на опасность прямого государственного или криминального насилия по отношению к их жизням и собственности, то тогда их энергия массово направляется в позитивную социально-экономическую деятельность, где вероятность этого успеха выше, чем при   конкуренции за место в силовых вертикалях власти в целях того же жизненного успеха или поиска государственно-корпоративной защиты от насилия.

 По сути, «новая социально-экономическая среда» никаких особенностей национальных «менталитетов» не нарушает, более того, она, по всей видимости,  к ним практически индифферентна, но лишь расширяет возможности самореализации и жизненного успеха  вне рамок государственно-административных или криминально-силовых структур.

Когда же  достаточных  гарантий от государственного или криминального насилия  нет, то, несмотря на все декларации,  никто и не  проявляет «новую европейскую ментальность», сколько бы и кто бы их «не просвещал». Подавляющее большинство   будет продолжать  массово демонстрировать только те качества и ту этику, которая реально востребована конкретной социально-экономической средой, воспроизводя её от поколения к поколению. Но как только социально-экономическая среда меняется и появляются реальные гарантии защиты от произвола, то практически мгновенно (с точки зрения исторического времени, конечно) меняется и этика населения, их устремления и точки приложения социальных усилий.

Скажу больше. Социально-экономические модели, если мы их воспринимаем как общественные «правила игры», по которым вынуждены «играть» люди  в целях достижения жизненного успеха и социального статуса, не так сильно связаны с категориям «ментальности» или «этики», а относятся, скорее всего,  к категориям  социальной «выживаемости» и «самосохранения» в предложенных вариантах общественной жизни. А ценности «выживания» и «успеха» практически универсальны как у народов условного Запада, так и условного Востока.

Кстати, эту универсальность подтверждает и «обратный процесс», когда в силу определенных причин вновь воссоздается среда традиционных силовых государств, где утрачиваются гарантии от насилия, свойственные современным государствам (а такие случаи  наблюдались в 20-м веке достаточно часто не только в странах со вновь обретенной современной государственностью, но и где это государственность уже долго практиковалась, то есть в странах самой Западной Европы). Тогда  люди  так же массово и быстро переключаются на другой тип «ментальности», вернее тип «социального поведения», который более адекватен  воссозданной  среде, и начинают проявлять морально-этические черты, которые совсем были им несвойственны еще некоторое время назад.

Не поймите меня превратно. Совсем не претендую на какое-то новое переосмысление социально-экономических закономерностей и их влияние на морально-этические нормы тех или иных человеческих сообществ. Просто хочу обратить внимание, что общественно-исторические процессы и события, которые произошли и продолжают происходить на наших глазах в разными странах, несколько  вступают в противоречие с общепринятыми представлениями об этих нормах и их влиянии на тот или иной исторический выбор народов.  И уж совсем не стоит сводить проблемы социально-экономического развития, успеха или провала соответствующих реформ в тех или иных странах  к специфики исторического менталитета или   к морально-этическим проблемам самого населения.

Важнейшую и определяющую роль (при отсутствии внешнего силового фактора) играет уровень политического видения руководства той или иной страны. И если где-то позитивные события с точки зрения мирового цивилизационного процесса тормозятся, то основную историческую ответственность за это несет исключительно высшее национальное  руководство этой страны  и никто иной. Ссылки на «неготовность населения», его «дремучий менталитет», наследие «мрачных веков» не находят подтверждения в опыте других стран, где эти реформы состоялись.  

 

…Не успел Дэн Сяопин объявить о начале китайских реформ и подкрепить их реальными действиями как все побросали  плакаты «Даешь коммунизм!» и «Долой капиталистов!» и начали не менее неистово строить свои частные компании, желая  стать «капиталистами», которых сами же буквально вчера и проклинали  . И недавние «классовые антагонисты» начали объединяться в рамках одного предприятия, где один партнер был примерным «красногвардейцем», а второй – гонимым интеллигентом, изгоем общества.. А вы говорите «архетипы».

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментировать Всего 9 комментариев

В буквальном смысле, поймал за хвост уходящий с ленты Сноба Вашу статью, Владимир. И я какое-то время   соглашался с  "рассуждениями многих  интеллектуалов о некой «предопределенности»  того или иного  социально-экономического  выбора для определенных народов  в силу их массового глубинного «традиционного менталитета», тысячелетнего «рабского сознания» и особенностей «коллективного  бессознательного». Тем ценнее Ваши суждения на этот счёт. Спасибо. Сейчас перешлю сыну. Но возникает  вопрос -   в России остаётся лишь ждать  появления  российского Дэна? Если в элите  его нет,  нужны усилия, чтобы его отыскать? Отсутствие лидера с ментальностью Дэна  - это предопределенное,  или появление его -  дар Господа Бога? Всё случай? Простите за дерзкие  вопросы. Возможно, тут и ответа нет.

И предопределено и не предопределено одновременно. Ничего нет такого в российском народе, чтобы радикально мешало провести успешные социально-экономические реформы, отстроить современное государство (благо, что сам процесс многократно отработан и отлажен по всему миру) и насладиться прорывным экономическим ростом на благо как самому населению, так и (по большому счету) его политическому руководству. 

Сдерживает этот процесс лишь явное нежелание конкретных лиц в высшем руководстве страны эти реформы начать. Причины тоже понятны.

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Традиционное государство достаточно устойчивый механизм и несет некоторый дополнительный набор бонусов для тех, кто реально преуспел в его рамках. Им тоже тяжело расставаться со своими "естественными привилегиями". Но придется..К сожалению, врожденная неэффективность этой модели более чем очевидна и в среднесрочной перспективы несет тяжкие последствия для самих нынешних бенефициаров. Хватит ли воли и ума это осознать. Здесь, к сожалению, есть варианты...

Стало быть, пока у "традиционного государства"  сохраняется набор бонусов ( патриотическая риторика а ля "Крым  наш" и  "нефтяной бюджет") в нашем случае, иначе говоря, возможность давать народу зрелищ и хлеба, остаётся  ждать? Может быть, в среднесрочной перспективе, если прогноз экономистов правильный, с исчезновением нефтяного бонуса народ лишится хлеба и тогда появляется Дэн? Но ведь не обязательно Дэн, как метафора реформ? Есть  иные варианты. Новая деспотия, одержимая желанием противостоять? Но  смирится с ней народ только если дать ему хлеба. А если у этой самой деспотии появляется какая-то мифическая возможность дать хлеба народу и без нефти.... И опять останется ждать  Дэна...

А вы говорите «архетипы»

кто говорит? проблема в том, что никто в этих архетипах толком не разбирался и НЕ разбирается(кроме меня:) 

и, если начинать... то я врядли успею это сделать в последний день подписки) и поэтому могу процитировать только один-единственный афоризм (который, один, только и родился у меня за время моего пребывания здесь, на снобе), слегка его обналичив:)

"всё не так просто, Владимир, а, если просто, то НЕ так!")

да, Вы безусловно правы, успешная перестройка зависит прежде всего от Элиты, но и Элита тоже растет из народа, который делится на два древнейших архетипа "пахари" и "воины", которые и делегируют своих представителей в элиту, и которая уже состоит из "священников" и "манипуляторов".

иии... когда Вы говорите, что все народы легко переселяются и ведут себя совсем по-другому в стране с другими правилами, легко в них встраиваяь, то НАДО ПОНИМАТЬ, что речь здесь идет только о "пахарях", а "воины" переселяясь на Запад, приносят с собой СВОИ ПРАВИЛА и организуют...МАФИЮ, чаще всего. и когда лет 15 назад я прочел о первых банкротствах страховых компаний в США, из-за массовых фальшивых страховых случаев, я понял, что ОНИ уже там)

т.е. Вы, к сожалению, как и все местные "философы" рассуждающие о "реальности", видят всегда только ОДНУ половинку этой реальности, ВИДИМУЮ.

а в НЕВИДИМОЙ, Россия = часть мировой системы Христианства, где есть свои Пахари и Воины, но играет роль она здесь роль Манипулятора, иии.... так уж просто отказаться от неё НЕ может.

Китаю здесь проще, конечно, он может себе любую роль примерить) он вообще тут "сбоку - припёка", и находится, по сути, ЗА пределами нашей цивилизации, на другой "планете")) "там тепло...")) и там, всё еще, Священники при власти.

которые и не дали, или не отдают, ПОКА, власть криминалу и мафии, т.е Манипуляторам. НО... надолго ли? 

Стас, по существу Ваших  соображений у меня есть много чего возразить Вам. Особенно по части того, как образуется элита:). Но лучше, если  захочет и найдёт время  это сделает автор поста. Замечу лишь, что  Владимир как раз отличается своими взглядами от многих тут. Он  сведущ и в моей памяти сохранилось много его комментариев-возражений в постах тутошних интеллектуалов...Поглядите при случае. Ну, и загляните в личку - я Вам там два слова  написал.

Как говорится люди деляться на две категории: первые, которые делят людей на категории, а вторые - нет :) . "Теорию" о "пахарях" и "воинах" я, конечно слышал. Она как нельзя лучше иллюстрирует иронию Умберто Эко в  Маятнике Фуко по-поводу "тайных организаций". Люди, естественно, разные по своему темпераменту, IQ, гормональному фону. Отсюда разные пристрастия и реакции на одинаковые события. Одни более медлительные, другие менее.. Но это никоим образом их не делит на некие особые "группы". В истории человечества много примеров, когда обычные пахари, т.е. крестьяне становились воинами-правителями (часто правителями становились и совсем не воины), а грозные правители уходили в "пахари". Да и мафии могут существовать в обществе только если это кому-то надо  в самом правительстве, если складывается "деловая", т.е. коррупционная связь. Как только такая связь разрушается мафия исчезает. Муссолини понадобилось совсем мало времени, чтобы помножить все мафизные кланы Италии на ноль. Борьба с организованной преступностью достаточно лёгкая задача, если, конечно, само правительство (или его существенная часть)  не является ядром этой организованной преступности.

Так что оставим Ваши рассуждения о "пахарях" и "воинах" без дальнейших комментариев.

С точки зрения китайцев-традиционалистов это они и есть "цивилизация", а все остальные народы лишь окружают её :) . Здесь Ваша точка зрения совпадает с китайской :) .

А если серьезно, то китайцы являются абсолютно органической частью общечеловеческой цивилизации и никаких сущносто-цивилизационных различий  между китайской и европейской ойкуменой не существует. Мы похожи до скукоты...

да уж... скукота... просто казарменная)

непонятно только, если всё так просто и ВСЕМ ЯСНО, чегож в России "китайский вариант" невозможно провернуть? не говоря уже про европейский? вот и старичок Янович здесь уже сотни пасьянсов разложил, иии... как не разложит, и так разложит пасьянс и эдак, и все выходит, что Россия = это Европа) как не крути)

вы вот, тоже уверены, что Россия ничем от Китая не отличается, НО... как только в окно из этой..., русской "птицы тройкие", как не посмотришь, из окна, всё как-то, как Казарма и Орда-ордой выглядит))

ну, т.е если Вы все тут такие умные, как кажется, то почему на уровне Золотой Орды государственные системы строите?)

видите ли, Владимир, даже в наших с вами позициях здесь, уже есть это различие, восходащее к тому же инь-янь, китайскому, и Вы, по факту, придерживаетесь позиции "интеллигента", мол, делить людей нельзя, насилие = это плохо, а я написал предыдущий пост с позиции "интеллектуала" и меня сейчас "хорошо-плохо" мало интересует, а интересует с этой позиции "как всё работает" или "как всё устроено". интересовало вернее...

а слушать всю эту интеллигентную пургу, что все люди равны, одинаковы, братья,  и тд... у нас сейчас ВОЙНА, с такими самыми братьями... на минуточку) которые клялись нам в вечной дружбе, лет 300 уже)

потому я и говорю = "архетипы". а вы, как знаете.

я собственно уже ушел со Сноба. дурацкая идея была, вообще, сюда так "вляпаться") и хорошо, что только на полгода))

зря потерянное время.. и скукота... просто казарменная)

прощайте

Где Вы увидели у меня, что любое насилие это плохо? Государство и есть насилие. Только существуют его разные, скажем, вектора, Насилие направленное на подавление криминальной активности и государственного произвола очень даже позитивное насилие. Как нож в руках хирурга, а не бандита.

. ... И удачи Вам!

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич