Все записи
10:19  /  11.08.19

1667просмотров

Тяньаньмэнь. На заметку российской власти

+T -
Поделиться:

В связи с возрастающей протестной активностью россиян и жесткого ответа  власти на действия недовольного населения многие провластные и околовластные деятели всё чаще стали вспоминать подавление студенческой демонстрации на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. 

         Вот, дескать, не пошла тогда китайская власть на поводу у недовольных, пресекла самым жестким образом студенческие протесты и теперь Китай один из лидеров мировой экономики с достаточно высоким уровнем жизни населения (выше чем у россиян) . Да и вообще - процветающая страна. 

           На первый взгляд как бы всё хронологично. Подавили протест - началось развитие. . После событий на площади Тяньаньмэнь Китай стал демонстрировать двузначный рост экономики и за последующие 30 лет увеличил ВВП   почти в сорок  раз, а доход на душу населения - в 20 раз. ( см. https://worldtable.info/yekonomika/tablica-vvp-kitaja-po-godam.html ) 

            Однако такая прямая корреляция событий ничего общего не имеет с действительностью. Само по себе жесткое подавление протестной деятельности пекинских студентов позитивно никак  не отразилось на экономике страны.

            Более того, последующие за этим санкции даже ухудшили её перспективы. Китайское руководство столкнулось с угрозой снижения иностранных инвестиций и ограничения темпов переноса на территорию страны  новых технологий производства и управления, которые теснейшим образом связаны с самими иностранными инвестициями. 

             Китайские лидеры трезво отдавали себе отчет, что сами по себе репрессии никуда не ведут. Во многих авторитарных странах (практически всех) репрессий хоть отбавляй, но никакого "светлого будущего" не наступает. Все с точностью до наоборот - бегство капитала, массовая эмиграция, резкий рост социального расслоения, экономическая стагнация. 

             В лучшем случае можно "стабилизироваться" на уровне Кубы или Северной Кореи со всей их унылой действительностью концлагеря, а в худшем  -  спровоцировать глубочайший социальный кризис с непредсказуемыми последствиями . 

Насилие, конечно,  эффективно, но крайне ограничено. Ничего процветающего на основе голого насилия построить нельзя. О неудобстве сидения «на штыках» еще Бисмарк предупреждал, если кто забыл.

              Поэтому руководство Китая того времени совсем не рассматривало своё решение по Тяньаньмэню как "защиту политики реформ и будущего страны", скорее, как очень досадную вынужденную меру, вызванную задержкой в проведении самих преобразований.  

           Об этом говорят их последующие действия, направленные на всемерное ускорение либеральных экономических реформ. 

            На уровне международной экономической политики Китай не стал вводить "ответные санкции" на действия стран "западного мира". Наоборот, самые лучшие условия для инвестиций были предоставлены бизнесу как раз  тех стран, которые ввели против Китая наиболее жесткие ограничения на государственном уровне. Практически были убраны все барьеры для прямых инвестиций во многие отрасли, а сами инвесторы пользовались широким набором налоговых и таможенных льгот.  Можно констатировать, что на пути иностранных инвестиций были просто  снесены эти барьеры. Кроме оказания формальных услуг  регистрации  грузов и  сбора отчетности  ни налоговики, ни таможенники (ни прочие «органы»)  не имели права ни под какими предлогами влиять на хозяйственную деятельность иностранных инвесторов, даже если они и "немного лукавили" в своих  денежных и товарных отчетах. Основная работа этих органов была направлена на борьбу с оборотом криминальных товаров и услуг (наркотики, оружие и т.д.) . Законная же экономическая деятельность иностранных инвесторов была ограждена от излишнего внимания китайских чиновников под страхом жестких наказаний. И это было не только декларировано, но глубоко внедрено в практику действий чиновников из надзорных, контрольных и правоохранительных структур китайской государственной мащины.

             Все это сделало Китай крайне притягательным для прямых долговременных инвестиций. Экономическая активность на территории КНР на долгие годы стала практически главным фактором мировой конкуренции. 

Грубо говоря, кто не пришел в Китай со своим производством, тот проиграл мировой рынок. 

          При таких ставках санкционная политика в отношении Китая быстро сошла на нет. Слишком очевиден был вред для самих этих стран. Тайваньцы , которым прямо запрещалось инвестировать в Большой Китай под угрозой уголовного преследования, и те наладили сотрудничество через Гонконг. Да в таких объемах, что вышли на первое место среди иностранных инвесторов.

          Во внутренней экономической политике китайское руководство от отдельных экономических экспериментов в особых районах перешло к полномасштабным реформам по всей территории страны. Было упразднено большинство ограничений на предпринимательскую деятельность, кардинально упрощены процедуры внешнеэкономической активности частных и индивидуальных предприятий, резко снижен уровень налогового администрирования и отчетности ( Китай перешел на американскую систему налоговой отчетности  GAAP). 

            Главным критерием эффективности работы надзорных государственных органов стал экономический рост, объем внешнеторгового оборота и предпринимательская активность. Можно сказать, что на долгие годы китайские частные предприятия были де-факто освобождены от любых видов прямого налогового и прочего администрирования со взиманием штрафов, пеней и прочих поборов. А в сельском хозяйстве понижение налогов и вовсе  завершилось их полной отменой ( см . http://russian.agri.gov.cn/nygk/201303/t20130304_10868.htm)

           Все эти мероприятия не только благотворно сказались на развитии Китая как процветающей мировой державы в экономическом смысле, но и значительно нивелировали вызревавший в 80-е годы прошлого столетия социальный протест, отвлекли широкие массы людей от социально-политической активности и перенесли их усилия на реальную экономическую деятельность. Люди увидели, что позитивная предпринимательская  деятельность не только поддерживается и поощряется правительством, но и эффективно защищается им от любого государственного и/или  криминального посягательства на плоды их труда. 

         В Китае и близко нет примеров чиновничьего или преступного «крышевания» , многочисленных малообоснованных или необоснованных проверок, таможенных или налоговых придирок и многого другого, что так хорошо известно их российским коллегам. Я уже не говорю о широчайшей криминальной деятельности российского чиновничества по силовому перераспределению собственности в виде рейдерских захватов, возбуждению уголовных дел, прямого и косвенного шантажа при помощи государственного и/или криминального аппарата насилия.  Это отсутствует в Китае, говоря марксистским языком, «как класс». 

          Более того, подавляющее большинство экономически активного населения в Китае (свыше 90%)  никогда не сталкивалась не только с обоснованными или необоснованными претензиями со стороны государства , но и просто с текущими налоговыми или иными проверками. 

           Если кто-то закатит глаза и начнет говорить «так ведь нельзя, все перестанут платить и государство разрушится», то пусть внимательно изучит опыт успешных стран, включая Китай. Именно так не только можно, но и нужно делать, если мы хотим обеспечить процветание своей стране.  И это не гипотетические рассуждения, а факт реального мира. Посмотрите на итоги последних 20 лет правления российских «патриотов-государственников» и их китайских партнеров. Разница налицо.  Даже на 2014 год. (см. https://worldsupplier.ru/articles/sravnitelnyy-analiz-rossii-i-kitaya-v-2014g-rossiya-i-kitay/ ) 

           Так что «товарищи-в-России-власть-предержащие» погоняли студентов – принимайтесь за кардинальные реформы. Выступления лишь тревожный сигнал о проблемах недореформированной российской экономики и пагубности сегодняшнего курса на всемерное «огосударствление» и «обюрокрачивание» социально-экономических процессов. Архаика в экономике неотвратимо приведет к социальной архаике со всеми её традиционными «развлечениями» : революциями, бунтами, бегством населения, социально-экономическим застоями и закономерным распадом (даже если удастся на некоторое время «окуклиться» от остального мира по примеру Северной Кореи) 

         Куда не поворачивай – на Запад или на Восток – преодоление кризиса лежит в отказе от традиционных сословных социально-экономических отношений (какой бы риторикой они не камуфлировались и какими бы национальными особенностями не объяснялись).  Если чем-то противен Запад, то берите пример с Китая. И это не история «событий на площади Тяньаньмэнь». 

        В Китае никто, включая и высшее руководство,  не оценивает эти события как нечто положительное.  О них не говорят, их не обсуждают и лишний раз не поминают. Как нечто стыдное и неприглядное.

          Негоже и нам на это ссылаться. Даже исключительно в пропагандистских целях.  

 

Шэньчжэнь – Гонконг 2019