Все записи
18:09  /  26.08.14

5332просмотра

Российско-украинский конфликт и проблемы типологии.

+T -
Поделиться:

        Сейчас, когда уже интернет (не говоря о газетах и телевидении) не поспевает за событиями в Юго-Восточной Украине и все погрузились в ситуативный анализ развития военно-политической обстановки , самое время подняться над  бурлящей конкретикой и погрузиться (как говорил мой преподаватель) в спокойные воды типологии.

        С чего бы вдруг такой накал случился между двумя некогда чрезвычайно близкими народами. Кого это так сильно задело, что этот кто-то готов буквально на все лишь бы не допустить нового вектора в развитии бывшей братской республики.  И что это за «новый вектор» столь раздражающий российский истеблишмент, в целом, и его политическое руководство, в частности.

        Просто анализируя «политический пасьянс» (как это делает, например, Валерий Морозов), трудно внятно ответить на все эти вопросы. Конкретика противостояния групп всегда привлекает своей детективностью,  насыщенной конспирологией, но мало что говорит  о самих причинах.  Группы интригуют друг с другом всегда и во всех обществах, но вот так принципиально, с тысячными жертвами и полным пренебрежением к возможным экономическим последствиям (которые уже не просто «стучатся в дверь», а вполне себя проявили) случается редко. И если мы не попытаемся  обнаружить природу такого противостояния, где рациональные соображения перестают  играть определяющую роль, то не сможем найти и адекватное «лекарство» от таких  рецидивов  в будущем. И вообще, можно ли это как-то «лечить»?

       Вот для всего этого и необходимо взглянуть на проблему (а это действительно самая серьезная проблема, с которой столкнулось наше современное российское государство) на более системном уровне, где конкретные действия утрачивают свою специфику, а проявляются сами паттерны, в рамках которых конкретика и случается. 

       Прежде всего необходимо определить насколько уникальна наша нынешняя ситуация с точки зрения общемирового опыта, встречались ли где-то вне пространства СНГ, на каких-то исторических этапах подобные «принципиальные» противостояния внутри других народов.

       Конечно, профессиональные историки смогли бы ответить на этот вопрос более глубоко и аргументированно, но даже моих не очень совершенных знаний по страноведению вполне достаточно, чтобы ответить на этот вопрос утвердительно.  И в Европе, и в Азии такие конфликты, которые выбивались из ряда текущих внутриполитических интриг, случались неоднократно. И практически все они были связаны с переходом от одной модели управления к другой.  Здесь необходимо сделать оговорку именно о внутригражданских конфликтах, в рамках одной какой-либо страны или империи. Разные межстрановые и межцивилизационные войны оставим пока в стороне.

        Хотя Украина с Россией формально (де-юре) являются и самостоятельными государствами, но  назвать конфликт «межцивилизационным», когда какие-то «орды» появляются внезапно из-за условного «бугра», сказать, конечно, нельзя. Это очень близкие народы, которые столетиями жили в рамках одного государства, вместе воевали, вместе горевали и вместе создавали государственные элиты.  Поэтому конфликт несет все признаки внутреннего противостояния, какие были (в свое время) во Франции и в Германии, в Великобритании и в США и ,конечно, в Китае.

        Так как последняя страна в силу известных причин мне  гораздо ближе, то на ней и остановлюсь. Тем более, что у китайцев такой «гражданский конфликт» в разных стадиях развития продолжается уже более полувека. Я имею ввиду коммунистическое и гоминьдановское противостояние.  По своей природе этот конфликт изначально возник  из-за разного видения перспектив государственного устройства  у двух лидеров: Мао Цзэдуна и Чан Кайши. Первый выступал за традиционную для Китая парадигму государства «прямого насилия», с неограниченной личной властью, хотя и в рамках новой коммунистической идеологии, а второй - был поборником государства «ограниченного насилия», где бы гражданам гарантировались права в рамках установленного законодательства с равной взаимной ответственностью административной власти и частных лиц друг перед другом.  И где бы фактор несистемного криминального или системного государственного насилия не являлся бы определяющим (доминирующим) при распределении благ от общественного продукта.

         Уже на момент начала конфликта было очевидно, что традиционная китайская система власти  серьезно проигрывает   странам Запада, где на тот период времени преимущественно практиковалась  модель «ограниченного насилия».  Однако помощь СССР и притягательность лозунгов коммунистического популизма среди бедного населения (отобрать все у богатых и отдать «народу») помогли Мао установить «советскую власть» на континентальном Китае и воплотить  с собой во главе старую государственную модель, где вся власть принадлежит Правителю, а правительственные чиновники не несут никакой   сопоставимой  ответственности перед частными лицами (только перед Правителем).  

       Вот только остров Тайвань, где укрылось бывшее правительство Чан Кайши, портил всю картинку «нового благоденствия». Ведь системная ущербность государства «прямого насилия» по сравнению с обществом «ограниченного насилия» никуда не делась. И экономика острова стала развиваться невиданными для традиционной Китая темпами, а коммунистический Китай, напротив, скатывался в пучину отставания, бедности и политического насилия.  Несмотря на чудовищную идеологическую машину коммунистического Китая, скрыть успехи Тайваня, где проживали точно такие же китайцы, было сложно. Среди людей ходили шутливые лозунги вроде «Shehuizhuyi hao dajia wang Taiwan paodiao” (Социализм – хорошо, но все бегут на Тайвань). Это все вызывало  крайнее раздражение у китайского Кормчего. Ладно там в Америке как-то лучше живут. То ведь не китайцы и не было у них «японской оккупации», да и вообще «у них другой менталитет и культура,  и нам, китайцам, представителям иной цивилизации, это совсем не подходит».  Кроме этого, «все это далеко и неправда, да и негров там вешают».  А что сказать про остров, который находится «прямо рядом», населен исключительно китайцами, управляется китайцами, да еще и пережил 40-летнюю японскую оккупацию? Почему у них эта «чуждая» всему китайскому форма общественного устройства так замечательно работает. И работает без всякого единения вокруг «национального лидера» и его ближайших соратников, без всяких гениальных руководящих  идей по искоренению внутренних врагов (пятых колон).  

       Более того,  именно там, на Тайване, и окопались все эти «враги народа» и «национальные предатели», которые желали всякого зла своей стране (по версии Мао) и пресмыкались перед Западом (это почти цитата из трудов Кормчего). И на тебе, такой афронт! Вместо того, чтобы «есть шкурки от апельсин» и «ублажать западных оккупантов телами невинных китаянок» население Тайваня практически догнало по уровню жизни сами западные страны, не говоря уже о континентальном Китае. И вот уже «континентальные комсомолки» готовы чуть ли не массово «лечь» под  самого убогого гражданина Республики Китай (Тайвань). Такое положение вещей серьезно подрывало личную власть Мао Цзэдуна и всей коммунистической элиты, ставило перед ними вопросы, на которые у них не было адекватных ответов, кроме оголтелой лжи и пропаганды (благо ни интернета, ни спутникового телевидения тогда еще не было). Но даже это не спасло режим, он пал вместе со своим Кормчим. И наличие «альтернативной страны» из того же народа сыграло в этом не последнюю роль, а в проведении реформ постмаоисткого периода и демонтажа маоисткой «вертикали власти»  – самую основную и непосредственную.

     Мао на протяжении всего своего правления особенно ненавидел Тайвань, предпринимал неоднократные попытки его захвата и ежедневно проводил бессмысленную артиллерийскую стрельбу по небольшому необитаемому острову недалеко от Сяменя. В общем, совсем неглупый и чрезвычайно расчетливый политик, просто «терял голову» и захлебывался яростью, когда речь шла о Тайване.  И совсем не напрасно. Если убрать идеологическую составляющую (будь она коммунистической или великодержавно-имперской, или какой-либо еще), то общество «ограниченного насилия», которое успешно реализуется параллельно в том же социуме, несет любой традиционной парадигме власти, основанной не «бессменном правлении»  самого умного и гениального вождя (императора),  прямую угрозу, выраженную в  дискредитации самой идеи  «культа вождя» и правильности выбранного вождем пути именно для своего народа. Поэтому и такая ненависть, которая совсем не распространяется на похожие страны с  подобными «вождями», пусть там хоть трижды угнетают соотечественников.

        Конечно, противоречия случаются и между традиционными странами (как между КНР и СССР), но там речь шла за лидерство в коммунистическом мире и (несмотря на крики и угрозы) никакого «большого конфликта» не случилось.

       Если отбросить в сторону национально-географическую специфику, то можно обнаружить много схожих черт между нынешним российско-украинским конфликтом и противостоянием  КНР с РК (Республикой Китай). Существенная часть созданного на базе СССР  «содружества независимых государств» под названием «Украина» решила сменить общую для этих стран традиционную парадигму развития  на общемировой тренд (пока только на словах), отказалась   окуклиться со всеми другими в особое «образование» под названием «ЕврАзЭс», где монополия власти национального руководителя никем не оспаривается.

       Вдруг у Украины получится как у Тайваня (а к этому, несмотря на сегодняшнее бедственное положение страны, есть серьезные основания). Что тогда делать с концепцией «русского мира», как единственно возможного пути развития для русского народа, с концепцией «еврозийства», как безальтернативного пути других народов в рамках СНГ. Ведь тогда разрушится ее главный миф – благоденствие народа через культ государства и его главы. Останется только культ государства вместе с бессменным вождем минус «благоденствие народа». А это уже не так привлекательно, особенно на фоне своего «тайваня» размером в половину Китая (это вам не Грузия!).

       Вот отсюда, скорее всего, и идет такое  неприятие «украинского выбора», желание любыми способами задавить его прямо в зародыше, пока пример не стал заразительным.

      По большому счету Россия никогда не реализовывала у себя парадигму управления, основанную на принципе «ограниченного насилия», которая привела к зримому успеху практически все страны Запада и многие современные страны Азии (включая теперь и Большой Китай).  У нас затяжные периоды системной государственной деспотии сменялись короткими временами «несистемного криминального насилия». Как это было во времена «Смуты» или «бандитских 90-х». По сравнению с криминальным насилием, государственное, конечно, предпочтительнее. Но это, по существу, одна и та же история, связанная с принципами «прямого насилия», где криминальный или административный произвол являются самыми эффективными средствами личного успеха, начиная от мелкого жулика, и заканчивая  крупными руководителями.  Поэтому все заявления «вот мы попробовали вашей западной системы и получили разгул бандитизма и воровства» не имеют ничего общего с самой «западной системой», успешно реализуемой практически во всех странах мира как условно авторитарных, так и условно демократических. Вопрос не в демократии или выборном популизме, вопрос в эффективном ограничении насилия, существенного снижения его определяющей роли (как и самих «носителей» насилия) в жизни того или иного общества.

         Казалось бы, зачем бороться с очевидным. Зачем с огромными усилиями (зачастую весьма разрушительными для всех) отстаивать традиционную систему «прямого насилия», придумывать разные «хитрые» национально-идеологические особенности якобы обосновывающие безальтернативность такого управления именно для нашего народа. 

         Вот даже китайцы, после долгого «бодания» с Тайванем, бесконечного падения в экономическую пропасть с массовыми голодовками и «беспримерными подвигами выживания», взяли да и переняли эти  принципы у  своего врага Тайваня. Результат, как говорится, налицо.  Почти 35 лет двузначного экономического роста и практически СТОКРАТНОЕ увеличение ВВП на душу населения (а оно у них ОГО-ГО какое) Так что же держит нас?

         А держит одна особенность самой модели общества «ограниченного насилия» - ее органическая несовместимость с «вечным» правлением самого «умного и гениального» руководителя.  Во всех странах, включая авторитарные, в которых стал практиковаться этот способ управления, при всех их достижениях,  правители (и правительства) стали реально сменяемыми, а их полномочия серьезно ограничились.

        В некоторых странах они (правители) отходили от власти добровольно, в некоторых  отправились под суд за предыдущие деяния. В том числе и в Китае был  введен жесткий принцип «смены лиц» каждые 10 лет независимо от заслуг и личной (присущей каждому Правителю) гениальности и незаменимости.  И никакой ссылкой на «сложную внутреннюю или внешнюю обстановку» отменить уход нельзя. Даже если инопланетяне начнут захват планеты именно с КНР, то и это не будет являться причиной продления срока полномочий текущего состава ПК Политбюро.

        Вот этот «принцип» десакрализации и сменяемости первых лиц, который может реализоваться на Украине вместе с государством «ограниченного насилия»  и является, скорее всего, основной причиной необъяснимо ожесточенного  и саморазрушительного противостояния с Украиной,  некогда братской во всех отношениях страной.

       За возможным успехом постмайдановской Украины последует неминуемое банкротство новой российской идеологии, основанной на  подзабытых уже идеях особого «русского пути» более чем вековой давности, которые уже привели однажды нашу страну к величайшей национальной катастрофе 1917 года.  А за банкротством этих идей развалится и крайне неэффективная машина прямого государственного управления,  опирающаяся на прямой произвол и насилие.  Так и до отставки недалеко, и совсем непочетной.

     И кому это нужно в нашем руководстве?

     Вот такая невеселая у нас типология.

 

       P.S. Статья совсем не претендует на какой-то системный анализ. Примите ее как попытку осмысления, основанную на примере соседних стран и опыте  их (не менее уникальных) народов.

Комментировать Всего 10 комментариев

Совершенно с вами согласна, Владимир! Вся эта вакханалия пропаганды ненависти к Украине началась, когда мистер Пу увидел полмиллиона человек на площади Независимости. Думаю, он сложил два и два и понял, что такого допустить в России нельзя. Единственное, что я совершенно не в состоянии осмыслить, почему 85% россиян впали в это безумие...Мне казалось, что пример украинцев должен был вдохнуть надежду, ан нет, вышло наоборот..

Объясню почему. Сегодня  в компании из 5 женщин завязался разговор "за Украину". Из 5-ти: у меня понятно какое мнение, две женщины отмалчивались. А двое яростно спорили. Доводы и аргументы: да они там все зомбированные, в Украину едут из России воевать только добровольцы-контрактники (видимо просто не различая разницы между этими двумя понятиями) и они сами ищут себе приключения на свою ж... Украину всю купил Обама, а простые люди не хотят, чтобы ими правили из-за океана, они борются за свободу, оружие и танки они взяли, потому что на Донбасе базировались 44 военные части, которые или перешли в ДНР или просто все свое вооружение оставили как лежало, а разгромить украинской армии сепаратистов никак не удается, потому что они там все опытные и воевали во всех горячих точках, а на Украине армия вообще давно развалилась, все солдаты там-- мобилизованные пацаны, которые только и мечтают как бы сбежать к мамке и их собирают силой, и вообще, раз сепаратисты побеждают, то их дело правое, потому что они готовы на смерть пойти за правду, а неправые только и думают как бы спрятаться в кусты. Как-то так. 

После разговора одна из молчавших потихоньку полезла в интернет и потом позвала меня с вопросом-- откуда ты все свои факты берешь, если она никак ничего такого вообще найти не может. Про вторую молчавшую не знаю, но мне думается, что ей вообще было все просто пофиг.

Эту реплику поддерживают: Ирина Громова

Инна, ниже ответила Владимиру, но этот ответ-и вам-) И я больше не спорю. Ни с кем из крымнашеватого окружения, потому что полагаю, что в это они вкладывают многие ускользающие от меня смыслы.

Насчет "безмерной поддержки вождя" очень даже объяснимо. Сконценирировав в своих руках все источники национальных богатств и став единственным центром поощрений и наказаний, несложно добиться  "любви народа". Это как раз типично.  Люди чувствуют (сознательно или инстиктивно) кто в доме хозяин и совершенно естественно хотят стать "поближе", чтобы и им обломилось (или не обломилось). Просто "стокгольмский синдром". В таких странах нет "общественного мнения" в общеупотребительном смысле. Как нет его в КНДР, не было при СССР, в маоистком Китае, а сейчас и в нашей стране. Помните у Галича "Кум докушал огурец и промолвил с мукою: "Оказался наш Отец не Отцом, а сукою" И пары лет не прошло после ухода Правителя со 120% "народной любви". и недостижимым рейтингом, говоря современным языком.

Эту реплику поддерживают: Ирина Громова, Инна Пополитова

"стокгольмский синдром"

А я думаю (я давно про это думаю и молчу-)), что в людях много протеста внутреннего против общества потребления и своего в нем малого (всегда неприемлимо малого) места. И ненависть живет внутри современного нам россиянина, но ненависть к богатым и власть придержащим вербализировать, тем более-проявить делом-это опасно.. И вот власть канализируют эту ненависть в "безопасное русло", конкретно сейчас можно ненавидеть "словом и делом" украинцев. Я вспоминаю довлатовский вопрос:"А кто же написал 4млн доносов?", потому что сейчас я вижу на него ответ, сейчас в комментах захлебываются злобой, а как укажут дорогу от тупого гашения эмоций к прямой матвыгоде-вот и начнутся новые миллионы доносов..

Эту реплику поддерживают: Инна Пополитова, Наталия Щербина

Людей как раз я бы не винил. Они стремяться к лучшей жизни в предложенных обстоятельствах. Миллион доносов (если не миллиард) бойко писали и китайцы, не отставали от них немцы, итальянцы и испанцы. Думаю, что и французы активно " стучали" на своих же граждан  времен правительства Виши.

И с "обществом потребления" не все так одназначно. Что в этом плохого? Тут посмотрел "социальный опыт" симуляции внезапного приступа болезни на улицах Петербурга и Майами. Очень красноречиво про "помощь ближнему" в обществе "потребления" и обществе господства "духовных скреп".  Посмотрите  Человеку плохо\ Russia vs USA ( в любом поисковике). Нет, не потребление доволит людей до скотства, а условия скотской жизни заставляют выть по-волчьи. А уж на кого или на что выть, правительство "прямого насилия" всегда подскажет :) 

Я, Владимир, славлюсь косноязычием-) Именно это я и имела ввиду. "Недопотребление", благополучные (по российским меркам) Москва и Питер в ненависти сильно отстают, рекомендованное вами видео посмотрю, но оно как раз в мой "кончепт  допотопного(?) марксиста" (не помню точно презрительного определения Алексея Цвелика, но как-то очень смешно он выразился-))-вписывается, кажется,  вполне!  Мне кажется, благополучные люди не склонны проливать свою и даже чужую кровь-) А несчастные бедные-вполне, причем тут сначала чужую, потом-свою.

Я знала дикие примеры как большие, даже бешенные деньги за небольшой срок (например, за пару лет) превращают милого и благодушного изначально человека в чудовище. Но еще более жуткие вещи делает с человеком нищета. Деградация доброго и, как будто бы, нормального человека в скотство происходит и втом и в другом случае с одинаковым успехом. Механизмы разные, но результат одинаково жуткий. И если в человеческой личности не сформированы механизмы внутренней совести, то внешние барьеры-ограничения нормами приличия сносятся. Благополучный человек, довольный своим жизненным укладом будет легко подчиняться моральным правилам. А если возникли ситуации, которые заставили и вынудили эти правила однажды преступить...

Эту реплику поддерживают: Игорь Вечеребин, Ирина Громова

Я, тем не менее, сомневаюсь, что объекивные факторы сыграли существенную роль в формировании наблюдаемого рисунка протекания текущего российско-украинского конфликта. Естественно, что и  противоречия в ценностных ориентирах и несовпадение государственных интересов имело, имеет и будет иметь место в отношениях двух стран. Однако та бескомпромиссно-ожесточенная эскалация, которая происходит с начала 2014 года,  отражает, на мой взгляд, не институциональные противоречия, а личностные особенности одного совершенно определенного человека- российского диктатора. До того, как "око Саурона" в сентябре 2013 года обратило внимание на готовящееся к подписанию соглашение ЕС и Украины, прошло целых полтора года с момента парафирования сторонами проекта соглашения. За это время НИКАКИХ драматических конфликтов в Украине и между Украиной и Россией не происходило. Шли совершенно нормальные политические процессы. И только неожиданная путинская истерическая реакция, после того, как Сергей Глазьев "открыл"  ему глаза на последствия готовящегося к подписанию документа, "взорвала" ситуацию. всё остальное было простым следствием путинского неумения смиряться с какими бы то ни было поражениями.

Сергей, одно совсем не противоречит другому. Украина своим выбором (пока еще крайне декларативным) и создает угрозу одному конкрентному человеку и его ближайшему окружению. Как Тайвань своим существованием создавал угрозу именно коммунистическому режиму во главе с Мао. При Дэне, когда начался демонтаж всей системы маоисткого правления государством, Тайвань, наоборот, стал практически главным инвестором и спонсором развития континентальной экономики.  И у Мао была крайняя личная неприязнь к Чан Кайши и ко всем тайваньцем. Это такая форма персонификации более глубоких общественных процессов, которые происходят и происходили во многих странах с подобными обстоятельствми. Все-таки конкретная политика реализуется людьми со всеми их эмоциями и убеждениями.  Эмоции и раздражение одного человека всегда уникальны, но когда мы наблюдаем схожие эмоции в схожих ситуациях, то тогда можно говорить о неких других, более общих причинах, чем просто о простых  хаотических переживаниях отдельных  личностей. У нашего руководителя  "личную неприязнь" вызывают практически все лидеры СНГ (как и у Мао по отношению к другим коммунистическим странам, так сказать чужую власть воспринимал как личное оскорбление). Но активные, практически безумные действия направлены против одной конкретной республики. Такую же ярость вызывала только Грузия, так же вставшая на "другой путь". Но Грузия  совсем не братский славянский народ, ни по размерам, ни по схожести на грани неотличимости.