Все записи
МОЙ ВЫБОР 10:16  /  16.05.18

1185просмотров

Cказки старой Англии

+T -
Поделиться:

 Сегодня бы исполнилось 45 лет моему сыну Александру. В память о нём я публикую выполненный нами совместно  перевод первой главы книги Дэвида Райта "Сказки старой Англии". Эта глава публиковалась в  журнале Самара. Перевод всей книги, выполненный силами студентов и преподавателей Самарской академии Наяновой, готовится к печати.

 

ГЛАВА 1. СПАСЕНИЕ (перевод Александра и Надежды Рогожиных)

Жили-были две собаки, которых звали Брюс и Пип. Брюс был большой коричневый и чуткий пес, Пип — маленький, белый с большим пятном на одном глазу. Они жили вместе с мистером и миссис Блезерингтон-Смайт. Их дом находился на краю деревни, рядом с лесом, где Брюс и Пип любили погулять со своим хозяином. Строго говоря, гулять любили мистер Блезерингтон-Смайт и Брюс, а Пип предпочитал бегать вокруг, пытаясь охотиться на белок. Конечно, он ни разу ни одной белки не поймал, они были слишком юркие для него, но он убеждал себя, что смог бы, если бы действительно захотел.Вообще-то ему просто нравилось гоняться за белками, и он, в сущности, не знал бы, что с ними делать, доведись ему поймать хоть одну!Брюс тем временем спокойно прогуливался с мистером Блезерингтон-Смайтом, но держал глаз и ухо востро, приглядывая за своими спутниками. Ему казалось, что он отвечал за обоих, и с гордостью нес этот груз ответственности.Возвращаясь домой, собаки всегда испытывали сильную жажду и бросались на кухню к своим мискам, выхлебывая всю воду до капельки.И у Пипа, и у Брюса была своя корзинка для сна. Корзинка Брюса была большая и квадратная, с мягкими красными подушками. Корзинка Пипа была маленькая и круглая, с мягкими зелеными подушками. Каждый вечер, когда мистер и миссис Блезерингтон-Смайт пили свой какао перед тем, как лечь спать, Брюс и Пип ныряли в свои корзинки и устраивались на ночь. Для Пипа это означало ворочаться с боку на бок, до тех пор, пока он не устраивал подушки так, как ему нравилось, а затем он засыпал и видел во сне белок. Ему снилось, что бы он сделал, если бы всё-таки однажды поймал хоть одну белку...Что касается Брюса, то он просто ложился и засыпал, но и во сне держал ухо востро потому, что был на посту и отвечал за все, что происходит в доме ночью.Время от времени Брюс вставал и обходил дом. Он делал это тихо, так, чтобы никого не разбудить. Он проверял, заперты ли двери как следует, и не забыла ли миссис Блезерингтон-Смайт выключить что-нибудь на кухне. Конечно, она не забывала, но Брюс должен был удостовериться, потому что он чувствовал себя за все в ответе. Он всегда серьезно относился к своим обязанностям, как и подобает старшей собаке и, кроме того, в его возрасте он не нуждался в долгом сне.Иногда во время сна Пип поскуливал, когда был близок к тому, чтобы поймать белку, и Брюс наклонялся над младшим посмотреть, всё ли в порядке. У старшего всегда так много обязанностей!По утрам мистер Блезерингтон-Смайт приходил в кухню, чтобы приготовить чай для себя и миссис Блезерингтон-Смайт. Пока чайник закипал, он наливал свежей воды в миски для обеих собак и открывал банки с их любимой едой. Он выкладывал четверть банки в миску Пипа и три четверти — в миску Брюса. Собаки проглатывали свой завтрак, пока мистер Блезерингтон-Смайт заканчивал приготовление чая. Он ставил две чашки, молоко и чайничек на поднос, чтобы отнести его наверх. Прежде, чем подняться, мистер Блезерингтон-Смайт открывал заднюю дверь для того, чтобы обе собаки могли выбежать наружу.Пип сразу же начинал носиться по саду, как сумасшедший. Он хотел убедиться, что там нет белок. Брюс посматривал на все это свысока, как и подобает старшему. Он отвечал и за порядок в саду.Тем временем мистер Блезерингтон-Смайт относил поднос наверх, в спальню, и пока миссис Блезерингтон-Смайт разливала чай, забирался вновь в постель, прилагая усилия, чтобы не касаться своими холодными пятками ног супруги. Устроившись поудобнее с чаем, они начинали обсуждать планы на день.Однажды миссис Блезерингтон-Смайт объявила, что она хотела бы пройтись по магазинам и купить кое-что из еды (с чем супруг был согласен), а также кое-что из одежды (с чем мистер Блезерингтон-Смайт был не совсем согласен, но знал, что спорить бесполезно, ибо дамы всегда так поступают). Мистер Блезерингтон-Смайт попросил ее не забыть купить и еды для собак. Миссис Блезерингтон-Смайт улыбнулась потому, что он всегда напоминал ей об этом, а она и без того никогда не забывала это сделать. Но он продолжал напоминать ей на всякий случай потому, что так поступают все мужчины.Мистер Блезерингтон-Смайт сказал, что возьмет собак на прогулку в лес. Миссис Блезерингтон-Смайт снова улыбнулась, ведь он всегда говорил это, когда она отправлялась за покупками. Сказано — сделано. Они выпили свой чай, и день начался.После завтрака миссис Блезерингтон-Смайт стала собираться. На это обычно уходило много времени. Она знала, что может встретить других дам, и хотела выглядеть на все сто.Мистер Блезерингтон-Смайт вымыл посуду после завтрака и тоже начал собираться. Он надел водоотталкивающую куртку и резиновые сапоги, потому что в лесу бывает влажно, и никогда не знаешь, когда пойдет дождь. Лучше быть предусмотрительным, чем потом жалеть. Пип, увидев эти приготовления, пришел в полный восторг и от возбуждения начал гоняться за собственным хвостом. Брюс тоже обрадовался, но счел ниже своего достоинства демонстрировать это, так что он просто принес поводки, ведь первая часть прогулки должна была проходить вдоль дороги. Ему-то поводок был не нужен, он всегда шел спокойно рядом с хозяином. Чего не скажешь о Пипе. Но Брюс принес два поводка, чтобы Пипу не было так обидно.Миссис Блезерингтон-Смайт отправилась на автомобиле, потому что город был довольно далеко. Все вышли попрощаться: Пип лаем, Брюс повилял хвостом, а мистер Блезерингтон-Смайт махал рукой до тех пор, пока машина не исчезла из виду.Наступило время прогулки. Как только они достигли леса, мистер Блезерингтон-Смайт снял собачьи поводки и положил их в карман для сохранности. Он опять вспомнил свою любимую пословицу. Мистер Блезерингтон-Смайт и Брюс быстро шли по лесу, шурша ветками и опавшими листьями, в то время как Пип носился по лесу за белками. Они не возражали, так как знали, что Пип никогда их не поймает. Когда он подбирался слишком близко, они взбегали на дерево. На самом деле они даже наслаждались игрой, хотя и переговаривались друг с другом в ветвях, притворяясь, что ругают его.Иногда они даже кидали в него скорлупой от орехов, что приводило его в еще больший восторг. Неудивительно, что он так крепко спал ночью!В этот день, однако, Брюс заметил, что Пип забежал слишком далеко вперед, вглубь оврага и лаял громче обычного. Для человека в его лае не было ничего странного, но не для чуткого уха Брюса. Он понял — что-то случилось. Так как он был в ответе за все, он считал своим долгом все сразу разузнать. Брюс кубарем скатился в овраг в ту сторону, откуда слышался лай. Овраг был до-вольно крутой, а Брюс давненько не увлекался такими щенячьими играми, но, в конце концов, достиг дна и увидел Пипа рядом с кучей старой одежды. Приблизившись, Брюс увидел, что это не просто куча старой одежды, а пожилой джентльмен, лежащий на мокрой земле. Пес тут же смекнул, что это неправильно и тоже начал лаять.Как только мистер Блезерингтон-Смайт услышал лай Брюса, он понял, что что-то не так, потому что Брюс лаял очень редко. Скатившись на дно оврага, мистер Блезерингтон-Смайт заметил, что пожилой джентльмен сильно ранен и не в силах встать. Похоже, что он сломал ногу, а из глубокой раны на голове стекала по лицу кровь. Поднимать старика самому было опасно, это могло усугубить положение.Мистер Блезерингтон-Смайт сказал собакам: «Брюс, оставайся здесь и приглядывай за беднягой. Пип, ты тоже оставайся с Брюсом. Я пошел за помощью, постараюсь побыстрее, а вы оставайтесь здесь». Конечно, собакам не нужно было повторять дважды, но мистер Блезе рингтон-Смайт всегда так делал, когда сильно волновался. Затем он поспешил удалиться, но вспомнил любимую поговорку. «Поспешай медленно», — сказал он сам себе.Пип не знал, что ему делать, у него не было опыта подобных ситуаций. Но Брюс, привыкший брать на себя ответственность, приказал Пипу успокоиться, а сам продолжал бегать вверх-вниз по склону так, чтобы спасатели могли их легче найти.Конечно, Брюс ничего не мог сделать со сломанной ногой пожилого джентльмена, но увидев, что тому холодно, лег рядом, стараясь согреть его.Брюс слизал кровь с лица старика и облизал рану, так как он знал, что это должно помочь. Затем он сел дожидаться возвращения мистера Блезерингтон-Смайта, понимая, что ожидание может быть долгим. Даже Пип понял, что сейчас не время для игр и тоже начал бегать по откосу, позабыв про белок.Тем временем мистер Блезерингтон-Смайт поспешил домой и вызвал скорую помощь, объяснив, что произошло. Он сказал, что будет ждать ее у своего дома, а оттуда проводит до нужного места, так как скорая помощь не сможет добраться туда самостоятельно. Придется брать носилки и нести раненого через лес. Ожидание затянулось, во всяком случае, так показалось мистеру Блезерингтон-Смайту. Когда ждешь, время тянется долго, не так ли?Помощь шла из города, и мистер Блезерингтон-Смайт смог услышать сирену задолго до того, как машина подъехала к дому. Когда «скорая» подъехала поближе, он смог увидеть синюю мигалку и, конечно, соседей, которые собрались посмотреть, что случилось. Он не волновался за собак, так как знал, что на Брюса можно положиться.Как только скорая помощь подъехала к дому, мистер Блезерингтон-Смайт сел в машину показывать дорогу. Они проехали небольшое расстояние и вынуждены были остановиться, взяв носилки. Медики были одеты в яркие желтые куртки. Один из них шел с чемоданчиком со всем необходимым, а другой вместе с мистером Блезерингтон-Смайтом нес носилки.Скоро они добрались до тропинки, по которой спустились по откосу в овраг. Пип увидел их первым и был так счастлив, что помчался сообщить обо всем Брюсу. Наконец мистер Блезерингтон-Смайт и врачи прибыли на место происшествия. Медики были довольны тем, как хорошо Брюс справился, согрев раненого и обработав его рану. Мистер Блезерингтон-Смайт похвалил обеих собак за сметливость. Пип не скрывал восторга, да и Брюс тоже, хотя и старался держаться немного пренебрежительно, ибо считал, что это обычная повседневная работа для ответственной собаки. Медики вскоре погрузили джентльмена в карету скорой помощи и укатили под завывание сирены, включив мигалку.Вернувшись домой, мистер Блезерингтон-Смайт быстро переоделся и начал готовить обед к приходу миссис Блезерингтон-Смайт. Собаки кинулись к своим мискам утолять жажду. Обед был почти готов, когда они услышали звук подъезжающего автомобиля. Конечно, Брюс услышал это первым, ведь это была его обязанность.Все выбежали, чтобы помочь миссис Блезерингтон-Смайт вынуть покупки. Мистер Блезерингтон-Смайт сказал: «Я вижу, ты не забыла купить еды для собак!», что заставило его супругу улыбнуться, потому что он всегда говорил так. В то время как хозяева сели за стол, обе собаки устроились в своих корзинках. Они ели только по утрам и вечерам. По правде говоря, они очень устали и тут же уснули. Брюс, однако, и во сне продолжал прислушиваться, он всегда чувствовал ответственность.Мистер Блезерингтон-Смайт тоже устал. Даже больше, чем думал, и он обещал себе подремать после обеда. Но сначала он должен услышать все о походе по магазинам мисисс Блезерингтон-Смайт, и о других дамах, которых она там встретила, и все последние сплетни, которые она услышала. Вдобавок она купила себе такое красивое платье! Она обычно жаловалась мужу — «ей ну, совсем нечего надеть». Он улыбнулся, так как подумал, а что же тогда висит в гардеробах наверху? «Ну, ладно,— сказал мистер Блезерингтон-Смайт,— коль скоро ты не забыла про собачью еду». И это рассмешило их обоих.«Ну, а что же вы делали?»— спросила миссис Блезерингтон-Смайт, закончив свою историю.«О, мы просто гуляли в лесу»,— обыденным голосом сказал мистер Блезерингтон-Смайт.Он хотел было на этом и остановиться, но решил, что лучше ему рассказать обо всем в деталях — ведь если супруга услышит все от соседей, ему мало не покажется.Зато после рассказа она усадила мистера Блезерингтон-Смайта в кресло отдохнуть. Он заслужил отдых после всех утренних волнений. «Как и Брюс, я не становлюсь моложе»,— сказал он сам себе. И вскоре заснул, а в соседнем кресле задремала и миссис Блезерингтон-Смайт. Наполненный событиями день подходил к концу.

Комментировать Всего 2 комментария

Какой хорошей памятью о Вашем сыне, дорогая Надежда, будет издание всей книги. Язык перевода  замечательный.

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff