Я уже как-то признавалась в своей любви к журналу "The Spectator"  и поэтому каждый раз, когда приезжаю в Англию, читаю его в режиме реального времени, все самые свежие номера.  И вот, в последнем (по списку, но не по значению!(20 July, 2013) моё внимание привлекла статья "Last Orders at the Death Cafe'" Марка Мейсона (Mark Mason).

Марк Мейсон затрагивает тему, на которую  в британском  обществе наложено негласное табу, это тема смерти ,  и о том, что в противовес этому образовалось новое движение, которое называется Death Cafe'. Зародившись в Швейцарии, идея распространилась во Францию, Британию, США, Канаду и др. Любой может созвать собрание. Всё, что вам нужно: это место, что-то к чаю/кофе и немного откровенности. Он рассказал о встрече, на которой побывал, и о людях, присутствовавших там. Всем хотелось поговорить. Одна немолодая дама рассказала о том, что ей был поставлен смертельный диагноз, и все присутствующие, конечно, выразили ей сочувствие. Она поведала о таких практических вещах, как решение о том, кому что достанется из драгоценностей, а также о том, как она успокоила своего мужа, что он не должен чувствовать себя виноватым, когда встретит кого-нибудь ещё после её смерти.

Разных людей привели на собрание разные поводы: как, например, работа, которая связана со смертью,  юрист отметил, что даже в вопросах права трудно подойти к этому вопросу, например, нет законного основания для владения, например, мёртвым телом. Это может породить реальные проблемы в случае второго брака.

В качестве примера был приведён курьёзный случай, когда пепел от кремированного тела не могли поделить между собой вдова, разведённая супруга и дочь.

Медсестра пожаловалась, что ей запрещено  произносит слово "смерть".

Некоторые друзья спросили смертельно больную женщину, что бы она предпочла: внезапную смерть или ту, что предстоит ей в результате длительной болезни. И она ответила, что, конечно то, что ей предстоит.  Она сказала, что она приняла свой диагноз, чтобы перестать принимать жизнь как  что-то само собой разумеющееся. "Если бы меня сбил автобус, у  меня не было бы этого времени. Ты начинаешь ценить всё. Даже дождь. Это значит, что ты жива".

Другой смертельно больной человек  незадолго до своей смерти  сообщил, что сейчас, когда он узнал о своей болезни, он получает столько любви от своих близких,  которую он никогда не получал.

Ещё один вопрос был затронут, это - когда родители теряют своих взрослых детей.

Вопросы, связанные с похоронами, тоже поднимались.

Но, что привлекло внимание автора больше всего, так это философский подход: взгляд на жизнь, когда ты  говоришь о смерти.  Потому что за нежеланием общества говорить о смерти, он услышал звон колокола, того, который звонит по тебе.