Все записи
08:34  /  25.10.16

2441просмотр

"Как избавиться от интеллектуального насилия над реальностью?"

+T -
Поделиться:

  Сразу скажу, если бы не вдруг   вынырнувший   из прошлого  мой сокурсник И.Клямкин тут на Снобе, я бы наверное,  не выступил  с  отдельным  постом под  таким  вопросом. Его всё-таки  на Снобе поставил Игорь. Более того, сел ночью писать коммент к его посту. Но по размеру  он вылез за рамки комментария. Так что, извините.                                                                 

Признаки  интеллектуального насилия над реальностью подмечаю   в себе в разных проявлениях, начиная с лелеемой мною моей  подсознательной  " неотмирностью" - мол, хорошо не  уметь вбить гвоздя. Эти   признаки насилия я вижу  и  в  мышлении моих  бывших соотечественников, остающихся в России, перебравшихся в Израиль, в Америку. Вот, недавно столкнулся с  мнением одного израильтянина - мол, Шимон Перес был сукин сын. Почему? Патаму что... На чём основано такое  убеждение?  На  насилии над реальностью. Нет нужды развивать  тот короткий диалог. Кто захочет - найдёт. А вот  это искать не надо  - заранее определяющий тему и систему размышлений  под  набившим оскомину заголовком  "Кто виноват и  что  делать? - про осознанный выбор в пользу заведомо ложных версий действительности. Блестяще написанный уважаемым мною бесконечно Сергеем Мурашовым. Поддержанный уже 15 тысячью  визитёров. Более 300 комметариев. Разговор в  хорошо известных параметрах имеет для меня один дефект -  иделогизированность и политизация, которые  мешают  помыслить  именно  и только в направлении интеллектуального  насилия над реальностью и как избавиться от последнего, о котором затеял разговор  Игорь Клямкин. 

Кстати, по большому счёту, дело не в заголовке. В Англии  в диспуте  "Дважды два четыре?"  никому в голову не придёт  клеймить  позором, идеологизировать или политизировать этот  вопрос. И отвечать  будут  не утвердительно, а как-то иначе. Ну, например,  есть подозрение, что это так "2х2=4", но я не уверен, надо подумать, похоже, есть другие мнения и с ними надо считаться, даже если в конце концов мы согласимся, что это так...                                             

Вот ещё один пост  американца  Александра Гольдфарба под  очень "свежим" заголовком "Если  завтра война" . Материал мгновенно собрал  более 10 тысяч визитёров, сотню комментариев и вот-вот  вытеснит из магического квадрата  прежний вопрос " Кто виноват и что делать".  Автор, как  юрист,   известен острыми выступлениями, за которые я всегда его буду уважать. Но  ни жизнь в Америке, ни  мужество   в борьбе с преступным режимом не мешают ему  сохранять  вот это самое видение, суть которого -  интеллектальное насилие над реальностью, как только он подумал о  возможной войне. Тут  всё сработало в сознании как и прежде -  на чьей стороне быть эмигранту - на стороне Америки или России? По-моему, только Алекс Лосетт обратила внимание на  вздорность этого вопроса. А  я добавлю, и самого разговора  под таким заголовком - если  завтра война. Я к тому, что прошло три четверти века, а у нас ни в каких других рамках осмыслять прошлое не получается. Не  дай бог война, и всё тут! Не потому ли,  что это род всё того же  интеллектуального насилия над   реальностью?      

В той же Англии за три десятка лет  я не  увидел в повседневной  жизни вот этой озабоченности. Никому в голову не приходит прошлое переносить в обыденное сознание. С первых дней мира ветераны жили своей жизнью. Без ожидания помощи, почестей, признания заслуг, что воевали, без  пьяных слёз застольных воспоминаний по выходным и праздничным дням. Работали  и жили миром. Строили, путешествовали, мечтали. И рассчитывали только на себя. Конечно, конечно, есть в этой стране место и ежегодным поминовениям. Но они как-то не превращаются в  интеллектуальное насилие над  памятью, делающее её больной. Тут  просто-напросто  не  живут с памятью о   войне. Внуки  английских  ветеранов, мои слушатели, пожимали плечами, когда я просил их рассказать о боевых подвигах  дедов.                                                                   

- Об этом  дома никогда  не говорят. Зачем?, - недоумевают  они.  -Никогда?                                                                                                                                                   -Никогда.

Комментировать Всего 14 комментариев
только Алекс Лосетт обратила внимание на вздорность этого вопроса.

спасибо, Эдуард :)))))))))

По вопросу "западного мышления" и "европейскости". Для меня они в уважении к любой человеческой жизни и стремлении общества искать консенсус и держаться в рамках взаимной цивильности.  Российская "альтернатива" - неуважение личностных границ, как граждан так и собеседников, для меня самая невыносимая черта страны моего рождения.

Да, Алекс, это самое трудное для нас всех, которые живут со штампом на лбу "родился и жил  в СССР" - "искать консенсус и держаться в рамках взаимной цивильности." Вопрос же " ты за кого" - детский,  дворовый, тот самый, который звучал, когда мы играли в войну  и делились на  "наших" и " немцев"...Смешно, конечно, но я подивился, что он прозвучал  у  Александра Гольдфарба, которым восхищаюсь в его  поисках следов.... и очень надеюсь, что он не обидется.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Вопрос же " ты за кого" - детский, дворовый, тот самый, который звучал, когда мы играли в войну и делились на "наших" и " немцев".

я тоже удивилась. И совершенно не ожидала драмы. которая развернулась вокруг моего простого наблюдения, что вопрос "высосан из пальца".

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Этот вопрос показывает тотальную незащищённость человека. Попадая в ситуативную ловушку такого вопроса, я сразу говорю: я за тебя! Пусть человеку будет немного комфортнее спокойно, может быть меньше ошибок сделает. 

Попадая в ситуативную ловушку такого вопроса, я сразу говорю: я за тебя! Пусть человеку будет немного комфортнее спокойно,

Ирина, Вы мудрее меня :))))))))) Намного :)))))))

Эту реплику поддерживают: Светлана Пчельникова

Вам эта мудрость просто не нужна. Вы живете в других условиях.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Дорогой Эдуард,  прекрасно! Но, похоже, здесь  не задан вопрос, а что это, собственно,  за "реальность" такая , над которой осуществляется "интеллекутальное" насилие? И как отличить саму эту "реальность" от результатов всех возможных видов такого "насилия", тоже претендующих на статус реальности? И что такое "интеллектуальное насилие", и чем оно отличается от интеллектуального ненасилия? И существует  ли вообще эта разница настолько явно, чтобы мои могли на нее вот прямо так указать пальцем?    

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Сергей Мурашов

Дорогой Михаил, спасибо Вам сразу за внимание к  этому моему тексту. Он, конечно,  не претендует на  серьёзный анализ  форм и методов  интеллектуального насилия, также как и  видов реальностей (прошлое- настоящее), поддающихся осмыслению  или не поддающихся... Вопросы замечательные. Я поразмышляю над ними. И на кое-что попробую ответить так, как я себе это представляю. Чуть-чуть времени мне дайте. Ещё раз  тронут вниманием.

В самом деле,  что  это за реальность, над которой  совершается насилие? А та самая, в которой живёт российский человек. С  представлением о   героическом  прошлом, где  он привык побеждать,  где был вождь-генералиссимус, где всё сплошь покрыто воинской славой.   Интеллектуальным  насилием над реальностью является  подмена истинных жизненных ценностей  патриотическими,  героизацией лишений, где больное сознание   время от времени будоражится  вопросом «а  если завтра война»…  Поддерживать в таком состояние 75 лет  российского человека – это и есть насилие.  Интеллектуальное насилие - это  род насилия, когда удовлетворяется потребность  людей в убеждениях в нужном направлении. Для чего используют политику, задействуют  подконтрольные СМИ, социальные институты,  элиту. Впрочем, гораздо более интересный вопрос,  почему такое насилие удаётся в современной России. А потому, что советское общество  располагало мощной системой всеобщего образования. Школа снабжала  советских людей значительными интеллектуальными ресурсами, делая чуть ли не  всех потенциальными интеллектуалами. Во всяком случае, самодеятельная интеллектуальная активность, хотя и производила впечатление ублюдочной,  являлась  характерной чертой образа жизни советского человека. Ну, эта  пара слов в заключении, я думаю, лишь повод для поисков ответа на вопрос, выведенный в заголовке.

Дорогой Михаил, я только что посмотрел у И.Клямкина вот это определение  интелектуального насилия над реальностью. Игорь Клямкин → Анна Квиринг 18:16 Вчера Ссылка

Когда политическое устройство Московии 15-16 веков уподобляют тогдашнему литовскому, - это я называю интеллектуальным насилием над реальностью. Когда князя Курбского называют либералом, - это интеллектуальное насилие над реальностью. Когда русских и украинцев именуют "одним народом", - это интеллектуальное насилие над реальностью. Когда христианским называют народ, веками избегавший, церковной исповеди, - это интеллектуальное насилие над реальностью. Когда о "наших традиционных ценностях" говорят применительно к стране, где традиция - перманентное разрушение традиционного уклада, - это интеллектуальное насилие над реальностью. Все, что пишет г-н Дугин или г-н Проханов об Америке и России, - это интеллектуальное насилие над реальностью. Классовая теория, использовавшаяся большевиками для описания патриархальной российской деревни, - это интеллектуальное насилие над реальностью. Все, что писалось в советское время академиками Митиным, Константиновым, Федосеевым и прочими о сциализме, - это интеллектуальное насилие над реальностью.Это не значит, что в российской мысли было и есть только это. Но доминанта - именно это. Наверняка, это   определение куда более серьёзый повод для дискуссии, чем мои  вполне дилетантские заметки .

Тут просто-напросто не живут с памятью о войне. Внуки английских ветеранов, мои слушатели, пожимали плечами, когда я просил их рассказать о боевых подвигах дедов.

Эдуард, во-первых, не нашел в моём материале Вашего письма, но, так или иначе, а я, разумеется, на Вас не сержусь: Вы вправе писать обо мне всё, что угодно, и странно было бы мне спрашивать с Вас за это строже, чем, например, с той же Алекс. :)

Во-вторых: разумеется, в разнице между "там" и "здесь" я виню, опять же, пропаганду. Я близко знал четверых участников той войны - это мой дед, сестра моей бабушки, сын другой сестры моей бабушки (я называл его "дядей Сашей", хотя степень нашего родства была сложнее), и отец моего отчима. Из всех этих людей двое вообще никогда не говорили о войне, одна - написала воспоминания о ней (которые я начал обрабатывать для СНОБа и отчасти опубликовал пару лет назад), а "дядя Саша" - став пенсионером, практически профессионально ходил в школы и другие подобные заведения, и рассказывал о войне... "Дядя Саша" выглядел весьма импозантно, со всеми этими "Виртути Милитари" и прочими европейскими наградами, теснившимися на его кителе... Правда, от детальных рассказов и он наедне со мной уклонялся. Так что наши ветераны вряд ли принципиально отличались от "ненаших" - и если разница где-то и была, то это в том, что "у нас" это была победа, с яркостью которой ничто не могло сравниться, а "у них" - видимо, проходной эпизод, и именно так это и эксплуатировалось пропагандистами...

С другой стороны, англоязычная литература не даёт мне шанса согласиться с тем, что "та война" прошла совсем уж незаметно. У нас, наверное, об этом было написано гораздо больше, да - но к тому есть и субьективные (пропагандистские), и объективные причины - ну действительно, какая ещё страна так пострадала от той войны, так победоносно её завершила, и так бездарно прожила последующие десятилетия? 

А теперь "в-третьих".

Мне по работе и в рамках разной другой моей деятельности приходилось иметь дело с довольно значительным количеством иностранных граждан - в основном, с руководителями строительных, транспортных и коммерческих компаний, но и с другими тоже...

Так вот: я совершенно не могу согласиться с тем, что 

По вопросу "западного мышления" и "европейскости". Для меня они в уважении к любой человеческой жизни и стремлении общества искать консенсус и держаться в рамках взаимной цивильности.  Российская "альтернатива" - неуважение личностных границ, как граждан так и собеседников, для меня самая невыносимая черта страны моего рождения.

Я встречал (ну вот так уж мне повезло) самый гадкий "совок" в исполнении успешных и состоятельных IT-специалистов из западных стран - тем более мерзкий, что в той среде ни у кого не было нашей "советской прививки", и они, видимо, просто не понимали, что творят - это было их естественным поведением, не вызывавшим у них отторжения.

Я знал американского детского писателя, убеждённого, что для торжества справедливости и демократии не только можно, но и нужно применять любые меры физического воздействия, в том числе и пытки подозреваемых.

Я знал английского писателя, который люто ненавидел всех русских - так как близко к сердцу принял трагедию оккупации Прибалтики, и считал всех и кажого в СССР виновными в этой трагедии.

Я уж не говорю о турках - с которыми государственное отрицание геноцида армян сыграло злую шутку.

Так что, реальность - она такая, какая есть, и ей плевать на наше "насилие": всё, что мы можем, - это лишь покривить друг у друга её восприятие, да и то обычно ненадолго.  :)

Спасибо, Сергей, Сейчас прочитаю  всё, что Вы написали ниже. Но сразу  ставлю моё письмо в Вашем материале.  Не мудрено, что Вы не нашли  его среди   более чем чем трёхсот комментариев:): Вот оно:" Эдуард Гурвич → Сергей Мурашов 09:29 Вчера Ссылка

Сергей, дорогой, ищу способ, как Вам сообщить о моей критике Вашего заголовка в моём выступлении об интеллектуальном  насилии над реальностью. Выставил полчаса назад  и низэнько приспрашиваю - могу ли я надеяться, что  сатисфакций не будет:)) 

- Об этом дома никогда не говорят. Зачем?, - недоумевают они. -Никогда?

Хочу уточнить, вдруг было непонятно.

НИКТО и НИКОГДА из моих знакомых участников войны НЕ ГОВОРИЛ "ОБ ЭТОМ ДОМА".

Если и говорили, то со мной - в ответ на мои упрямые расспросы. Двое из четверых.

Именно, Сергей . может рассказывали в ответ на " упрямые  расспросы". . Я вот сегодня встречался с с моей слушательницей, партнёром крупной юридической фирмы. Знаю её уже 20 лет. Видимся практически   2-3 раза в месяц обязательно. И  вот спрашиваю - кто-то из ваших дедов воевал? Да, говорит, отец матери. Но его невозможно было убедить что-то рассказать про войну. Не хотел вспоминать...В этом контексте  внуки английских ветеранов  недоумевали - зачем, мол, говорить  было с дедами нашими  о войне. Это для них травма. Я так понял.  Возможно, передал в тексте эссе не очень ясно.