Все записи
22:49  /  23.03.18

3576просмотров

Э. Гурвич. Про английскую актрису Харриет Волтер, про её Чехова, ну, и про наш театр…

+T -
Поделиться:

                                                                           

 

 

Нарушу все мыслимые табу и представлюсь вначале сам. Очень люблю театр. До эмиграции прожил в Москве 50 лет. Ходил в театр часто, пару раз ездил на спектакли к Товстоногову в Ленинград. Благодаря другу студенческих лет Г. Б. Боголюбовой, завлиту сначала в театре «Современник», а затем в театре имени Ермоловой, где она работает по сегодняшний день, я в конце 60-х, в 70-е и в первой половине 80-х гг.  попадал, если не на премьеры, то уж на просмотры и генеральные репетиции всех самых скандальных спектаклей точно. Гордился, что был немножко знаком с тогдашними звёздами Татьяной Лавровой и Мариной Неёловой. Начавшийся роман с заслуженной актрисой в труппе МХАТа Еленой Королёвой, кстати из рода Набоковых, не потянул. Ночная жизнь мне оказалась не по плечу, и мы быстро расстались. Не скрою, девушки, одержимые сценой, меня тогда восхищали и слегка озадачивали. Повседневность они путали со сценой, днём спали, к вечеру оживали, легко обижались, им не хватало внимания публики, времени, тряпок, денег. Ладить с ними было трудно. Так что мои хождения за кулисы театров в Советском Союзе оцениваю неоднозначно.                                         

О своем опыте общения с людьми этой профессии я рассказал Харриет, когда пришёл к ней в первый раз. Она в ответ рассмеялась: мол, мало кто из актёров очарованы людьми моей профессии журналиста - вы часто врёте, выдаёте желаемое за действительное, не очень разборчивы в средствах. Так что, считайте, мы квиты. Именитая актриса могла, но не выставила меня вон. Ведь я тогда гнул своё, уверенный, что наши занятия русским языком продлятся недолго: вы, люди сцены, не очень серьёзная публика, чтобы усердно изучать иностранные языки. Рабочий язык для вас английский. С вашей занятостью рассчитывать на второй урок нам не стоит. Я помогу вам выучить пару десятков фраз, чтобы вы чувствовали себя комфортно во время гастролей в Москве. Память у вас профессиональная. Запоминайте… Оказалось, Харриет говорила на испанском, французском, итальянском. Наши уроки начинались с грамматики, а спустя полчаса, превращались в театрально-литературный диспут. И это интервью можно считать продолжением наших бесед и споров. Идея его возникла в начале декабря 2017-го. Харриет написала мне, что есть повод повидаться. Ну, а я воспользовался случаем.                                                              

Теперь представлю английскую актрису. Харриет Волтер за свою долгую артистическую карьеру переиграла на сцене Шекспировского театра едва ли не все женские роли в пьесах знаменитого драматурга. В последние годы на театральное сцене в Ковент Гарден она сыграла и мужские роли – Брута, Генриха Четвёртого, Просперо. Автор нескольких книг. Только что написала новую. Я купил её накануне встречи, чтобы получить автограф. В папке у меня хранятся десятки программ спектаклей с её участием, рецензии, фотографии, номера газет и журналов русского Зарубежья с нашими беседами. Харриет неоднократно признавалась лучшей актрисой года за исполнение шекспировских ролей. В 2011 году Королева вручила ей рыцарский орден «Дама-Командор Британской империи». Родословная Dame Харриет Волтер связана с театром и культурой. По матери она племянница знаменитого британского актёра Кристофера Ли, а по линии отца - прямая родственница основателя старейшей английской газеты «Таймс».                                                             

Харриет пришла ко мне в Студию перед самым отъездом в Америку. Она прихватила с собой отпечатанную копию моего письма ей, помеченного 12 декабря 2004 года о книге Соломона Волкова "Шостакович и Сталин". Её привлекли строки автора, что главным психологическим оружием Сталина было энигматическое немногословие. Я пересказывал, как во время телефонного разговора 16 марта 1949 года вождь спросил Шостаковича, почему композитор по его приказу не хочет ехать на Конгресс мира в Америку. По версии Волкова, в лице Шостаковича Сталин увидел вдруг ещё более энигматичного и немногословного собеседника. Шостакович сказал, что не может ехать, потому что его музыку не играют и она под запретом. Сталин сказал, что мы такого приказа не давали, хотя сам написал и отправил в газету «Правду» статью "Сумбур вместо музыки", после которой последовал запрет оперы Шостаковича "Леди "Макбет" Мценского уезда". Автор вышедшей тогда на русском языке книги утверждал, что Шостакович, в отличие от Пастернака, Ахматовой, Прокофьева, принял игру Тирана - он скрывал смысл своих музыкальных опусов, опер, симфоний, укутывал музыкальную фразу в сарказм, гиперболу, абсурд. Никаких романтических эмоций у Шостаковича не было, вынужденно подписывая коллективные письма, организуемые Кремлём. Харриет пришла с намерением продолжить тот разговор. Но, по моему предложению мы его отложили на весну после её возвращения из Америки.  Вместо этого я попросил её ответить на ряд вопросов, связанных с её уникальной артистической карьерой.                                                    

- Харриет, ровно 20 лет назад в первом интервью с вами для американского русскоязычного альманаха «Панорама» я обозвал себя чудовищным снобом за то, что в первый год эмиграции в Англию я не побывал на родине Шекспира.  И поехал в Стратфорд-на-Эвоне, лишь когда вы получили роль леди Макбет и на полгода перебрались туда из Лондона. Мне посчастливилось быть на премьере пьесы «Макбет» в тамошнем театре «Лебедь», поставленной Королевской шекспировской компанией. Рецензенты крупнейших английских газет назвали тогда это событие гвоздём театрального сезона, а вас – лучшей за последние четверть века на английской сцене леди Макбет.  Так что логично бы начать с Шекспира. Но я спрошу всё-таки вас сперва про Чехова. В конце 90-х и позже вы играли на английской сцене в чеховских пьесах «Вишнёвый сад», «Чайка», «Три сестры», «Иванов». У меня тогда сложилось впечатление, что в Англии Чехов «зацелован».                                                                                   

- Да, он нам, английским актёрам, близок. Я думаю, даже ближе, чем зрителям. Я уже в драматической школе играла в чеховских пьесах. Мы любим глубину Чехова. При этом понимаем, как важен хороший перевод и знающий режиссёр. Чехов даёт актёру шанс на сцене высказать личные мысли. Зрители могут по-разному принимать и интерпретировать чеховский текст.  В шекспировском тексте иначе – там я говорю то, что хочу сказать. У Чехова я говорю: «Добрый вечер! Заходите, садитесь»», а внутри себя кричу: «Я люблю Вас!». У Чехова фразы имеют двойной смысл. И это очень изысканно! Да, кто-то из зрителей слышит: «Заходите, садитесь», и больше ничего. Если фраза не срежиссирована, не обработана интонацией, паузой, если плохо переведена, публика может и не расслышать подоплёку.

- Я хорошо помню пьесу «Иванов» в лондонском театре «Альмейда», где вы играли Анну Петровну. А затем вместе с Ральфом Файнсом в роли Иванова вы дебютировали в Москве.  Хорошо бы нам сейчас вернуться к размышлениям о стыках английской и русской театральных культур. Чехова в Лондоне ставят часто и интерпретируют по-разному. Были ностальгические постановки под влиянием первой волны русских эмигрантов. Блины, самовар, рубахи навыпуск с сапогами – обязательная атрибутика таких спектаклей. Как и в Советском Союзе, на Западе прочитывали Чехова и как предвестника революции, как обличителя старого мира. Помню, однажды мой продвинутый английский слушатель жаловался, как его «зашикали» в зрительном зале, когда он смеялся там, где остальные переживали. Потому что чувствовал в тексте чеховской пьесы фарс, буффонаду, насмешку, иронию. Русский Чехов, по-вашему, сильно отличается от английского?                                                                          

- Я видела Чехова на русской сцене дважды: в Ленинграде «Вишнёвый сад» и в Москве «Дядю Ваню». Это был другой Чехов, русский. Совсем не тот Чехов, которого представляем мы, англичане. Но это кажется мне нормальным. Поэтому я защищаю нас, актёров Великобритании от обвинений, что мы недостаточно русские, когда играем Чехова. А что, русские, достаточно английские, чтобы играть Шекспира? Переводить драматургические произведения сложно. Ещё сложнее играть. Ведь с языком связаны жесты, мимика. Я знаю людей, которые говорят на двух-трёх языках и когда переходят с одного на другой, автоматические меняют и жестикуляцию. Так что с переходом на иностранный язык меняется всё – ментальность, пластика тела, движение, интонация. Я уже не говорю о юморе. Когда мы только начинали заниматься с вами, Эдвард, мне труднее всего было понимать, когда вы шутили. Я даже об этом упомянула в своей книге «В чужом облике». Да, нам известно, в пьесах Чехова много юмора. Но если мы, англичане, попробуем впрямую воспроизводить чеховские шутки, у нас ничего не получится. Потому что природа чеховского юмора в русском отчаянии, о котором мы почти ничего не знаем. Тут   недостаточно даже воображения иностранного актёра. Чтобы чеховский юмор сработал, нужна живая связь актёра со зрителем, что для иностранного актёра почти невозможно. Потому, думаю, мы не должны даже пробовать играть, скажем «Вишнёвый сад» в Шеффилде, как русские играют эту пьесу в Москве, Петербурге. Мы должны играть своего, английского Чехова.                                                                                          

- А как вы относитесь к мнению критиков, которые всё чаще теперь говорят, что Чехов был антисемит? В пьесе «Иванов» вы в роли Анны Петровны слышите от мужа: «Жидовка!»                                                       

- Я не думаю, что за использование этого грязного слова Чехова можно назвать антисемитом. Характер Анны Петровны самый добрый и самый симпатичный в пьесе. И те, кто критиковал пьесу Чехова за это слово, выглядели глупыми и узколобыми. Анна Петровна, талантливая, интеллигентная, отказывается от своей семьи, от своего круга, от своей веры, чтобы жить с этим мужчиной. Иванов, который раньше любил и уважал эту женщину, в эмоциональном запале выкрикивает оскорбительное «Жидовка!». Это шокирует зрителей в Англии, как и в любой стране. Чехов в этом эпизоде хочет сказать, что даже у такого умного, совестливого человека, как Иванов, у него тоже, где-то глубоко в душе спрятан этот предрассудок. И мы должны спросить себя, а нет ли и в нас этого предубеждения к евреям. Я думаю, если бы у самого Чехова были такого рода предрассудки, он не смог так показать это через характер Иванова.  Да, я люблю Чехова. И мы, актёры, любим его иногда больше, чем зрители.                

- А вы читали рассказ «Тина»? Может быть, дело обстоит иначе – сам Чехов не освободился от этого предрассудка? Вот его дневниковые записи. 18.01.1886 года Чехов в 26 лет знакомится с Дуней Эфрос, подругой своей сестры. Их тут же стали сватать, и он пишет другу: "я таял как жид перед червонцем". Он же в эти дни куражится: «у богатой жидовочки не хватит мужества принять православие». Через две недели Чехов пишет, что разошёлся с невестой. Это травмирует его, потому трунит над собой: "Но я револьвер ещё не купил". Спустя ещё две недели он опять пишет, что с невестой разошёлся, но при последней встрече пожаловался на безденежье, а она мне про её " брата-жидка, который ловко нарисовал трёхрублёвку и подбросил её горничной, та подняла с пола и спрятала в карман". Чехов уязвлён отказом Дуни. И две недели спустя после неудачного сватовства пишет рассказ "Тина". Опубликовать его в журнале "Русская мысль" не может - издатель Лавров отказывается.  Но той же осенью Чехов публикует «Тину» в журнале "Новое время". Короленко осуждает Чехова за антисемитизм. Дуня Эфрос увидела портретное сходство с героиней рассказа Сузанной Моисеевной и написала Чехову язвительное письмо… Два слова о её судьбе. Осенью 1887 она выходит замуж за еврея. После Октябрьской революции   уезжает с мужем в эмиграцию в Париж.  После его смерти живёт в доме для престарелых, пока в 1943 году её, 92-летнюю старуху, оккупировавшие Париж немцы препровождают в концлагерь Треблинку. Там она погибает.                                                                    

- Я ничего не знала про подоплеку этого рассказа.                                

- А вы не видели переписку братьев Чеховых, которую перевёл и опубликовал английский профессор Дональд Рейфилд в книге «Жизнь молодого Чехова»? Боюсь, что эта переписка вас смутит ещё больше. Чехов в письмах к брату там выглядит как заурядный пошляк.                                 

- Очень печально. Я никогда не слышала о таком. Это новые факты? Или вы всегда о них знали?                                                                                  

- Хороший вопрос. Ничего не слышали об этом раньше, потому что в советское время Чехов был объявлен иконой советской власти. Как Пушкин.  Письма и шокирующие подробности частной жизни того и другого не публиковались.  Их архивы закрыли, биографии вставили в цензурные рамки. Этот гламур и вывозили на Запад. О многом и я не подозревал до последнего времени.                                                   

-  Нет, я ничего не знала. Теперь я не люблю Чехова...*                       

- Хорошо, Харриет, поговорим об особенностях наших национальных театров. Вы играли в пьесах не только Чехова, но и Островского. Вы не находите связь языка Шекспира с языком русских драматургов?                

- Почему мы, англичане, и вы, русские, имеем хороший театр? Потому что мы в жизни сдержаннее чем, скажем, итальянцы или испанцы. Они эмоциональнее, больше жестикулируют. Им не так нужен театр, их каждодневная жизнь – театр. Нам же, англичанам, как и русским, думаю, больше нужна сцена, чтобы компенсировать сдержанность. Поэтому у нас родился Шекспир, у вас - Чехов, Станиславский… Шекспир всюду даёт двойное толкование. У него есть второй, третий, четвёртый слой... Надо внимательно читать каждую строчку и находить ключи. Всё есть в пьесах Шекспира.                                                                                               

- И в пьесах Чехова вы тоже находите двойной смысл, один, второй, третий слой?                                                                                              

- Конечно, хотя тут есть и многое другое. Чехова на Западе мы давно «усыновили». Поэтому можно сказать, мы имеем своего Чехова. Но теперь я узнаю много такого, что заставит меня поменять мое отношение, как вы говорите, к «сыну полка».                                                                     

-  Надеюсь, не к русском театру в целом. Школа русского театра отличается от английского длинным репетиционным периодом. В вашей артистической карьеры вы сыграли, кажется, 15 ролей только в шекспировских пьесах. И каждый спектакль – это новый режиссёр, волю которого вы должны выполнять? В 60-70-е годы московские театры сотрясали скандалы: режиссёры требовали от актёров полного подчинения их замыслам, актёры отстаивали право на самостоятельность, сопротивлялись режиссёрскому диктату... Хотя формы диктата были очень разные. Как-то я присутствовал на репетиции Анатолия Эфроса. Он ставил «Тартюфа» на Малой сцене МХАТа. Эфрос не спорил с труппой, не конфликтовал. Голосом, мимикой, без всякого грима он перевоплощался из одной роли в другую, делал наброски и показывал то, чего хотел от каждого участника будущего спектакля, в буквальном смысле завораживая своим мастерством. Вы предпочитаете работать с режиссёром, который умеет объяснить и даже показать, чего он хочет от актёра?                                    

- Вы правы, английская традиция другая. Из всех русских режиссёров я знала только Юрия Петровича Любимова. Во время его изгнания из Советского Союза он приехал в Лондон ставить «Бесов» по Достоевскому. Я репетировала роль Лебядкиной. Мы, английские актёры, сразу почувствовали себя неловко: режиссёр говорил, что и как мы должны играть. Для нас это было необычно. У нас на Западе другая практика. Режиссёр помогает актёру, но не диктует, что и как делать на сцене. В тот раз я решила: забуду о наших традициях и попробую работать в предлагаемой манере. Не навсегда, а как эксперимент...                       

- То-есть, вы проверили себя, смогли бы терпеть диктат режиссёра?   

-  Тогда да. Я решила попробовать работать с Любимовым, потому что у него была замечательная репутация. И потому, что я видела его прекрасные спектакли. В Лондон Любимов привез нечто абсолютно противоположное тому, как мы, актёры, работаем в Англии. При этом, ему нравились английские актёры. Он говорил в интервью: «Я люблю английских актёров, они не просто соглашаются, что я говорю, они спорят со мной.». Но для меня лично это было авантюра. Ну, как приключение – один раз в вашей жизни вы взбираетесь на Тибет. Я была моложе, гибкой, эластичной и решила поработать в иных традициях, стандартах, рамках. Любимов заставил меня учить русский язык, потому что я хотела понимать его. Сейчас я другая и не хотела бы повторять тот эксперимент. У меня есть мой собственный метод. Я не хочу, чтобы мне кто-то говорил, что мне нужно делать на сцене. Кстати, тогда другие актёры сопротивлялись, спорили с Любимовым.  Думаю, это было неправильно.  Потому что, соглашаясь работать с режиссёром, вы не можете воевать с ним. Если вы приняли решение работать в таком режиме, значит вы должны идти с этим на репетиции. И смотреть, что получится. Любимов дал мне понимание физического театра, языка пластики. Я не знала, что у меня есть такие способности. Опыт бесценный! Это как гастроли, когда есть возможность познакомиться с иными театральными школами. Кстати, не только в России, а и в Германии режиссёр дает актёру задание, как играть.    

-  Значит, в целом, работа с Любимовым, всё-таки оставила у вас негативные впечатления?                                                                                 

- Не в том дело - позитивное-негативное. В русском театре фигура режиссёра более важна, чем в английском. В нашей актёрской школе другой стиль. Я не хочу сказать, что в Великобритании режиссёр является второстепенной фигурой, что актёры могут делать всё, им заблагорассудится. В их взаимоотношениях больше сотрудничества. Первая идея исходит от режиссёра и потом мы, актёры, работаем вместе, чтобы воплотить эту идею на сцене. Режиссёр вдохновляется находками актёров. Конечно, он является окончательным арбитром, он решает принять или не принять то, что предлагает актёр. Но британский режиссёр позволяет актёру больше в толковании своей роли. У британского актёра больше свободы, чем в России. Актёр, а не режиссёр думает, как выстроить роль. Актёр ищет, экспериментирует, пробует, предлагает. Режиссёр может лишь подсказать, видит ли он то, что показывает актёр. Тут, я думаю, отличие британской школы от русского театра. И оно существенное. Моя попытка поэкспериментировать с Любимовым – очень значимая. Это другая школа. Для меня диктат режиссёра, даже гениального – абсолютно неприемлем.  Английский актёр более самостоятелен. Режиссёр не может приказывать актёру – делай то-то и так.                                                                          

- Может быть, режиссёры в русском театре сильнее именно потому, что актёрская школа слабее. Я не так давно попал на премьеру французско-русского фильма «Полина». Актриса играла очень хорошо, красавица, пластично двигалась, прекрасно танцевала.  После фильма она оказалась в двух шагах от меня, когда шла на сцену. Я сказал ей два слова: мол, прекрасная работа, молодец! А в ответ слышу: «Спысиба быльшое!». Ну, чтоб не освоить московское произношение, прежде чем выползти на экран, это надо уметь. Как тут было обойтись без режиссёрского диктата!  

- Вы сноб, Эдвард. Молодая актриса, очевидно из провинции… 

Харриет, конечно, права. Мы не прощаем произношения, цепляемся за то, что кто-то чего-то не прочитал, не знает. Всё поправимо.  Главное талант и одержимость профессией. Следы такой одержимости личности Харриет видны не только на сцене. У неё в квартире множество свидетельств глубокого интереса к искусству вообще и к русской культуре, в частности, записи радиопостановок Би-би-си по произведениям Чехова, Толстого, Островского, Мандельштама, Ахматовой с её участием, видеокассеты со спектаклями и фильмами русских авторов, где она играла, включая английский фильм «Евгений Онегин». Среди вещей и сувениров, связанных с русской темой, которыми актриса очень дорожит – балетные тапочки, в которых танцевал Нуриев…                                                 

- Вы коллекционируете предметы русского искусства. Я видел у вас картины и скульптуры Олега Прокофьева, сына композитора. Знаю, вы, как и я, были знакомы с ним. Но в вашей коллекции русского искусства тех лет мне запомнились балетные тапочки великого Нуриева. Как они к вам попали?                                                                                                  

- Когда Нуриев танцевал в Лондоне, я была готова на всё, лишь бы попасть на его балет. После его смерти мне очень хотелось сохранить память о нём в каком-нибудь предмете. В каталоге аукциона «Кристи», где продавали вещи Нуриева, я прочитала, что на продажу выставят несколько пар тапочек, в которых танцевал Нуриев. Ведь он почти никогда не выбрасывал их.  Стартовая цена самых разношенных тапочек, грязных, с заплатами и со штопкой на носках была более двух тысяч фунтов. Тапочки же, которые Нуриев надевал несколько раз, стоили 300 фунтов, и я решила купить одну из таких пар. Конечная цена выросла вдвое, но я не смогла отказаться.                                                                                       

Замечу, самые потрёпанные тапочки Нуриева на том аукционе были проданы за 12000 фунтов. Понятно, тут речь о сакральном отношении актрисы ко всему, что связано с актёрской профессией. Чего же говорить о фанах, о поклонниках таланта самой Харриет! Много лет назад у меня была 15-летняя студентка, которая училась в колледже театрального искусства. И тогда уже боготворила Харриет, через меня посылала ей открытки. Кажется, она ценила меня больше не как преподавателя, а просто потому, что я знаком с Харриет Волтер. И вот, накануне Рождества, теперь уже 25-летняя бывшая студентка, зашла ко мне в Студию. Я сказал ей, что несколько дней назад тут была Харриет и случайно вот на вешалке оставила шарфик. Как загорелись глаза у неё: «А можете меня сфотографировать с этим шарфиком Харриет? Это принесёт мне удачу. Я заканчиваю съёмку моего дипломного фильма ...».                                                           

Ну, а теперь о спектакле, который я видел на родине Шекспира с участием Харриет. Об овации публики, о триумфе актрисы, остающейся в моей памяти уже много-много лет. Я о «Макбете». Пьеса эта в Англии особо почитаема. Только в Стратфорде её ставят раз в два года. Не говоря уж о других театрах страны. Пьеса   включена в программы старшеклассников. И тут между актёрами жестокая конкуренция. Харриет в спектакле, который я видел, играла в традициях английской актёрской школы – лаконично, экономно расходуя слова, эмоции. При этом предложила свою трактовку любви Женщины. В кульминационные моменты зал взрывался от напряжения. Незабываемый спектакль! И не только потому, что блистала сама Харриет, признанная тогда лучшей Леди Макбет за последние четверть века. Там была злободневность, о которой рассказывала Харриет, когда в непростые времена она посетила Москву и удивлялась, что люди говорили у себя на кухне то, что думали. Театр на Таганке был для них отдушиной... В «Макбете», вероятно, тоже была своя отдушина для современников. Всем надоело многословное красноречие лейбористов, правивших тогда страной. И привратник со сцены вдруг стал утверждать, что от пьянства лишь три последствия – красный нос, мертвецкий сон и обильное мочеиспускание, и что «добрая выпивка только и делает, что с распутством душой кривит: возбудит и обессилит, разожжёт и погасит, раздразнит и обманет, поднимает, а стоять не даст», иначе говоря, отшибает похоть. Это была современная политическая сатира, высмеивающая коллег Тони Блэра. Я напомнил об этом спектакле Харриет, чтобы ещё раз вернуться к взаимоотношениям актёра и режиссёра при репетициях «Макбет».                                                                                         

- Слабо верится, Харриет, что роль режиссёра в том блестящем спектакле была вторичной.                                                                           

- А я говорила не о первичности-вторичности, а о режиссёре-оракуле, который вещает, а актёры слушают. Такого не было в Стратфорде, когда мы готовили тот спектакль. Мы, актёры, работали совместно с режиссёром Грегори Дораном. Он приглашал на репетиции участников недавней    войны в Югославии. Ведь профессия полководца Макбета – война. Значит, жена хочет видеть в характере воина-мужа, прежде всего, готовность действовать смело, не сомневаясь. Мы беседовали с психологом, исследующим психику преступника-убийцы. И тут открылось, например, что тот, кто отдаёт приказ убить, сам не видящий крови, психически более устойчив, чем непосредственный исполнитель...                               

- И как трагически созвучно то, о чём вы, Харриет, вспоминаете, с сегодняшним днём - приговором сербским военным преступникам, который вынес   Международный суд в Гааге. Боевой генерал не выдерживает и во время выступления выпивает из мензурки припасённый яд...                                                                                                               

- Да, благодаря такой подготовке к спектаклю я увидела многое. Высочайшая драма слепо любящей жены, готовность её идти до конца. Режиссёр помог мне осознать некоторые очень важные эпизоды пьесы. Например, принято думать, что Лели Макбет толкает мужа к убийству, чтобы стать Королевой. На самом деле, тут другое. Она знает, что муж её слишком мягок и гуманен. Но она также знает, что он хочет стать Королём. И она манипулирует, чтобы он думал, что не виновен, и что к убийству его толкала жена. Страх увидеть любимого слабым, безвольным, испугавшимся значимой цели, которую он поставил, соседствует с ещё большим страхом потерять любовь. И когда она увидела, что теряет любовь, потому что муж не справляется с грузом совершенного, (а он убил ещё и леди Макдафф с детьми), вот от этого она сходит с ума. Этого она пережить не может...     

- Теперь, если можно, о вашей последней книге «Брут и… другие героини», где вы в эпилоге обращаетесь к Шекспиру с письмом, чтобы он переписал пьесы. Вы начинаете с подкупающей непосредственностью: "Dear Will ( if I  may)... Шекспир уже давно превратился в "священный текст". И очень трудно воспринимать его, уняв "священный трепет". Вопрос по теме книги - вам мешало в вашей актёрской карьере преобладание мужских ролей в пьесах Шекспира?                                                      

-  Да, немножко.  И не только в карьере. Я смотрю на это шире. У меня было хорошее время, что реализоваться как актриса с моими партнёрами по сцене. Да, порой возникали проблемы. Но это не вопрос сексизма – это было из области того, что, если вы что-то получаете, вы не хотите это отдавать. У мужчин-актёров в пьесах Шекспира всегда были привилегии. У них есть привычка чувствовать себя более важными. Этим страдают ведущие актёры, я не говорю о средних актёрах, играющие не главные роли. Ведущий актёр избран, предназначен быть главным в пьесе. И у него есть выбор: если он получает не очень выигрышную зрительно роль, которой он не доволен – он говорит, хорошо, я не буду играть эту роль. Я пойду играть Гамлета. У женщин этого выбора нет.  Если вы получаете роль Леди Макбет, у вас нет другой роли, другой работы. Конечно, вы будете это делать. У актрис нет такого выбора, как у актёров. Вы не можете уйти и делать что-то другое. А у мужчин эта возможность есть. И это связано с распределением ролей у Шекспира. Никто особо не задумывается, почему у него на 15 мужских ролей только три женских. И никто на это не обращает внимания, кроме женщин. С шекспировскими пьесами так везде - и в России, и во Франции, и в Германии.  Кстати, вот причина, почему мы, актрисы, любим Чехова. Вернее, любила. Теперь я должна перестать любить Чехова после того, что вы рассказали…                                

- Ха, оставим вашего «зацелованного» Чехова! Поговорим лучше о том, почему Шекспир отдавал предпочтение мужским ролям?                    

- Дань традиции, не более, которая пришла из социальной истории. На сценах театра во времена Шекспира мальчики играли женские роли. Общество отзывалось о женщинах, игравших на сцене, неуважительно. И даже постыдно, особенно для женщин в возрасте. Женщина не для сцены – её роль выйти замуж, завести семью, детей. И мужчины не хотели, чтобы их жёны были на сцене. Так что тут много исторических и социальных причин, почему у Шекспира так мало ролей для женщин. Потому я написала письмо Шекспиру – мы вас любим, вы написали столько замечательных пьес о гуманизме – и поэтому я хочу просить вас, чтобы вы переписали пьесы. Мы, женщины, теперь более равноправны.              

- Но равенства, на самом деле, нет не только на сцене, но и в реальной жизни.                                                                                                     

- Равенства в реальной жизни нет. Но вопрос тут другой – должен ли театр толкать общество что-то менять, должен ли вести, учить мир? Или театр должен быть зеркалом, которое отражает мир, жизнь? Я думаю – театр должен делать и то, и другое. И если у театра есть функция отражать реальную жизнь, то зрители, которые выходят после спектакля, должны сказать -  это не должно быть так, это должно быть по-другому, мы должны что-то поменять в жизни. И мы, актрисы, должны что-то делать для этого. Мы, женщины, должны сыграть мужские роли сильно, страстно. Иначе никто не заметит, что так мало ролей для женщин у Шекспира. Да, для публики, для зрителей не так важно, кто сыграл роль в пьесе Шекспира – мужчина или женщина.  Для профессиональных же актёров – это очень и очень важно. Потому я пошла на эксперимент и сыграла мужские роли в пьесах Шекспира – Брута и других. И я рада, что среди зрителей такой эксперимент оценили, прежде всего, школьницы и школьники. Они увидели, что традиции – это что-такое, что может быть гибким, а не застывшим. Вы можете использовать традиции, чтобы выразить настоящее время. А не только и не просто хранить традиции. И ещё. Если у актёра-мужчины на сцене есть больше выбора, ему достаточно   быть на сцене просто хорошим. Женщина актриса должна быть на той же сцене безупречной, чтобы получать роли.  На английской сцене мужчина редко выходит на пик эмоций.  Он может играть хорошо и не показывать свои чувства.  Мой дядя, Кристофер Ли, был характерный герой. Я девочкой видела его на сцене плачущим и думала: «Боже, он может так играть!». Актриса должна делать это в каждом фильме. Актер может быть успешным и без такого уровня эмоций.                                                                            

- Есть роль, которую вы хотели бы сыграть теперь?                             

- Я хотел бы сыграть Розалинду в ранней шекспировской комедии «Как вам это понравится». Я хотела бы сделать на сцене что-то, что заставило бы зрителей смеяться. Но тут лучший ответ на ваш вопрос – обычно я не фокусируюсь на роли. Я хочу работать с определённым кругом людей. Так что когда меня спрашиваю, какую роль вы хотите играть, я отвечаю – это не важно, важно с кем играть? Мне предлагают хорошие роли, но не с теми, с кем я бы хотела играть. Правильная команда важнее чем роль…                                                                                                       

- Теперь провокационный вопрос, Харриет. Есть в Москве актриса Вера Васильева. Дважды лауреат Сталинской премии, заслуженная, и всё такое. Она играет в театре Сатиры, хотя ей за 90. И вдруг рассказывает, почему после триумфального успеха и Сталинской премии в 1947 году за участие в фильме «Сказания о земле Сибирской» её имя исчезло с экранов. Больше она никогда в кино не снималась. Оказалось, виной всему наш доморощенный «харви вайнштейн». Тогдашний директор Мосфильма Иван Пырьев положил на неё глаз, вызвал в гостиницу «Москва», якобы «для беседы», снял номер и говорит: «Будешь благодарить?». Верочка в ответ, мол, я вам очень благодарна, очень. Он перебил её: «Не так... не так благодарят… Иди сюда! И стал приставать. С трудом вырвавшись, я побежала к двери и услышала вслед: «Ты больше никогда не будешь сниматься в кино! «Ну и наплевать», - подумала я. И слово своё он сдержал.» У меня вопрос – вам, Харриет, актрисе такого класса приходилось встречаться с поведением режиссёра, продюсера фильма, спектакля, какое демонстрировал Харви Вайнштейн? У вас были конфликты подобного рода? В том же Голливуде?                                            

- Очень сложно объяснить.  Персонально со мной такого не случалось. Это процветало в Голливуде. Я была в другом кругу, в другом обществе. Но подобные вещи происходят везде. Были режиссёры, которым я нравилась. И это был мой выбор – оттолкнуть или не оттолкнуть. И я знала всегда, что это мой выбор. Но я сочувствую тем, кто объявляет сегодня себя жертвой.  Доказательства нельзя игнорировать. Да, усилиями масс-медиа этот скандал превращается в «охоту на ведьм». Но общество не должно принимать это только как «охоту на ведьм». Важно в обвинениях увидеть то, что есть абсолютная правда. Я думаю, в обществе культурные тектонические плиты поменялись местами.  Если в прошлом вы даже не могли сказать, как это больно, как травмирует такое отношение к женщине, сейчас это допустимо. И разговоры о том, что кто-то, мол, «прыгает в последний вагон уходящего поезда», для меня не имеют значения. Общество должно услышать жертв. Это как молва о нищих и бездомных на улице: люди говорят, что они все наркоманы, что они используют человеческую доброту. На это я отвечаю: может быть, из 64-х нищих и бездомных только четверо действительно нищие и бездомные, но я всё равно буду подавать милостыню.                                                      

- Спасибо, Харриет, а в чём заключается ваш феминизм?                     

- Мой феминизм не исключает мужчин. Мой феминизм означает только вопрос равенства возможностей для мужчин и женщин.  Среди моих друзей много сильных мужчин. Мешает ли мне строить отношения с ними, когда у меня репутация женщины с сильным характером? Да нет, абсолютно нет. Если у меня сильный феминистский характер, это не значит, что у меня нет сердца. Да, на сцене я Леди Макбет, но я не могу с этим жить всё время. Это не я, это моя роль.                                                                          

- И всё-таки, наверняка, не так просто строить семейные отношения мужчине с ведущей актрисой Харриет Волтер? Тем более, когда этот мужчина, как ваш муж, принадлежит к тому же театральному миру?         

- Несмотря на то, что роли мужчин и женщин в обществе изменились, мужчины продолжают искать кого-то, кого они могут контролировать. Когда вы говорите с мужчиной, они говорят, что не хотят покорную жену, только для кухни. Мол, они ищут женщину, с которой могли бы говорить, дискутировать, спорить и быть на равных. Я думаю, сейчас многое поменялось. Когда я была моложе, в жизни такое выстраивать сложно. Теперь же «эго ведущих актёров» -  это не то, что мне нравится. Я предпочитаю того, с кем легко жить, у кого нет таких амбиций – быть на самом верху в шкале театральных актёров.  Мои мужчины предпочитают на сцене играть более простые роли. Им легко быть самими собой. Они не считают себя ниже, как личности, потому что не играют таких больших ролей. Они интеллигентные и умные люди. И я предпочитаю быть с таким мужчиной каждый день, чем если бы я была с кем-то, кто бы всякий раз повторял: «О, моя роль! О, мой Король Лир!».                                             

- Ну, и несколько хаотичных вопросов под занавес.  Из моих слушателей есть психоаналитики, которые ездят в Россию и пробуют помочь становлению психоаналитической школы там. Они счастливы рассказать мне всякий раз, когда Вы принимаете участие в их благотворительных акциях. Что для вас благотворительность – обязанность, традиция, потребность души и как вы относитесь к английской концепции благотворительности -  charity begins at home (at himself)?           

- И то, и другое, и третье. Я не проявляю инициативу. Но меня часто приглашают на благотворительные акции, концерт, встречу. И я всегда думаю – да, это хорошая идея, и иду. Например, накануне нашей с вами встречи меня позвали на вечер, который собирал средства для помощи в реабилитации наркоманов. Я даже не знала, что существует такая благотворительная организация. Они позвали меня. И это было легко для меня, это не требовало большой работы.  Я очень удачлива – другие люди делают там тяжёлую работу, а я помогаю. От меня требуется лишь появиться, посочувствовать. Я также жертвую небольшие средства, когда у меня появляются лишние деньги. Например, в Онкологический Центр Макмиллана. У меня нет детей, и я хочу, чтобы мир был лучше. Особенно сейчас, когда так много ненависти и ужасных событий, важно что-то делать для людей, попавших в беду. У меня не всегда получается. Но я стараюсь.

- Назовите элементы комфорта, без которых вам труднее всего обойтись.                                                                                                            

- Без таблетки аспирина. Ну, и зимой, когда холодно, немножко газа, чтобы работал бойлер.                                                                                          

- Однажды я видел пьесу, в которой вы по ходу действия затеяли злобную, ядовитую игру, в которой все гости постепенно стервенеют. Вы классно играете стерву, потому что в жизни всё-таки немножко стерва?        

- Скорее наоборот. Актрисам, полноценным стервам, эта роль обычно не удаётся.                                                                                              

-Театральные критик ранили вас?                                                         

-Нет, критики пишут для публики – читателей, зрителей, ну, и для режиссёров. Часто это не имеет отношения к тому, что на самом деле происходило на сцене. Я это понимаю, но иногда злюсь.

 

*Текст интервью я выслал Харриет Волтер в Нью-Йорк, куда она уехала с мужем до весны. Оттуда она прислала мне вот это замечание:                 

- Я всё ещё люблю Чехова. Наши любимые люди искусства, писатели, драматурги часто являются несовершенными людьми. Конечно, Чехов был очень молод, когда писал «Тину». И позже, возможно, он менялся и увидел свои ошибки молодости. Я не знаю, что думать. Но его работа как драматурга и писателя по -прежнему мне кажется гениальна.

Комментировать Всего 35 комментариев

Ну, что ж, дорогая Анна, теперь повод поговорить  о творчестве:) Я очень надеюсь, что этот материал увидит и Михаил Эпштейн. Несколько месяцев назад был его пост о пошлости  А.Чехова. Что отчасти послужило импульсом  для разговора с этой  английской актрисой...

Дорогой Эдуард, вчера на ночь глядя прочла Ваш текст... прям оттаяла). Как интересно - какой информативный срез с английского актерства, да и вообще! Очень хорошо...

А вести душевные разговоры о творчестве вот именно сейчас просто нет сил - такое траурное настроение (имеется в виду - послевыборное). Как говорится, когда пушки говорят, музы молчат. Зато решила высказаться наша чудесная Анна Квиринг... хотя мое настроение полностью разделяет. Привожу ее размышления отдельным коментарием.  

На самом деле, говоря про кино, про театр, про творчество, я пишу и о политике. Из всего, что читал в эти дни, я вытащил вот эту фразу, уж не помню чью:"Принципиальная уязвимость русских выборов не в нарушениях при подсчете голосов, а в отсутствии условий для свободного, объективного и независимого формирования мнения выборщика.". Абсолютно точно. В 2012-м Виктор Ерофеев заметил: " Народ мечтает вспомнить молодость и встать в бесконечную очередь за лучшей в мире говенной колбасой." В 2018-м  мы видим  народ, который в восторге от того,  что цивилизованный мир готовится к высылке российских дипломатов... По результатам же голосования 18-го марта  народу не надо ждать, какой вирус победит: имперский или европейский. Дело не в вирусе, а в Реформаторе. Вот  он явится и силой  введёт реформы.Как Дэн в Китае...Или не явится... Спасибо, Анна, что прочитали. Это трудно при таком настроении. И скажу честно, - подсознательно или сознательно я не стал ждать лучших времён, чтобы  тут выставить эту беседу. Если интересно, объясню... Хотя, думаю, надо вам дать отдых. Ещё раз спасибо.

Вы имеете в виду замечательный (и дико грустный - до безнадёги!) текст В,Ерофеева "Как тут жить дальше?" (только он за 2014 год). Да, всё так: "Спасибо Путину. Он устроил детальный просмотр русской души. Телевизор, как рентген, показал внутренности народных страстей и желаний. Телевизор заговорил не на языке пропаганды, а на родном, народном языке. Здравствуй, наш первородный расизм!"

И отчего же - конечно, объясните... может, мне полегчает)

Вряд ли полегчает, но... реальность лучше всяких иллюзий:) Я о себе, если что...

О  своевременности разговора про театр. Собственно, я подождал несколько дней после триумфальной победы Президента. С затаённой надеждой я поглядывал  на наш Сноб. И думал, вот сейчас после выборов ДР  бесстрашно вернётся к прежнему: отдаст приоритет на титуле блогам, затащит назад к себе  ярких оппозиционеров-блогеров, найдёт способы придерживать на титуле  важные материалы. Не дождавшись перемен, выставил пост про эту англичанку, которая любит Чехова... Эссе промелькнуло на титуле без дискуссий за полсуток. Гм, на фоне  Обращения редакции «Сноба» к коллегам в федеральных СМИ в связи с домогательствами депутата... И ещё видео из  Волоколамска, где 10-летняя Таня Лозова, которая накануне  шла в школу в респираторе, пробралась во время стихийного митинга к губернатору Подмосковья, чтобы наставить на него сложенный из пальчиков пистолет и провести по горлу: мол, тебя надо повесить...Знаете,  такой уровень  стихийного протеста после триумфальных выборов! Так что нет, не всё потеряно...Не всё... Нет, надежду терять  не надо.

Пожалуй, вступлюсь за редакцию: отчего же, кроме вышеупомянутой статьи В.Ерофеева были подняты замечательные (ну очень оппозиционерские!) тексты А.Перцева, В.Иноземцева, Ю.Богомолова - прям сразу. ИМХО, эти тексты как раз таки иллюстрируют позицию ДР. 

Пожалуй, прислушаюсь в этой части к Вам. Хотя мне очень не хватает следующих шагов...ДР. Может, и в самом деле, нужно дать время.

Ох, кажется не только  у Вас, дорогая Анна, душа не лежит вести разговоры о творчестве...:) Спрашивал Харриет про  драматургию  мужских ролей, которые играют женщины, а вместо этого только что получил  вот это: http://www.bbc.co.uk/programmes/b09vb7m3

Анна Квиринг - Эдуарду Гурвичу

Дорогой Эдуард, спасибо! очень интересный рассказ. И, как мне кажется, вполне в той традиции "многослойности", о которой говорит Харриет Волтер применительно к Чехову.

Начиная прямо с пролога: мизансцена такая: журналист рассказывает актрисе о легкомыслии представительниц её профессии и получает в ответ реплику о "неразборчивых в средствах" журналистах :). И действительно: почему герои сразу не разбежались? Каков тут "второй слой", позволивший им продолжить знакомство и даже стать друзьями? Рискну предположить, что герои очень умные люди, увидевшие друг в друге больше чем просто представителей своих "классов"...

Часть разговора о "Чехове-антисемите" тоже "многослойна": как нормальный человек, Харриет оказывается шокирована такими "новостями", и говорит "Теперь я не люблю Чехова...". Но во "втором слое" остается её многолетнее уважение к нему, желание "не поверить". И (как Вы пишете в сноске) она предполагает, что "позже, возможно, он менялся и увидел свои ошибки молодости".

"Потому я написала письмо Шекспиру – мы вас любим, вы написали столько замечательных пьес о гуманизме – и поэтому я хочу просить вас, чтобы вы переписали пьесы. Мы, женщины, теперь более равноправны."- очень богатая идея! Интересно: какие мужские роли в пьесах Шекспира можно изменить на женские без ущерба для драматургии? Прекрасный вопрос для студентов-искусствоведов, актеров, литераторов... :)Случаи, когда женщины играли мужские роли в шекспировских пьесах, бывали и раньше: например, знаменитая Сара Бернар играла Гамлета, и не только она...Более того: например, недавно в московском театре был поставлен "Гамлет", в котором все роли играли женщины. (ссылка http://vestimos.ru/?p=8052). Ничего не могу сказать о качестве постановки: я сама не видела :). Думаю, это было интересно хотя бы как эксперимент. Допустимы ли в театре подобные эксперименты? - мне кажется, Ваша собеседница скорее "за", чем "против".

Эпизод с начинающей актрисой («А можете меня сфотографировать с этим шарфиком Харриет? Это принесёт мне удачу. Я заканчиваю съёмку моего дипломного фильма ...») - наверно, Вас не удивил :) в актерской профессии очень много зависит от удачи: получить хорошую роль, хорошо её сыграть, быть замеченным публикой, критикой, профессиональным сообществом, чтобы получать другие хорошие роли, "раскрывать" свой талант... неудивительно изобилие примет и суеверий, стремление не пренебрегать ничем, что может принести удачу :). Удача и талант, ум и душа, характер и трудолюбие - всё соединилось в Вашей собеседнице. Хочется пожелать ей творческих успехов... ей и Вам, дорогой Эдуард :).

Анне Квиринг

"Интересно: какие мужские роли в пьесах Шекспира можно изменить на женские без ущерба для драматургии?" - вот этот Ваш вопрос, дорогая Анна, я сейчас пошлю Харриет Волтер.

Какой же подарок Вы нам с Харриет сделали, что  так внимательно прочитали нашу беседу.  Я безмерно благодарен Вам, что Вы нашли время написать всё так. И с признательностью  Вашей тёзке, Анне Быстровой:), что  сломала границу Фейсбука ( я правильно понял?) разделяющую нас? Это из Фейсбука?

Эдвард, нет, это не из ФБ, а из нашей с Аней личной переписки по e-mail. Кстатит, у Вас есть её адрес? Читать-то Сноб она читает, но вот ответить не может(... так что пришлось скопировать её письмо к Вам и сюда запостить.

Поражаюсь в очередной раз -   что у нашей Анны не было  раньше и теперь никакого тщеславия и авторских амбиций. Гляжу снова  её комментарий, стоящий моего поста  -  как она прочитала, как точно нажала на "болевые точки" беседы с Харриет, как проговорила то, о чём я только подумал, да ещё и дала такую ссылку...И не в Фейсбуке, а в личном письме... Да, у меня есть  имэйл Анны, но я как-то посчитал "too much"  озадачивать её чтением этого моего поста. Хотя он мне дорог, и по ряду причин,  возможно,  из последних - так для Сноба я уже не напишу... Может, потому, мне хотелось, чтобы тут были и  слишком занятые В.Генин, и А.Аркадьев,,, Впрочем, всякие  мои сожаления  исчезли после этого щедрого письма Анны К.. Спасибо Вам.

Да, то что Анна Квиринг - щедрейшей души человек, это точно). Она и в личной переписке очень обстоятельна, и всё - по делу. Знаю, что прочтёт это - как же Вас, Аня, здесь не хватает! Ох, не вовремя кончилась Ваша подписка, не вовремя... сейчас такой исторический момент для России...

В оправдание Владимир Генин: он сейчас дико занят - репетирует свой юбилейный концерт. И, между прочим, я лечу!!! Уже взяла билеты, забронировала отель. Айда в Мюнхен, Эдуард! Вот там, за бутылочкой доброго немецкого вина, и поговорим: и про творчество, и про всё. Аркадьев тоже будет! 

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Здорово, что летите на юбилей. Я подумаю: сын только вчера вернулся из 4-недельной  командировки в Южной Азии. Я не  знаю его планов. Если он будет  в Гёттингене в эти дни ( напомните, пожалуйста, какие),я рискну с ним явиться в Мюнхен. Лететь мне до него из Лондона 40 минут и он меня встречает на машине в аэропорту в Ганновере обычно. Но если он не сможет, мне трудновато... Ну, а так-то, в принципе, на одной волне: вдруг представил - вот чудесным образом  к концу года ( будет повод, надеюсь), прилечу в Москву - и только одного человека хотел бы увидеть у Вас на квартире на Тверской ( ха, 15 минут от Новолесной;)), так это Анну Квиринг. Тут бы я оробел просто от  того, что её увидел. Правда! Она абсолютная умница и удивительно славный человек.

Р.С.Да, сейчас увидел в ссылке даты.

В общем, подумайте два раза)... и насчет Мюнхена, и насчет Москвы, конечно). Это было бы здорово!

А к Генину я и сама собралась спонтанно: всё репу чесала... ехать, нет ли? У самой ведь ДР 16-го апреля (а концерт - 15-го), но Володя стоит мессы).... Короче, рррраз! И за полчаса и билеты взяла, и отель подобрала)

Шумашедшего темперамента Вы, Анна:)). Вот ведь так  и я живу всю жизнь. Сидел  в Москве 50 лет...  и "рррраз! И за полчаса...". И вот в этой Англии оказался. И выиграл жизнь. И,Бог даст, книжку закончу... Прислала редактор на этих днях  150 страниц со своими замечаниями... Сыжу над каждным словом  - тут "рррраз! И за полчаса" - не получится:)). Но о поездке в Мюнхен подумаю  с сыном. Сегодня вечером будем говорить, надеюсь, по Скайпу...

Да--а-а, да-а-а,  если пить, только за шумашедших...У нас тут концептуальное совпадение::)

На самом деле я еще не репетирую - пока что уезжаю на мастерклассы в Австрию. А уж потом - в Женеву. Как я уже написал в ФБ, главное - вовремя прибыть на Финляндского вокзал. И кепочку не забыть. 

вовремя прибыть, кепочку не забыть...

Дитям - мороженое, бабе - цветы... смотри, не перепутай!

Вова, с меня - русская водка и красная икра (черную, боюсь, не потяну). Короче, отожжём - мы ж взрослые люди!

Ну, в случае моего прибытия  мы поставим напротив вашей   водки и икры шотландское виски:) Посмотрим ещё, чья возьмёт:) Только  умоляю, не удаляйте этот комментарий:)

Вот ответ Харриет на вопрос Анны Квиринг:

"Интересно: какие мужские роли в пьесах Шекспира можно изменить на женские без ущерба для драматургии?".

Это очень интересный вопрос. Когда мы недавно представляли пьесы Шекспира "Юлий Цезарь", "Генрих Четвёртый", "Буря", все роли играли женщины. Мы не меняли при этом  мужской характер на женский. Например, я играла Брутуса (мужчину), а не Бруту (женщину). Такое становится нормальной практикой. Публика принимает это,и обычно очень быстро забывает про пол актёра, просто смотрит пьесу и характер героя, слышит его слова и видит его действия. Повторяю, мы не меняли драматургию пьес, мы только поменяли правила - кого допустить играть роли. Вопрос об изменении пола ролей, тем не менее, сложный. Каждый актёр и режисёр должен спросить  - почему мы меняем  пол этого персонажа, проливает ли это новый и важный свет на пьесу, нарушает ли  замысел  автора? Например, я думаю, это было бы неправильно превращать  монаха Леонато в Леонату в пьесе "Много шума из ничего" - потому что это пьеса  о патриархальной силе в семье, которая отличается от матриархальных традиций.  Напротив, я думаю, было бы интересно превратить монаха Лоуренса в "Ромео и Джульетте" в женщину- священника. Они у нас есть теперь  в Англии. Я не знаю, так ли ли это в России. Каждая ситуация должна рассматриваться индивидуально - насколько  рационально  для драматургии пьесы изменение пола актёра. Я надеюсь, я не внесла ещё больше путаницы. Это всё сложно объяснить в коротком комментарии.

Харриет Волтер отвечает на мой вопрос. Хорошо бы найти её фото в роли Клеопатры и Брута

Анны Квиринг комментирует ответ Харриет Волтер.

"Очень хороший ответ Харриет. И она отмечает то, о чём я подумала, когда уже отправила свое письмо к Вам: многие пьесы несут отпечаток традиций времен Шекспира. Тот мир всё-таки был "мужским", патриархальным. И если пытаться изменить эту "базовую" традицию, то скорее всего пострадает и сюжет. Поэтому, наверно, выход в том, чтобы давать женщинам возможность играть мужские роли - как об этом и пишет Харриет.Но, правда, интересно представить, что было бы, если брата Лоренцо заменить на сестру Лоренцию. Мне кажется, она бы более тщательно позаботилась о безопасности влюбленных, женщины обычно внимательнее к деталям и аккуратнее. Может быть, случайностей, приведших к трагедии, удалось бы избежать? (мне всегда было жалко Ромео и Джульетту, я хотела, чтобы они не умирали.)"

P/S/ Спасибо, дорогая Анна. Я заранее знаю, что этот Ваш отклик  будет чрезвычайно интересен для  Харриет... Потому  из Вашего имэйла я тут выставил эту часть.

Ещё из переписки с Анной Квиринг:

"А вчерашний и сегодняшний день, к сожалению, принес нам информацию о самой настоящей трагедии, не театральной, Вы, конечно, слышали о пожаре в Кемерово. И в этом "сюжете" дело уже не только в Путине, но в коррупционно-чиновичьей "вертикали"... "

Упаси меня боже от подозрений, что я накручиваю  число комментариев. Их уже достаточно, и  мне не стыдно перед английской актрисой за  наш "Сноб", чуть было не оставивший без внимания нашу беседу с ней. Так сложилось, что  тут я должен представлять  двух участников разговора, не являющихся членами нашего клуба. Вместо того, чтобы писать новый пост, позволю себе пару уточнений, в ожидании фото Брутуса, роль которого исполняла  англичанка Харриет Волтер...

Уточнения  эти касаются  вывода  Президента России о пожаре в Кемерово:  такое произошло "из-за преступной халатности, из-за разгильдяйства»; и добавки главного Следователя :"Система оповещения, в отличие от сигнализации, работала, но охранник не включил ее".

При имени Брут  вылезает слово жестокость, брутальность (от лат. brutalis зверский, неразумный), бесчеловечность. И не в связи с пьесой Шекспира, а с действиями на пожаре...особей из  племени, называемого в России охранниками. Конечно, и на Западе  бывает такое. Но я не слышал никогда тут, чтобы  охранники перекрывали пожарные выходы бегущим спасаться детям, направляли их на другие лестницы, которые тоже оказывались перекрытыми. Чтобы контролёры запирали двери в кинозал, набитый детьми, в борьбе с безбилетниками. И сбежали первыми от дыма. Погибло больше 40 детей...Эта стая "охранников- контролёров" отличается под видом служебного рвения...  жестокостью. Охранник охраняет добро, контролёр по-своему тоже... А взять на себя роль спасателя и тащить детей за собой через все эвакуационные выходы, отпереть двери и выпустить задыхающихся детей... для этого надо иметь сердце. Так что дело не в правилах пожарной безопасности. которые нарушены... Дело  в крайней жестокости. А вот и стихийный митинг, требующий отправить в отставку чиновников и губернатора... Знакомо по Волоколамску... По-моему, это  агония общества... на фоне триумфальной победы национального лидера  И как не вспомнить мандельштамовское: "Нам кажется, что всё благополучно, только потому, что ходят трамваи".  Как тут не ощутить если не  "ужас эпохи", то тревогу, думая о  сегодняшней России?...

Я вспомнил пожар в Брюгге рядом с Брюсселем на третий год моей эмиграции. Мы гостили там у родни в центре.Вдруг задымление. Инстинкт работал. Я схватил дочь хозяев, упитанную 5-летнюю девочку, моя тогдашняя жена - нашу  двухлетнюю дочь. Завернули их в одеяла с головой и ринулись с  четвертого этажа вниз по задымленной лестнице... Страх у нас был один - споткнуться  и  не успеть вытащить детей... Никакого мужества и в помине. Инстинкт работал. А тут?

Спасибо Снобу, который по сути на ленте информации ведёт репортаж о том, что происходит в Кемерово... Смотрю в страхе, как цифры погибших детей увеличиваются... Горько...

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Ещё из переписки с Анной Квиринг:

 "Дорогой Эдуард, конечно, это правильно, что Вы опубликовали этот отрывок из письма и Ваш комментарий: сейчас все в ужасе и в трауре, а мы с Вами как будто мирно разговариваем о театре... хорошо, что Вы написали об этом. В Вашем комментарии я бы не согласилась с тем, что дело в "охранниках" или "контролерах"...

Нет, дорогая Анна, думаю, что не  так. Самая совершенная пожарная автоматика и сигнализация, самые продуманные Правила пожарной безопасности не будут работать, если всем заправляет   многомиллионная армия охранников-контролёров с минимальной зарплатой, отличающаяся  стремлением "не пущать"  и "стянуть на пропитание". Власть не в состоянии управлять этой армией  в спецформе вахтёров с таким сознанием, но из последних сил пробует не сдавать своих наместников: мол, найдём виновных и накажем.... Губернатор Кузбасса обязан был сам подать в отставку, а вместо того  приносит  извинения лично Президенту и  объявляет  стихийный митинг сборищем бузотёров. Его заместитель перед митингующими встаёт на колени; призывая не пиариться, осаживает "крикуна"... и попадает пальцев в небо! Человек потерял на пожаре пятерых членов семьи...! В Волоколамске губернатора закидали снежками,  районного начальника затащили в толпу и избили... И всё это  спустя неделю после триумфального переизбрания президента? Всё трещит в этом государстве единения народа с лидером. Включая внешнюю политику. Полный провал. Высылают 100 (больше) российских дипломатов из 20 стран? Министр Лавров гнёт своё: такое хамство сносить не будем! Ай да дипломат у нас!!!

Нет, дорогая Анна, думаю, дело не только в государственных заботах о безопасности. Пару недель назад сидел в к/р "Ренуар" в центре Лондона на просмотре фильма Звягинцева "Нелюбовь". Зал человек  на 100. После начала сеанса открыли два выхода сверху. Мало того, высвечена в тёмном зале внизу под экраном вывеска "Запасной  выход" на защёлке, которая просто откидывается зрителем, который вдруг решил выйти, уйти, вернуться. Три выхода. Да, после начала сеанса можно заглянуть в зал и безбилетнику... Ну и что! Контролёр просто улыбнётся,   а то и придержит дверь, чтоб не хлопнула... Доброта, приветливость, предупредительность, готовность помочь найти место на лицах этих контролёров... И такое я вижу уже который год во всех кинотеатрах Лондона. У нас же строгие тётки стоят на страже. Не пущать безбилетников! А в случае с ТЦ  в Кемерово они просто закрыли детей на ключ, а сами пошли п...., простите, семечки лузгать, звонить, перекусить,  что-то купить. До конца сеанса... И какие такие правила тут нужно разрабатывать, чтобы такого не было? И какая такая сигнализация и автоматика тут может помочь? Души этих тёток или дядек надо вытрясти за погибших детей. Души вытрясти, а не правила менять, сигнализацию-автоматику налаживать...

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

О, увидел  этим утром  в буквальном смысле "под занавес":), Вашу поддержку, и отлегло. Спасибо. Я уж не знал, что думать в связи с Вашим исчезновением . То ли  приболели и не до того, то ли затосковали из-за ухода из Сноба Вашего фаворита, Рами:))). Рад, Надежда, если серьёзно, что Вы в добром здравии и остались-таки в числе моих немногочисленных читателей. Ещё раз, спасибо. С наилучшими пожеланиями в дни нашей Пасхи ( Вам с Вашим английским не чужд и этот лондонский театральный мир).

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Эдуард, я всегда с удовольствием Вас читаю! Мне,конечно же. жаль всех, кто уходит, но для этого, слава богу, есть фейсбук!

Мой срок  тоже  скоро наступит( во всех смыслах). только что вернулась с похорон, хоронили моего последнего дядю в Ярославле.

На обратном пути задержалась в Москве у подруги, походили по выставкам, открыла для себя музей русскоо импрессиоизма, сходили а концерт в зал им. Чайковского(концерт Грига для фортепиано с оркестром, восторг!)

Я рада, что кто-то ещё, кроме Рами, заметил моё исчезновение ):

Будьте здоровы!

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Надежда, я тоже беспокоилась, Без Вашего " а в остальном прекрасная маркиза..." лично мне не уютно на Снобе:). Григ прекрасен , да))).

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Москвичи не ходят в музеи и  на концерты. По своей ближайшей родственнице, жившей до прошлого года безвылазно в Москве, знаю. А Вы вот приезжаете и сразу в Музей русского импресионизма... Я б туда сходил, чтоб разглядеть один портрет  жена Репина. Любопытный Илья Ефимыч был мужЧина. Влюбчивый, скандальный, неверный. Однако Советы хотели его сманить из Куокколы. Устоял старик, выгонял  "засланных казачков" Бродского и других: «Вы предлагаете мне деньги, вы, просящие милостыню, совершенно опустошившие великую Россию, где сейчас миллионы голодают и влачат жалкое существование… Я не богат, но и не настолько беден, чтобы принимать ваши деньги». Не терял головы старик до самой смерти. В отличии, кажется,от одного из его внуков...

Ладно, Надежда, спасибо за отчёт о посещении Москвы. Берегите себя, как говорят англичане.

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Моя подруга - москвичка, правда, родом из Самары (Куйбышева)...

То-то и оно, что Ваша подруга - москвичка родом из Самары-городка. А моя родственница коренная москвичка... Беда с ними, с москвичками по рождению:)) Ничего у них нет, кроме фанаберии:)

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Наконец, я получил фотографию Харриет в роли Брутуса. Жду фото Клеопатры:)

Эдуард Гурвич Комментарий удален автором

А вот теперь и фотография Харриет в роли роскошной Клеопатры