Все записи
МОЙ ВЫБОР 09:45  /  18.03.13

1564просмотра

"Što bi u Polju Kosovu?", часть 2.

+T -
Поделиться:

Часть 1

Вечная проблема истории, как научной дисциплины, состоит в том, что от неё ожидают именно что «истории», то есть связного повествования о «делах давно минувших дней», объясняющего «что на самом-то деле было» и содержащего в себе незанудную мораль, позволяющую новым поколениям избегать досадных ошибок их предков.

Возможно, я слишком оптимистичен, но мне кажется, что в отношении временного промежутка начинающегося, примерно с 1700 года и заканчивающегося 1900 годом, это даже и реально. Я исхожу из того, что наиболее важные события мировой истории этого периода, с одной стороны, достаточно хорошо задокументированы, а с другой стороны, уже не злободневны. Под термином «хорошо задокументированы» я подразумеваю не только то, что сохранившиеся документы содержат достаточное количество фактов, но, также, и то, что почти любое событие оказывается описанным с различных точек зрения, что позволяет провести критический анализ источников и отсеять значительную часть субъективных суждений их авторов. Не менее, если не более важным представляется то, что смысловое наполнение слов, которыми пользуются авторы документов 18-20 веков чаще всего настолько близко к современному, что их можно понимать буквально, не рискуя пасть жертвой экстраполяции в прошлое не соответствующих той эпохе реалий сегодняшнего дня, описываемых  теми же словами.

Однако, как это было проницательно подмечено академиком Фоменко, при попытке восстановить последовательность  событий, имевших место в семнадцатом веке или ранее, а тем более – дать сколь-либо детализированное описание этих событий, мы натолкнемся на препятствия, которые до сегодняшнего дня остаются, по моему убеждению, принципиально непреодолимыми.

Мы не располагаем достаточным объемом сохранившихся с тех времен документов. Те, что имеются, чаще всего отражают точку зрения какой-то одной стороны, вовлеченной в события. А хуже всего, - реалии современного мира настолько отличаются от существовавших, например, в Средние Века, что очень часто мы не можем быть уверены в своей способности правильно понять, что имел в виду летописец, говоря о том или ином явлении.

Постараюсь пояснить свою мысль на примере эволюции такого принципиального понятия, как «народ» («история …..ского народа»). 

Как и почти любое базовое понятие человеческой цивилизации, термин «народ», «этнос» не поддается однозначному определению и понимается на интуитивном уровне. Такие термины, подобно луковице, состоят из напластования различных оттенков смысла, различных классификационных признаков. Мы можем определить этнос, как группу людей, объединяемых использованием определенного языка, по принадлежности к определенной религии, по совокупности антропологических черт, по общим элементам быта, по наличию гражданства того или иного государства.  Никакая совокупность этих элементов не является исчерпывающей для определения любого этноса. Китайцы говорят на абсолютно взаимонепонимаемых языках, оставаясь одним этносом (их цементирует письменный язык). Хорваты, сербы и боснийцы говорят на одном языке, но являются самостоятельными этносами. При этом, если эти три народа обладают, по сути, общим литературным языком, то внутри сербского и хорватского этнических ареалов наличествуют настолько существенно различающиеся диалектные и культурные общности, что человеку далекому от балканских реалий трудно поверить, в то, что речь идет о представителях одного народа. Разговорный язык, кухня и традиционная одежда боснийских сербов, хорватов и муслиман (босняков) практически неотличимы, в то время, как далматинский хорват из Дубровника и его соплеменник из северохорватского Загорья, несут на себе печать многовекового влияния, соответственно, итальянской и венгерской культур. Австриец из Линца и немец из Мюнхена, канадец из Ванкувера и австралиец из Перта отличаются друг от друга не языком или религией, а в первую очередь гражданством. И т.д., и т.п……

Таким образом, этничность существует не в виде объективных, легко поддающихся классификации признаков, а в сознании человека и его окружения. Человек является «русским» или «сербом» не потому, что он обладает некой объективной «русскостью», «сербизмом» и т.д., а в силу его русского или сербского самосознания и готовности окружающих признавать его «русским» или «сербом».

Тем не менее, на эмпирическом уровне мы отличаем этносы по неким формальным признакам и принимаем именно их за объективные признаки этничности. Проблема, однако, состоит в том, что набор и относительная важность таких признаков определяется исключительно дискурсом современной нам цивилизации. При попытке экстраполяции подобного метода различения этносов в прошлое, мы сталкиваемся с тем, что в разные эпохи в одних и тех же регионах самоидентификация людей строилась на разных наборах формальных признаков. И часть из них к нашему времени уже стали малопонятными или совсем непонятными на интуитивном уровне.

Сегодня, когда мы говорим о «сербах», мы понимаем под этим совокупность людей, идентифицирующих себя как сербы и объединяемых в одном случае совокупностью православного вероисповедания с использованием экавской и йекавской форм штокавского диалекта сербохорватского языка (Босния, Хорватия, Воеводина), в другом – совокупностью гражданства Сербии с  использованием торлакского диалекта, промежуточного по отношению к сербохорватскому, македонскому и болгарскому языкам (Южная Сербия), в третьих – лишь сознанием своей причастности к исторической судьбе Сербского государства (Черногория). Увы, попытка дать более простое определение современного сербского народа мне представляется сопряженной с существенным искажением реального положения дел. Даже на этом уровне конкретизации понятия «сербы» мы столкнемся с тем обстоятельством, что малейшее отклонение от принципа примата сербского самосознания перед формальными идентификационными признаками создает поле для серьезных конфликтов и противоречий. Одной из причин войны в Боснии была склонность политиков и «ученых-историков» каждой из боснийских общин к «зачислению» в ряды «заблудших овец» соответственно сербского, хорватского и боснийского стада всех тех боснийцев, которые могли быть описаны любым произвольно выбранным классификационным признаком – языком, религией, территорией проживания. Босняки стремились поставить под свой контроль «боснийцев-католиков» и «боснийцев-православных». Сербы не понимали, как можно говорить о независимости от Сербии «сербов-мусульман». Хорваты стремились выкроить из боснийской территории куски, населенные не только католиками, но и «православными хорватами», а также «хорватами-мусульманами». И это все – в наше время, когда, казалось бы, мы более-менее способны понять, что мы подразумеваем под тем или иным термином.

Современное представление об идентификационных признаках этноса стало более-менее распространенным только в 18 веке. Ранее, примерно с XI по XVII века наиболее существенными факторами самоидентификации были отнюдь не язык или территория проживания, а подданство определенному государю и религия. Нет, естественно, и тогда люди, говорившие на немецком или итальянском языке, до некоторой степени, осознавали свою общность с другими носителями этого языка. Но относительная ценность такого признака заметно уступала тому, был ли тот или иной германоязычный человек католиком или протестантом, подданным Габсбургов или Гогенцоллернов. Поэтому, найдя в средневековой летописи упоминание о «сербах», мы должны понимать, что речь идет лишь о жителях земель, подчиненных тому или иному феодальному роду, ведущему происхождение от вождей сербского племенного объединения времен завоевания Балкан славянами, и исповедующих ту же религию, что и их суверен. То же самое относится и к терминам «греки», «болгары», «венгры».

Углубляясь еще дальше в прошлое, мы можем заметить, что в период с VI по X век, пока у жителей Балкан сохранялась более-менее выраженная племенная структура, этнонимы отражали в первую очередь принадлежность к тому или иному племенному объединению. Когда Константин Порфирогенет в своем трактате «De administrando imperio» описывает границы земель, населяемых сербами и хорватами, речь идет именно о племенных объединениях. Даже если не брать в расчет некоторую сомнительность самой идеи о возможности обоснования историческими аргументами «права» того или иного народа на владение землями, населенными другим народом, имеющим совершенно иные планы в отношении себя и своего отечества, то, тем не менее, из того факта, что, согласно Порфирогенету, сербы населяли в X веке добрую половину нынешней Далмации – до Сплита и Задара, а хорваты – всю западную половину нынешней Боснии, никак невозможно делать те далеко идущие выводы, к которым приходят сербские или хорватские националисты-романтики. В наше время в Хорватии и Боснии, термины «серб» и «хорват» являются почти полными синонимами терминов «православный» и «католик». Во времена Порфирогенета «сербы» и «хорваты» могли быть как православными, так и католиками, а также еще и богомилами – приверженцами многочисленной средневековой гностической секты. За прошедшие с той эпохи века потомки раннесредневековых «хорватов» попавшие под каноническую юрисдикцию православных церквей приобрели сербское самосознание, а та, часть «сербов» из княжеств Хум, Травуния и Дукля, которые приняли католичество, стали далматинскими хорватами.

Подводя итог этому затянувшемуся введению, я хотел бы обозначить свою позицию по поводу любой попытки систематического изложения истории балканских народов. Да, мы обладаем достаточным объемом достоверных письменных и археологических свидетельств для воссоздания общей картины исторического пути Балкан. Мы можем проследить эволюцию того или иного племенного объединения в феодальное государство. Мы можем описать с известной детализацией историю десятков средневековых сербских, хорватских, албанских, болгарских владетельных семей. Мы можем восстановить хронологию войн, мятежей, а также даты основания монастырей. Но! Мы должны понимать, что это все – история социальных институтов, не имеющих прямых аналогов и «законных наследников» в современности. Существующие сегодня балканские этносы – порождение эпохи Просвещения и политических игр XIX – XX веков. Границы этих этносов проходят в сознании их представителей, а не по земле. Биологическая и цивилизационная преемственности не коррелируют между собой. Предки современного серба могли, не переставая жить в той же самой деревне и, лишь постепенно, от века к веку, меняя словарный состав своего разговорного языка, быть триста лет назад «просто православными», пятьсот лет назад «албанцами», восемьсот лет назад  «ромеями», тысячу лет назад «болгарами», тысячу триста лет назад «хорватами», а тысячу семьсот лет назад – «иллирийцами».

Часть 3

Комментировать Всего 62 комментария

Настала пора, конечно, развести понятия "нации" и "этноса". Что делать с Балканами - Вы предлагаете определённый путь, который я, впрочем, не вполне уяснил. Может, изложите подробнее?

Понятия "нации" и "эноса" четко разделяются, например, в английском языке, но, к сожалению, дихотомия "нации", как политического образования и "этноса", как культурного не может быть в полной степени применима в отношении Восточной Европы, где тенденция к постепенному оформлению каждого этноса в отдельную нацию доминирует уже с середины XIX века.

И я, Алексей, не пытаюсь что-то "предлагать", а тем более "делать" с Балканами  (эрцгерцог Франц Фердинанд пытался, но кончилось это как-то не очень хорошо). Я стараюсь обосновать свою точку зрения, состоящую в том, что "правды" отдельных балканских народов не столько противоречат друг другу, сколько образуют очень обширные зоны "пересечения" в которых одни и те же события могут быть исчерпывающе объясненны с позиций нескольких национальных мифов. Бессмысленно пытаться убедить сербов в том, что Косово у них "болит" без достаточных оснований. Оно по факту болит. Но можно понять, почему Косово точно так же "болит" и у албанцев. И, надеюсь (я именно к этому стремлюсь подтолкнуть читателей), придти к выводу, что искать некую единственную Правду там бессмысленно, но нужно лоббировать такие решения, которые уменьшаяют совокупные страдания двух конфликтующих народов.

"... лоббировать такие решения, которые уменьшаяют совокупные страдания двух конфликтующих народов".

Да. Именно это и следует делать.

Но исторические экскурсы, становящиеся достоянием широкой публики конфликтующих народов,  работают против этой идеи.

Эту реплику поддерживают: Павел Гуляев

Ну что я могу сказать, Сергей? Я с этим тезисом не согласен. Я думаю, что уважительное ко всем сторонам конфликта обсуждение тех немногих "условно достоверных" сведений о предмете спора , которыми мы располагаем, только оздоровит обстановку. Впрочем, я вполне уважаю и Ваше мнение.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Елизавета Титанян

Мне понравился Ваш второй текст. Вам надо писать книгу.

Только имейте ввиду - Вы затрагиваете очень острые, действительно острые проблемы.

Мне неоднократно приходилось бывать на Балканах.

В одну из поездок в Словению я встретил историка, котрый в своих изысканиях  вел линию словаков от кельтов. Когда я рассказал об этом другому словаку, то мне стоило больших трудов замять скандал - он реально хотел разбираться с автором этой спорной идеи.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Сергей Кондрашов

Ага! Хорваты от Шумеров. Сербы - от древних Индо-Ариев (Сарасвати - Србосвят!). ;)

А тем не менее, такие теории движутся среди народа. На эту тему меня просвещал один чешский психолог.

Теории движутся, или народы движимы теориями?

Движутся. Но последнее обострение было в 1990-2000 годах и сейчас это снова удел 10-15% наиболее национально-возбужденных. Думаю, я в какой-то из следующих частей опубликую пару трогательных сербских и хорватских "исторических карт" . Знаете ли Вы, что "Сибирь" вначале называлась "Србирь"? ;) А у алжирского дея под носом шишка!

Ну, Србирь была не так давно. Помню Горана и Велизара. Горан точно там оставил генетический след. А кто такой дей?

Тем не менее, с развитием эволюционной генетики, отстаивать такие теории будет все тяжелее и тяжелее.

Не уверен. Отрезок времени, отведенный Историей на создание этого "бабушкиного одеяла" оказался ничтожно малым, в сравнениии с периодом необходимым для накопления генетических отклонений.

Я не это имела ввиду. Генетика четко доказывает кто от кого произошел, особенно на малом отрезке времени. Поэтому доказать то, что словаки не произошли от кельтов довольно просто. Эта наука находится в самом зародыше сейчас, но через 10-20 лет у нас будет полная карта миграций и превращений одних этносов в другие.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Сергей Кондрашов

А я именно об этом: не думаю, что точность метода возрастет до того, что бы полученной информацией можно было бы корректировать новейшую историю. ВременЫе промежутки слишком малы для формирования генетических флуктуаций. ИМХО, конечно.

Это действительно сложно на основании народов недавно разделившихся (украинцы, белорусы, поляки и южные русские практически не отличимы друг от друга генетически), но доказать, что у словаков микс гаплогрупп словянский, а не кельтский довольно просто. Таким образом, даже на маленьких отрезках времени можно говорить о степенях родства.

Тут дело не в отклонениях, а в "миксте" из уже имеющихся мутаций. Очень легко определить, что в регионе X, например 35% населения имеют гаплогруппу, сформировавшуюся в регионе Y.

Вот мои предки

Темно коричневые пятна находятся там, где было древнее Албанское царство (по Геродоту и Плутарху), населенное в основном утиями (удинами)

Замечательно. Прослеживается автохтонный кавказо-албанский субстрат. Но есть и иранский (очень близкий к албанам и армянам), арабский, тюркский, этрускский элементы.

Это если этнос очерчивать "объективно". Но этнос - это, в отличие от нации, понятие самоопределяющееся, возникающее из самоопределения, identity. Кто себя кем считает, тот тем и является. Для работы над самоопределением больше подходят факторы, которые дают большее эмоциональное подкрепление. А это не генетика. Или её будут просто игнорировать, не видеть и корить генетиков за оболванивание, или, что более гуманно, просто будут считать себя тем, кем хотят. По переписи у нас есть хоббиты в России. И на здоровье.

По-моему как раз нация - это более самоопределяющееся понятие.

Этнос - все же более объективное понятие, хотя Сергей и привел здесь несколько хороших примеров, когда это не так. Но его примеры, как мне кажется, как раз связаны с тем, что в XIX - XX веках, понятие этноса стало замещаться субъективным понятием национальности...

Не могу согласиться. Нация определяется подданством, гражданством или, в крайнем случае, около того, как абхазы и юго-осетины состааляют с нами одну нацию. А этнос, всё-таки, это самоопределение. Ну, прибавятся к традиционным типам мифов ещё и генетические, что с того? Это на доват "объективности". Пусть некие люди генетически имеют связи, положим, с турками, праславянами и геманцами. Я бы на их месте заявил, что от турок они наследовали настойчивость и тягу к прекрасному, от немцев - дисциплину и основательность, а от праславян, конечно, интеллектуальные способности и здоровье. Чудесный этнический характер получается. Основываем собственный институт генетики и доказываем это дело всему миру.

А как быть с тем, что в одной этнической популяции всегда часть происходит от одних, а часть - от других предков? Поделиться на два этноса, что ли. Если у Вас преобладают, положим южнославянские аллели, а у меня - северогерманские, мы что - разбежимся по конурам?

Не получится. Всё равно останутся только обшность культуры, религии, языка и целей, пусть даже усвоенных под плёткой.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Это сейчас в большинстве западных стран нация равна гражданству. В процессе распада многонациональных государств восточной европы, национальность как раз выросла из самоопределения. А этнос - это все таки гены, предки, и так далее.

это все таки гены, предки, и так далее.

Ох, сомневаюсь. Такое ощущение возникает из за совпадения двух явлений: относительной стабильности этнического амосознания и относительной стабильности популяции. Чаще всего в одной и той же деревне одно за другим поколение кровных родственников сохраняет одно и то же этническое самосознание. Но сами их гены и аллели в сохранении этно-культурной самобытности не играют никакой роли. Подменяйте в сербской деревне всех новорожденных сербов маленькими албанцами хоть сто лет - это ни на что не повлияет, если нет политических, социальных и культурных оснований для смены этнического самосознания. Темперамент - да, изменится, но не сознание.

Нет, я не имела ввиду, что самосознание того к какому этносу кто-то относится зависит от ген.

Я имела ввиду, что этнос  - это в первую очередь сообщество людей, которые ощущают что у них есть общие предки (что естествено может быть и не настолько верным при более ближайшем расмотрении), но это именно родство по крови.

У значительной части сербов, хорватов, албанцев и босняков - общие предки. Более того, веками эти предки жили в селах, сохраняя абсолютно невнятное восприятие собственной этничности. Они стали превращаться в сербов, хорватов, босняков, албанцев когда детей массово стали грамоте учить и про историю предков рассказывать. Значительная часть героев сербского народа является одновременно героями албанского народа. Это одни и те же люди, совершавшие одни и те же поступки, но сербы черпают из этого гордость за свою сербскость, а албанцы - за албанизм.  Нам просто сейчас, в XXI веке кажется невозможным, чтобы человек не осознавал, кто он по национальности ( в смысле - этничности). Но в той же Индии десятки миллионов людей не знают - хиндустанцы они или уже бихарцы, телугу или тамилы.  Этническое самосознание это плод просвещения. Пока крестьянину не объяснят кто он, ему и в голову не придет иметь национальность.

P.S. Утрирую, естественно, немного. Ты уж прости.

Да, мне кажется, что утрируешь, потому что общий язык - это безусловно признак общих предков в понимании людей на нем говорящих (опять же не всегда так, но близко), и инстинктивно тот же крестьянин понимает, что те кто на одном с ним языке говорят (или одного вероисповедания) они ближе. 

Еще десять тысяч лет назад в Европе строили монолиты, которые были призваны видимо подтвердить право на землю - раз здесь предки похоронены, так это моя земля.

П.С. Родство не означает мир и понимание. Джеральд Даймонд как раз подмечает что все войны в новой Гвинее происходят между папуасами одного племени.

Опять же, язык играет такую роль, если это - литературный язык. Когда в Европе стали выкристаллизовываться этносы, значительная часть населения говорила на всяких местных суржиках. Кстати о суржике. Как ты думаешь, повседневный язык жителей Донецка делает их украинцами или русскими? Он как-то вообще на их этничность влияет? Как язык кубанцев влияет на их самосознание?

Эту реплику поддерживают: Александр Звонкин

Ну видишь, здесь стирается грань между этносом и национальностью. Я привыкла думать, что донбассец может быть украинцем по национальности вне зависимости от того на каком языке он балакает, а кубанцы довольно близкий этнос к украинцам, но по своему национальному самосознанию - они безусловно русские.

Извини, собезьянничаю.

Ну видишь, какая неоднозначная, зыбкая материя эта этничность? Мне кажется, что разница между нацией и этносом в чисто политической природе первого и преимущественно культурной - второго. Житель Донецка, как фотон, схлопывающийся при наблюдении то в корпускулу, то в волну. Отдай его в украинскую школу - будет щирий украiнец, отдай в русскую - сама знаешь что будет. Там оба варианта в потенции присутствуют.

Безусловно.

В этом ключе инетересен вопрос распространения Индо-Европейского. Распространялся ли он с носителями только или же местные группы по какой-то причине на него перешли.

Очень наглядный вариант ответа можно найти в Индии.  Индо-арийский ареал - от Кабула до Калькутты, от Кашмира - до Гоа и Шри-Ланки. Ближе к Гиндукушу - чисто европеоидный тип. На перифирии ареала - практически несмешанные автохтоны. То есть нет единого ответа. Есть спектр вариантов "обиндоевропеиванья".  Но в чистом виде ни того ни другого почти не происходило. Просто , разная пропорция пришлых носителей нового языка. Имхо.

А почему вообще обиндоевропеивались по твоему мнению?

Жестокость носителей индоевропейской культуры в сочетании с относительно высокой для кочевников культурой - металлургия, ювелирка и т.д. Для индоевропейцев было характерно уничтожение почти всего городского населения вместо его порабощения. Поэтому шансы на асимиляцию относительно немногочисленных пришельцев местными культурами сокращались. Вспомни, что случилось с Мохенджо-Даро, что происходило в Греции при дорийском завоевании и т.д.

Для индоевропейцев было характерно уничтожение почти всего городского населения вместо его порабощения.

- Это по каким данным? Извини, я правда не знаю.

Кто такой Мохенджо-Даро я не знаю, так что не ругайся.

Я вот недавно в книге по эволюции прочитала предположение, что у индоевропейцев могла возникнуть мутация ращепляющая лактозу, и это мол помогло их шествию по миру так как с ними всегда была еда. Элегантная теория, надо сказать.

Я все-таки думаю, что полезные мутации распространяются сами, без посредства полчищ злобных вонючих мужиков с большими ножами.

Но распространяются они только через носителей и их потомков. С ножами или нет, такая теория подразумевает, что индоевропейцы вытеснили с територий ранее живущее там население.

Ты знаешь, я довольно скептически отношусь к современному состоянию знаний о путях эволюции видов. В теории так и получается, как ты говоришь. Но если ты попытаешься по тем же гаплогруппам разобраться с предками любой популяции, то выяснится, специфические "индоевропейские" маркеры отнюдь не доминируют в индоевропейских популяциях. Вот, например, карта распределения классической "арийской" R1aгаплогруппы:

Эту реплику поддерживают: Сергей Тимофеев

По-моему мы говорим не противоречивые вещи. При смешении поппуляций, гаплогруппы остаются от обеих поппуляций, но advantageous gene распространяется по всей популяции даже если он изначально был только у одного 'народа'.

Хм....Я уже писал, что довольно скептически отношусь современным эволюционным теориям вообще и к теориям, объясняющим причины и механизмы распространения тех или иных мутаций в популяциях, в частности. Я не уверен, что advantageous gene являются именно тем, чем их принято сейчас считать. Не то, чтобы у меня была альтернативная доктрина, но "общепринятый" взгляд на этот предмет представляется мне пышным зданием, возведенным на слишком зыбком фундаменте.

Это по каким данным?

Это мое впечатление от чтения описаний археологических раскопок, связанных с миграциями индо-ариев.

Кстати еще пример в твою копилку: когда западно-украинские просвещенцы Русалка-Днистрова пытались соответствовать новонайденой украинской индентификации, они писали кирилицей, но, пытаясь использовать меньше польщизмов, часто использовали не украинские, а русские слова ;-)

Но это все только подтверждает мой тезис, по моему.  Для меня национальное самосознание - это процесс унификации этноса и приобретения им идей о своей государственности.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Ты тоже учитывай, что когда я с напором доказываю правильность своего тезиса, это совсем не означает мою убежденность в неверности оспариваемого. Это все разные аспекты единой реальности, не сводимой к простым формулам. И если я так напираю на своей правоте, то только потому, что считаю отстаиваемую точку зрения полезной для того, чтобы читатели имели её в голове наряду с другими концепциями.

В нас насправдi, шановний пане, по-моему правота одна, лишь немного отличаются определения ;-)

Вот если бы Владимир Владимирович подключился...

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Да и его, по правде говоря, "клинит" только в узком диапазоне тем, связанных с ходульным русизмом. Думаю, и во Львове можно найти какого-нибудь славного дядька-профессора, у которого сознание отключается на патриотической тематике, а в остальном - душа компании.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Франция, 1790

В 1790 году во Франции по-французски говорили 10% населения. Новая революционная власть поручила аббату Грегуару разработать меры по подавлению местных диалектов (patois) и по переходу всей страны на официальный французский язык.

Не знаю, что конкретно предложил аббат, но такое подавление, порой довольно варварское, продолжалось как минимум до конца 1930-х годов. Некоторые диалекты в итоге исчезли (например, окситанский), другие несмотря ни на что сохранились (бретонский, эльзасский, баскский, корсиканский). Но по крайней мере все теперь понимают французский.

Но по крайней мере все теперь понимают французский.

Это конечно радует, но я французские методы не очень люблю.

Сергей, мы недавно говорили с моим хорошим другом про список книг необходимых к прочтению любому образованному человеку. В его списке не было бе одной историко-философской книги объясняющей понятия национализма. Эти понятия, как мне кажется, необходимы для любого переосмысления истории последних 2-3 сотен лет.

Я предложила Гелнера, но только потому что это единственная книга, которая повстречалась мне.

А какие книги по этим вопросам порекомендовал бы ты?

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Я бы включил в этот список будущую книгу Сергея (которую ему советовал написать Сергей)

Очень сложный вопрос. Я могу порекомендовать нескольких авторов, но не в состоянии выбрать какого-то одного, который "всю правду пишет".

Точно не рекомендую русскоязычную литературу - слишком большой уклон в наивный объективизм, да и общий уровень текстов снижается год за годом.

Из относительно нового англоязычного:

Anthony D. Smith, Myths and Memories of the Nation и The Nation in History

Elizabeth Tonkin, History and Ethnicity

Thomas Hylland Eriksen, Ethnicity And Nationalism

Но это все - довольно политкорректные и благонамеренные авторы, так что острые углы стараются сглаживать. А спорные, неоднозначные вопросы (так что читать интересно), обычно поднимаются совсем уж безбашенными радикалами, у которых темы-то интересные, да написана полная чушь.  Ну, как у, прости Господи, Гумилева.

Отлично, спасибо. У меня по-моему есть сборник статей по национализму под редакцией Антони Смита. Надо посмотреь будет его работы. Ну и все остальные приняла к сведению.

Про Гумилева и чушь - Катерина сегодня как раз поставиластатью в которой написано что западные украинцы - не украинцы вовсе ;-)

Ну да. Достаточно смениться трем бесписьменным поколениям и никому в голову не придет, что предками этой крестьянской семьи были не славяне, а половцы. Вот только этничность абсолютно независима от "объективных данных" и галичане как были эталонными  украинцами, так и останутся. :)

И не забудем, что генетическая картография делает только первые шаги. Будет еще масса сюрпризов, неожиданностей и резких изменений в трактовках данных.

Кстати, о Гумилеве: ты читал это: Лицо русской национальности, или крах популярной расологии? Опубликовано в http://www.gumilev-center.ru/ со ссылкой на журнал Власть. Насколько все это правда я не знаю, но текст к концу становится просто истеричным, хотя читать было интересно. Вот отрывок

"Молекулярно-генетические результаты первого в России исследования генофонда титульной национальности сейчас готовятся к публикации в виде монографии “Русский генофонд”, которая выйдет в конце года в издательстве “Луч”. Журнал «Власть» приводит некоторые данные исследований. Так, оказалось, что русские – это никакие не «восточные славяне», а финны. Кстати, эти исследования в пух и прах разгромили пресловутый миф о «восточных славянах» – о том, что якобы белорусы, украинцы и русские «составляют группу восточных славян». Единственными славянами из этих трех народов оказались только белорусы, но при этом выяснилось, что белорусы – это вовсе не «восточные славяне», а западные – ибо они генетически практически не отличаются от поляков. Так что миф о «родственной крови белорусов и русских» оказался полностью разрушен: белорусы оказались фактически идентичны полякам, белорусы генетически очень далеки от русских, но зато очень близки чехам и словакам. А вот финны Финляндии оказались для русских куда генетически ближе, чем белорусы. Так, по Y-хромосоме генетическое расстояние между русскими и финнами Финляндии составляет всего 30 условных единиц (близкое родство). А генетическое расстояние между русским человеком и так называемыми финно-угорскими народностями (марийцами, вепсами, мордвой и пр.), проживающими на территории РФ, равно 2-3 единицам. Проще говоря, генетически они ИДЕНТИЧНЫ."

Русы

Я недавно с удивлением узнал, что племя русов было скандинавским. Они в какой-то момент обложили данью славян, а что было дальше, я не очень знаю.

А вот варяги как раз были сборной солянкой. Это были воиниы-наёмники. Одни из них могли воевать с Византией, другие - быть на службе у Византии.

Ну, с русами все до сих пор очень неясно. Фактов-то почти нет.

Шнирельман

Прочитав одну книгу Виктора Шнирельмана и один сборник статей под его редакцией, горячо рекомендую этого автора. По-моему, очень серьёзный и объективный автор, хоть и по-русски пишет :-) Библиографию можно найти на его странице в Википедии:

В. А. Шнирельман

По-моему, очень серьёзный и объективный автор,

Я согласен с такой оценкой Шнирельмана, хотя, на мой вкус, он делает слишком большой акцент на инструменталистский подход к оценке процессов этнообразования. Т.е. на сознательное конструирование этничности локальными элитами.

тоже присоединяюсь к Машиному вопросу