Все записи
МОЙ ВЫБОР 15:02  /  25.03.13

1029просмотров

"Što bi u Polju Kosovu?", часть 4

+T -
Поделиться:

Часть 3

К моменту славянского завоевания, Балканы были уже достаточно давно христианизированным регионом. Впрочем, если прибрежные области имели действительно глубокую связь с христианством, восходящую еще к временам ап. Павла, то во внутренних областях христианскими в основном были крупные города – Филиппополь (Пловдив), Наиссополис (Ниш), Скупи (Скопье) и т.д. в то время, как крестьянство являлось христианским чисто номинально. Иллирия и Фракия дали Восточной церкви ряд святых (Флор и Лавр Иллирийские, Лидия Иллирийская, Дионисий Фракийский), многих известных епископов и, в общем, играли довольно заметную роль в религиозной жизни Византии IV-V веков. Однако, славянское вторжение практически уничтожило христианство повсюду на Балканах, кроме узкой прибрежной полосы, которую смогла удержать Византия. Поскольку славяне истребили или изгнали жителей захваченных городов, то христианская традиция  пресеклась приблизительно на 300 лет, вплоть до того момента, когда начавшая укрепляться славянская аристократия не ощутила потребность в легализации своей власти и в политическом признании.  Массовой рехристианизация стала в последней трети IX века, то есть примерно тогда, когда христианство приняла и Киевская Русь. Трудно сказать, сыграла ли в этом решающую роль миссия св. Кирилла и Мефодия, бывших фессалоникийскими славянами, либо, наоборот, их деятельность была вызвана уже сформировавшейся потребностью балканских славян-христиан в собственной богослужебной литературе. Однако именно в период активного миссионерства Кирилла и Мефодия были почти одновременно созданы два славянских епископата – Болгарский в 865 году и Сербский в 870. Сербский епископат был основан в г. Рас, на месте нынешнего Нови-Пазара  к северу от Косово. Поскольку долина Ибара (нынешний сербский анклав Северное Косово) издавна была частью земель сербского племенного союза, она вошла в состав Сербского епископства. Остальные косовские земли, уже двести лет входившие в состав Болгарского Царства, попали под юрисдикцию Болгарского архиепископства, получившего более высокий статус в силу могущества Болгарского государства. Амбиции болгарских царей этим не ограничились и уже через пару поколений, в 927 году, болгарский архиепископ был официально провозглашен Патриархом, а Болгарская церковь стала первой автокефальной славянской церковью. За три года до этого сербские князья признали суверенитет Болгарского Царства и на момент учреждения автокефалии сербские христиане были прихожанами Болгарской церкви.

рис 1 Балканы в 1000 году

Тучи стали сгущаться над Болгарским Царством еще тогда, когда оно начало восхождение к зениту своего могущества. В 895 году через Карпаты в Паннонскую низменность вторглись племена венгров. За несколько лет до этого венгры были изгнаны из своей степной родины Лебедии между Доном и Волгой печенегами, в свою очередь теснимыми хазарами. Вначале венгры попытались закрепиться на Днепре и даже обложили данью Киевское княжество, но воевать на два фронта – против руси и печенегов не смогли и всей массой попытались вторгнуться в Болгарию в районе низовьев Дуная. Первый натиск болгары отразили, и тогда венгры через карпатские перевалы ворвались в пределы Великоморавского княжества и остатков когда-то могучего Аварского каганата.  Образ жизни и «способ ведения дел» венгров в тот период мало отличались от того, чем прежде «прославились» гунны, авары, а позднее – татаро-монголы. На протяжении почти ста лет венгерские набеги опустошали Центральную Европу. Именно необходимость получить защиту от венгров была одной из причин временного подчинения сербских князей суверенитету болгарских царей. Охватывавшее территорию современных Болгарии, Македонии, Сербии, Косово, Албании и Румынии Болгарское Царство оказалось между венгерским молотом и византийской наковальней. Весь десятый век болгары с переменным успехом боролись с венграми. Однако в ту эпоху кочевники имели явное преимущество перед оседлыми народами в военной технике. Венгры не пытались что-либо захватить за пределами Паннонии, но их постоянные грабительские набеги настолько ослабили Болгарию, что после серии войн, не приносивших окончательного успеха ни одной из сторон, в 1018 году Первое Болгарское Царство было полностью захвачено византийцами под предводительством императора Василия II, прозванного позднее Болгаробойцем.

рис 2 Балканы в 1100 году

Создавшаяся ситуация вакуума на месте обрушившейся Болгарской империи, а также нахождение на границе сфер влияния Византии и Венгрии создали благоприятные условия для усиления маленького сербского княжества со столицей в Расе.

К этому времени территория Рашки, как называлось это сербское государство (Rassia в латинских источниках. Привет академику Фоменко!!!), сильно сократилась в сравнении с временами Константина Порфирогенета. Западные и северные сербские племена оказались в вассальной зависимости от Венгрии и их судьбы разошлись с судьбами Рашки. В то же время расские князья получили возможность расширять зону своего влияния на юг и юго-восток – в пределы приморского княжества Дукля (также называемого Зета) и в сторону центрального Косово, нынешней южной Сербии, а также Македонии.

Впрочем, от падения Болгарского Царства до того момента, пока сербским князьям удалось впервые в сербской истории захватить часть Косово, расположенную южнее Ибара, прошло полторы сотни лет. Все это время Косово входило в состав Византии.

Разбив болгар, византийцы решительно перестроили Болгарский автокефальный патриархат. Автокефалия была подтверждена, однако Патриархат упразднили. Главой болгарской церкви, местопребывание  которого переместилось к этому времени в последнюю столицу Болгарского царства – город Охрид, на границе современной Македонии и Албании, стал архиепископ. Охридские архиепископы назначались из числа грекоязычных монахов и церковнослужебным языком вместо славянского вновь стал греческий. Эти перемены вызвали подспудное недовольство в среде христианизированного славянства. Религиозная ситуация усложнялась также церковным расколом – Великой Схизмой – в результате которого единая Православная Католическая Церковь в 1054 году раскололась на непримиримо враждебные друг к другу Римскую Католическую и Константинопольскую Православную церкви. Граница церковной юрисдикции Рима и Константинополя стала проходить примерно по линии Дунай-Сава-Дрина- Скадарское озеро-река Дебар-река Шкумбини. То есть южная половина современной Албании, Македония, Косово, современная Сербия и внутренняя часть Черногории подчинялись Константинополю. Северная Албания, побережье Черногории, Босния и Хорватия – Риму. На деле, епархии, расположенные вдоль этой линии еще на протяжении нескольких столетий переходили из одной юрисдикции в другую и обратно. Только начиная с XIII века позиции Православия стали более-менее неоспоримыми на территории Сербии, Косово, Македонии и южной Албании. Католицизм возобладал в северной Албании и Хорватии.  Босния же так и оставалась территорией с неопределенной, периодически меняющейся церковной юрисдикцией вплоть до покорения региона турками в конце XIV века.

рис 3 Балканы в 1200 году

Противостоянием православия и католицизма религиозные противоречия балканского региона не ограничивались. С X века, вначале в Болгарии, а потом и в Македонии, Косово, Сербии, Боснии стало набирать силу гностическое еретическое движение богомилов, восходящее корнями к армянскому павликанству. В других странах Европы богомилы стали известны под именами патаренов и альбигойцев. Богомилы были многочисленны, но гонимы как католиками, так и православными. Точная география распространения приверженцев богомильской секты не ясна. Однако, к концу XII века они политически доминировали в Боснии. А поскольку именно в оппозиционных и католицизму, и православию богомилах обычно видят первоначальный субстрат, из которого образовалась славяно-мусульманская община Боснии, то можно предположить, что немалое их число проживало и в остальных регионах, подвергшихся позднее сильной исламизации – в нынешнем Санджаке (области между Сербией и Черногорией с главным городом Нови-Пазаром), в Косово, в Албании и в Македонии. Впрочем, гипотеза о богомильском происхождении современных босняков-мусульман базируется лишь на двух достаточно произвольных допущениях: на том обстоятельстве, что, как кажется, наибольшая концентрация богомилов была в раннем средневековье в Боснии (там существовала даже богомильская Боснийская церковь, бывшая одно время государственной), и на необъяснимом иначе факте, что исчезновение из летописей и иных письменных документов упоминаний о богомилах совпало с появлением упоминаний о славянах-мусульманах.

рис 5 Дакско-романская гипотеза происхождения албанцев

К периоду временного усиления византийского влияния на Балканах в XI – XII веках относятся и первые упоминания об албанцах. Впрочем, сами термины «арбон» или «албаной», от которых происходят этнонимы албанцев в большинстве европейских языков, восходят еще к античным авторам (Плиний и т.д.). Именно так, судя по всему, греки называли одно из крупных иллирийских племен. Вероятнее всего, что когда название «албаной»-«арбанаси»-«арбанон» начало изредка встречаться в византийских рукописях XI-XII веков (Михаил Атталиат, Анна Комнина) это стало результатом переноса античного этнонима на средневековых обитателей того же региона. Во всяком случае, самоназвание албанцев – «шкип» или «штип» - не имеет никакой связи с античным иллирийским этнонимом. Албанские ученые и политики отстаивают теорию о прямой преемственности античных иллирийцев и современных албанцев по причине большей «престижности» статуса автохтонов региона, однако достаточно веских аргументов в поддержку этой версии не имеется. Надо отметить, что албанцы являются, пожалуй, наиболее поздно «появившимся» в письменных источниках европейским народом. Комнина и Атталиат упоминают их в середине XI века, в качестве общего имени для населения одной из мятежных областей. А, вот, первые упоминания об особом албанском языке и первые записи на нем относятся лишь к середине XV века. Насчет же территории, на которой произошло формирование албанского языка и группы племен, ставших основой современного албанского этноса, существует несколько различных гипотез. Многие сербские националистически настроенные исследователи вообще настаивают на физическом появлении албанцев в балканском регионе не ранее X-XI  веков, что снижает в их глазах «обоснованность» права косовских албанцев на самоуправление. Якобы, албанцы – кочевое племя, вроде цыган, переселившееся на Балканы из неизвестного места. То, что в истории албанских племен имели место миграции – несомненно. Все балканские народности, кроме греков, являются потомками раннесредневековых кочевников и полукочевников (не по доброй воле ведших в то время подобный образ жизни). Однако все серьезные научные исследования подтверждают тесную связь албанцев не просто с Европой, но именно с балканским регионом. Генетические исследования последних лет показывают, что албанцы имеют наибольшее количество общих маркеров (в порядке убывания) с греками, итальянцами, болгарами, сербами и румынами. Никаких «необычных», нетипичных для региона гаплогрупп обнаружено не было. Лингвистические характеристики албанского языка крайне неопределенны, своеобразны, но также однозначно указывают на автохтонность албанцев. Албанский язык является изолированным языком индоевропейской группы (подобно армянскому и греческому языкам). Некоторое отдаленное родство в грамматике прослеживается с греческим и литовским языками, оба из которых сохранили массу архаических черт, так что подобное сходство, скорее, указывает на относительно неплохую сохранность в албанском протоиндоевропейского грамматического субстрата, чем на прямые исторические связи, скажем, с предками литовцев. Словарный состав албанского языка демонстрирует большое количество латинских заимствований. Сопоставление албанских латинизмов с лексикой далматинского и румынского языков демонстрирует гораздо большее сходство с румынским, что свидетельствует о формировании языка, скорее, во внутренних областях Балкан, чем на адриатическом побережье.  Анализ же исторических форм латинских заимствований свидетельствует о том, что большая их часть была усвоена из позднеантичной латыни  в III-V  веках. Это также указывает на большую вероятность того, что предки албанцев проживали в одной или нескольких балканских провинциях Римской империи. Греческий пласт заимствований очень архаичен. Складывается впечатление, что он относится, с большей степенью вероятности, к архаической древности, а не к средневековью, когда албанцы находились в ареале византийского влияния. Существует также очень заметная группа славянских заимствований, предположительно, VII-IX веков. Некоторый след оставил даже готский язык. Интереснейшей особенностью словарного запаса албанского языка является наличие в нем нескольких десятков слов, общих с румынским языком, но не относящихся к романским заимствованиям, а отражающих некий общий палеобалканский субстрат. Природа этого субстрата остается абсолютно неясной, поскольку как сходства, так и труднообъяснимые различия наблюдаются при сопоставлении албанского языка с сохранившимися иллирийскими, фракийскими и дакскими глоссами. Лично мне кажутся несколько более убедительными аргументы тех исследователей, которые возводят оригинальный словарный запас албанского языка к языку даков, а не иллирийцев.  Народный эпос албанцев сохранил очень архаические мотивы, имеющие ближайшие  параллели в греческой мифологии. Также, исследователи отмечают, что наименьшее число заимствований в албанском языке присутствует в пластах лексики, связанных с описанием животного мира, растений и природных явлений горных регионов, в то время, как явления  и объекты, характерные для равнин и побережья чаще описываются заимствованной терминологией.

На этом объем сколь-либо достоверного знания о происхождении албанского этноса исчерпывается. Свести эти факты в однозначную картину, как мне представляется, невозможно.  Рискну, однако, сделать некоторые собственные спекулятивные предположения. Судя по всему, албанцы – потомки автохтонных балканских племен, подвергшихся заметной латинизации в поздней античности. Жили эти племена в гористой местности где-то в регионе между точкой пересечения границ современных Сербии, Румынии и Болгарии и адриатическим побережьем современной Албании. То есть, либо албанцы – автохтоны Албании, либо их предки были вынуждены переселиться в албанские горы из более северных или восточных областей в период завоевания Балкан славянами. О подобной локализации предков албанцев говорит незначительная доля заимствований из греческого языка, доминировавшего в южной половине балканского полуострова в период поздней античности.

Никаких свидетельств древней государственности или письменной культуры у албанцев не наблюдается. Можно предположить, что, подобно предкам валахов и румын, албанские племена в период раннего средневековья находились под властью соседних славянских племен и не имели выраженного группового самосознания по крайней мере до XIV или XV веков. Центром кристаллизации албанского этноса стала современная Северная Албания, в которой отсутствовал заметный славянский или греческий культурный элемент и где под воздействием примера соседей стало формироваться подобие собственной племенной аристократии. Говорить о том, какую долю составляло в средние века албаноязычное население Косово, Македонии или Эпира – невозможно, так как, по-видимому, у проживавших там романо- или албаноязычных племен отсутствовала собственная письменная культура и их самоидентификация строилась на принадлежности к тому или иному средневековому политическому образованию – Болгарскому царству, Сербской империи или Византии. Вероятно, значительная часть населения раннесредневекового Косово воспринимало себя вначале как «болгар», а позднее, как «сербов», сохраняя в быту свое собственное неславянское наречие. Полной их ассимиляции славянами не произошло в значительной степени из за религиозной неопределенности. Та часть местных автохтонов, которые имели более тесную эмоциональную связь с болгарской, а потом сербской патриархиями и использовали славянский язык в качестве богослужебного, со временем влились в состав славян. А приверженцы римского христианства и богомильской ереси после завоевания региона турками начали массово переходить в ислам и терять контакт со славянской культурой, постепенно оформляясь в современных албанцев. Косвенных свидетельств подобного сценария довольно много. Очень интересный материал дают документы по истории княжества Дукля (Зета) на территории современной Черногории и северной Албании. Правящие элиты Дукли имели, безусловно, славянское происхождение и были тесно связаны с раннесербскими государственными образованиями на территории Боснии и Рашки. Однако, позднее, при династии Балшичей, правившей в Дукле с 1360 по 1420 годы, то есть в период непосредственно до и сразу после турецкого завоевания расположенных восточнее болгарских и сербских земель, мы наблюдаем очень быстрый рост числа упоминаний семейных связей князей Дукли с племенными вождями горных албанских кланов.  Процесс зашел так далеко, что Балшичи под именем Балшият относятся албанской историографией к числу албанских династий. К моменту образования Лежской лиги по инициативе Скандербега, значительная часть потомков сербских феодальных фамилий уже, по видимому, воспринимали себя не в меньшей степени албанцами. Во всяком случае, список албанских князей, образовавших Лежскую лигу, включает в себя Степана, Ивана, Андрея и Божидара Црноевичей (представителей династии, сменившей Балшичей  в Дукле) и Гойко Балшича (чья семья правила к этому времени уж совершенно «албанской» областью Мати). Не менее, если не более показательным является пример с одним их основных эпических героев сербского эпоса – Милошем Обиличем – убившим султана Мурада II в битве на Косовом поле. Он также известен и в качестве великого албанского героя - Миллуша Копиличи (http://gazeta-nacional.com/?p=3238) – убившего того же султана в той же битве, являющейся одним из столпов не только сербского, но и албанского национального мифа. Таким образом «сербский» и «албанский» элемент в истории Дукли, Косово и Албании перемешаны таким причудливым образом, что признать за одним из двух народов монополию на эту историю не представляется справедливым. Разделение племен и языков средневековых сербских княжеств и царств на албанский и сербский этносы произошло, скорее всего, уже после уничтожения турками сербской государственности и имело место не столько в материальном мире, сколько в сознании потомков населения средневековой Сербии.

В 1071 году в Армении, находившейся под византийским владычеством, неподалеку от города Манизкерта объединенная армия греков и армян встретилась с ордами тюрок-сельджуков несколько десятилетий до того вышвырнутых гражданской войной из глубин Средней Азии. Христианская армия понесла сокрушительное поражение, началась многовековая агония Армении и Византии. Непрерывные войны в Малой Азии, в которых, с конца XI века начали принимать участие и западноевропейские крестоносные воинства, постепенно все больше и больше изматывали греческую империю. Менее, чем через сто лет после Манизкерта, Византия была уже не в состоянии контролировать свои населенные сепаратистски настроенными славянами владения на Балканах. Севернее, за Дунаем и Савой окрепло Венгерское королевство, постепенно усиливавшее свое влияние на территории современной Хорватии и Боснии. Крестоносные армии, проходившие через земли Боснии, Дукли, Рашки, Косово, Македонии поощряли славянский сепаратизм и смещали зыбкую границу между сферами влияния римской и константинопольской церквей все дальше к югу и востоку. Земли сербских племен, расположенные к западу от реки Дрина постепенно вышли из под контроля князей Рашки и стали вассалами венгерских королей. При этом местные аристократы с большой выгодой для себя балансировали между православием и католицизмом, оставаясь в то же время лояльными и к местным еретикам-богомилам. В 1154 году венгерский король образовал Боснийское воеводство (банат).

Потеряв свои владения в Боснии, Рашка, как будто, оказалась на грани полного упадка и исчезновения со страниц истории. Однако, развернувшаяся на землях сербского княжества в 1149 – 1168 годах война между Венгерским королевством и Византийской империей возглавляемой амбициозным Мануилом I, хотя и привела к большому разорению страны и гибели массы крестьян, однако создала «социальный лифт» для местной племенной аристократии. Талантливый молодой княжич из небогатой, но знатной семьи, Стефан Неманя, участвуя в войне то на стороне византийцев, то – на стороне венгров, то поднимая мятеж в собственных интересах, сумел с 1162 по 1172 годы объединить вокруг себя значительную часть феодалов Рашки и расположенной южнее Дукли. Однако, сделав слишком рискованные ставки в политической игре и запутавшись в сложных взаимоотношениях с соседями и родственниками, Неманя в 1173 году не просто проиграл войну Мануилу но и был вынужден капитулировать, признать власть базилевса над Рашкой и сдаться в плен. Стефану, впрочем, повезло иметь дело с одним из самых рыцарственных правителей Византии, кроме того Мануил, по видимому, рассчитывал, что сможет лучше контролировать сербов при живом Немане. Сербский князь был помещен под почетный арест в Константинополе, где и провел несколько следующих лет. Ситуация радикально поменялась после очередного катастрофического поражения византийцев от рук турок в 1176 году при Мириокефале, подорвавшего военные силы империи, и смерти императора Мануила I в 1180 году. Каким-то образом Стефан во всеобщем смятении охватившем Константинополь сумел обрести свободу и спустя месяц уже был в Рашке. Смерть Мануила отменила все обязательства перед Империей со стороны соседних правителей. Венгры воспользовались оказией и начали восстанавливать свой контроль над Хорватией и Боснией. Византийские гарнизоны в Сербии, Косово, Македонии почти в полном составе отводились в Константинополь, где разворачивалась борьба за мануилово наследство. В этом политическом вакууме Стефану удалось объединить вокруг себя всю сербскую аристократию и направить свою немногочисленную армию на захват оставшихся беззащитными византийских владений. Так в 1181 году Косово впервые оказалось во власти сербов. Помимо Косово, Стефан Неманя сумел за несколько лет овладеть Дуклей и всеми византийскими владениями к северу от Скопье.

Еще несколько лет спустя началось восстание в Болгарии, приведшее к образованию Второго Болгарского царства.

рис 6 Государство Стефана Немани

Неожиданно приобретенные косовские земли оказались самой плодородной землей во всем княжестве. Косовские города Призрен, Печ, Приштина, Ново Брдо – самыми богатыми из подвластных князьям Рашки. Центр экономической жизни страны на многие десятилетия переместился в Косово.

Кто населял край в то время? Думаю, трудно говорить о «сербском большинстве» в Косово, никогда ранее не входившем в сферу влияния сербских князей и бывшим до завоевания Сербией полтораста лет византийской провинцией, а до того – более трехсот лет частью Болгарского царства. Скорее всего, население составляли представители славянских племен родственных как сербам, так и болгарам, но с некоторым доминированием «болгарского» культурного элемента, а также потомки романизированных даков или иллирийцев, говорившие на языке, ставшем впоследствии албанским.  Сказать что-то более точно, насколько я понимаю, сейчас невозможно.

Косово находилось под властью сербских князей, королей и императоров около двухсот пятидесяти лет и, естественно, приобрело за это время гораздо более «сербский» характер. Однако, если судить по имеющимся в нашем распоряжении скудным свидетельствам, никаких заметных миграций населения за этот период не происходило и значительный болгарский, а также протоалбанский элемент сохранялся в крае все это время.

Сыновья Немани – Стефан и Савва сыграли важнейшую роль в становлении сербской государственности.  Стефан, получивший прозвище Первовенчаный, стал первым сербским королем, получив корону от римского папы. Столь необычный факт был связан с тем, что к этому времени Византийская империя оказалась захвачена крестоносцами и очевидным источником суверенитета в регионе выступал Рим. Савва, брат Стефана сыграл в истории сербского народа гораздо более важную роль. Избрав путь монашеского служения, он сумел добиться для сербской церкви автокефалии и в 1219 году стал первым главой Сербской православной церкви. Вначале резиденция сербских архиепископов располагалась в монастырях Жича и Студеница в Рашке, однако племянник святого Саввы, сын Стефана Первовенчанного Стефан Радослав перенес кафедру архиепископа в богатый город Печ в Косово, ставший после этого одним из центров православной славянской культуры и сербского национального самосознания.

рис 7 Балканы в 1300 году

Следующие полторы сотни лет стали «золотым веком» средневековой Сербии. Следовавшие друг за другом несколько поколений королей из династии Неманичей все больше укрепляли и расширяли королевство, пока при  Стефане Уроше IV Душане  после ряда удачных войн с византийцами и болгарами, чьи тылы были разорены набиравшими силу османами, Сербское королевство не приобрело, наконец, свой максимальный размер.  Стефан Душан контролировал всю территорию современной Сербии, Косово, Албанию, Черногорию, Македонию, а также территории современных греческих провинций Эпир и Македония.

рис 8 Империя Стефана Душана

При Стефане Душане, впрочем, государство сербских королей утратило свой этнический характер. После завоевания греческой Македонии он провозгласил себя царем (басилевсом) в городе Серре. Наконец в 1346 году в Скопье (столица современной Республики Македония) он был коронован в присутствии глав болгарской и сербской церквей, а также греческого архиепископа Охрида в качестве  «rex Rasie, imperator Romanie» - короля Рашки и императора ромеев. В дальнейшем, хотя власть над отдельными уделами царства получили представители сербской аристократии, государство продолжало именоваться империей Сербов, Болгар и Греков. Впрочем, со смертью Стефана Душана его империя начала стремительно слабеть. Отдельные части сербской империи не имели между собой серьезных экономических связей, а получившие над ними власть сербские магнаты стремились к созданию собственных династий. После смерти душанова наследника Стефана Уроша V Слабого в 1371 году, единое сербское государство прекратило свое существование.  К этому моменту большая часть собственно сербоязычного населения царства было сосредоточено на территории сегодняшней Сербии и Воеводины. Соответственно, самым сильным и авторитетным из князей – наследников душановой державы оказался владетель  Моравской Сербии со столицей в Крушевце  Лазарь Хребелянович.

В том же году состоялась битва на реке Марице, когда войска короля Вукашина – номинального наследника сербской короны, правившего в нынешних Косово и Македонии –  попытались остановить продвижение Османов вглубь славянских земель. Лазарь, хотя и обещал Вукашину помощь, но посчитал более выгодным для себя поражение своего главного конкурента за первенство среди сербских князей. Вукашин погиб в битве. Его земли признали сюзеренитет турецкого султана.

Девятнадцать лет спустя пришла уже очередь самого Лазаря вступить в противоборство с турками. В июне 1389 года на Косовом поле близ Приштины армия сербских князей Лазаря Хрбельяновича и Вука Бранковича, при поддержке боснийских войск короля Твртка I, рыцарей госпитальеров, а также ополчения мелких албанских княжеств, встретилась с турецкой армией во главе с султаном Мурадом I. Армия сербов была разгромлена, Лазарь погиб в сражении, однако и турецкий султан был убит сербским (и одновременно албанским) аристократом Милошем Обиличем (Миллушем Копиличи).

После смерти Лазаря его жена и дети признали себя вассалами сына Мурада – Баязида, так что последнее средневековое сербское государство – Сербская Деспотовина - включавшая территории Сербии, Черногории и Косово, просуществовало еще семьдесят лет.

Часть 5

Комментировать Всего 10 комментариев

Прочла с огромным интересом, как и предыдущие части. Очень интересно!  Спасибо! А продолжение будет?

Понимаю, что многовато текста, но тема такая, что надо, хоть конспективно, но обозначить все основныефакторы, влиявшие на события в крае. В следующей части надеюсь завершить историю, рассказав о событиях 19 и 20 веков.

Не поняла! Что значит "многовато текста"? Я ж "добавки" попросила?-) Буду ждать!

Эту реплику поддерживают: Сергей Тимофеев

И я за это очень благодарен. Но нельзя же от всех такого великодушия ожидать.

Не скромничайте!-) У Вас, как я понимаю, "сциллы и харибды" все впереди, в следующих сериях! Уверена, вы их пройдете с блеском!

И побольше про интриги. Очень уважаю. 

Замечательно написано. Читается запоем. Процентов 85 - неизвестная мне информация. 

СПАСИБО. 

Эту реплику поддерживают: Ирина Громова

Был бы благодарен за опровержение чего-нибудь.. Уж больно у нас с Вами споры хорошо получаются..... ;)

Ну, ты, Сергей, даешь!

Если не секрет: сколько времени ты работаешь "над этой проблемой"?

Урывками - чуть больше двадцати лет. Я в  Боснийскую войну там в общей сложности несколько месяцев провел. Полевые, так сказвть, исследования проводил. В Сербии, Черногории, Боснии, Хорватии. Молодой был. Сейчас бы уже не стал так рисковать. Зато я теперь почти все деревни между Загребом и Нишем знаю - кто живет, кто раньше жил, и т.д. Балканские этнические конфликты - одна из моих любимых "сквозных" тем.

Феерический объем знаний для человека "просто желающего разобраться", а не занимающегося этим регионом профессионально.