Все записи
МОЙ ВЫБОР 08:33  /  11.04.13

1570просмотров

"Što bi u Polju Kosovu?", часть 6

+T -
Поделиться:

Часть 5

Череда войн, потрясавших Балканы в первые три четверти XIX века привела к созданию или воссозданию на современной, этноцентрической, основе сербского, черногорского, румынского и греческого государств. До начала активного вмешательства «Великих Держав» (России, Австро-Венгрии, Франции, Германии и Великобритании) в арбитраж балканских конфликтов в 1870-х годах, военные действия велись как с турецкой, так и с славяно-греческой стороны с неописуемой жестокостью. Все территории, оказавшиеся под контролем Греции, а  также формально автономных, но de facto независимых и враждебных турции Сербии, Румынии и Черногории, до 1878 года, были полностью очищены от славяно-, тюрко-, греко- и албаноязычного мусульманского населения. С вступлением российской Империи в войну против Турции, а также вмешательства других европейских гигантов, воюющие стороны оказались принуждены к соблюдению самых элементарных мер гуманности. Результатом этого стало появление значительных мусульманских меньшинств в границах вновь образованного Болгарского царства, а также на территориях, присоединенных маленькими балканскими государствами. Не произошло каких-либо драматических эксцессов и на территории оккупированной Австро-Венгрией Боснии, где продолжили свое сосуществование православная, католическая и мусульманская общины.

Рис 1 Балканские государства после Берлинского конгресса 1878 года.

К началу XX века национальное самосознание, наконец, проснулось и в среде албанского населения. После младотурецкой революции в Стамбуле и начала «национальной унификации» Турции на основе подавления культурной самобытности нетурецких этнических групп, на оставшейся под контролем Порты части Балканского полуострова запылали албанские восстания. К осени 1912 года, когда повстанцы установили свой контроль над Эпиром, Западной Македонией (включая Скопье) и всем Косовским вилайетом, стало понятно, что у младотурок нет сил удержать европейские владения Турции. Появление обширного независимого албанского государства в регионе, который считали своей вотчиной и сербы, и болгары и греки, совершенно не устраивало правителей христианских балканских стран. В октябре 1912 года армии Греции, Болгарии, Сербии и Черногории одновременно вторглись на территорию европейской Турции. Началась Первая Балканская война.

Рис 2 Карта Балкан в 1905 году

Несмотря на провозглашение в ноябре 1912 года независимости Албании, победоносные сербские и черногорские войска после нескольких дней тяжелых боев с албанским ополчением оккупировали не только территорию Косово и Западной Македонии (включая Скопье, Куманово и Охрид), но и большую часть территории нынешней Албании. Правительственная пропаганда в Белграде объявила, что все занятые армией территории являются неотъемлемой частью исторических сербских земель. Действительно, как мы помним, при царе Душане и его наследниках на протяжении 40 лет почти вся территория нынешней Албании признавала сюзеренитет короновавшегося в македонском Скопье Императора Сербов, Греков, Болгар и Албанцев.  Бывший в 1912 году премьер-министром Сербии Никола Пашич заявлял: "Наилучшим решением было бы применение в отношении албанцев того же образа действий, которое было применено по отношению к ним в средние века. Тогда они были включены в состав Византии и Сербского государства, без каких либо прав самоуправления, но их язык и самобытность были при этом уважаемы. Сербия требует открыть ворота в Сан-Джованни (Шенгини) , Леш (Лежа) и Драч (Дураццо), которыми владела Сербская Империя в средние века!" ("Samouprava". Izjava g. Pašića. 30. Oktobar 1912). Сходным, но несколько более «цивилизованным» образом объяснял необходимость присоединения к Сербии северной половины Албании председатель Сербской Королевской Академии наук Йован Цвийич: «Сербия обязана ради своей экономической независимости, обеспечить себе доступ к Адриатическому морю, и части албанского побережья: все равно, захватом ли территории, либо путем приобретения экономической и коммуникационной монополии в этой области. Это означает, таким образом, что должны быть заняты не только чисто этнические сербские области, но и все те, которые подлежат присоединению ради исключительных важных экономических интересов, в силу жизненных потребностей нации.» (Цвијић Ј: Балканско полуострво и јужнословенске земље, II, Београд 1931).

Рис 3 Сербская пропагандистская открытка 1912 года изданная по случаю аннексии Албании.

Рис 4 Зоны сербской, черногорской, греческой и болгарской оккупации в ходе Первой Балканской войны в 1912 году.

После оккупации и аннексии, сербское королевское правительство поделило присоединенные земли Косово на три области – Призренскую, Косовскую и Звенчанскую, а земли нынешней Албании были выделены в Драчскую (Дураццо) область, в состав которой была включена и будущая албанская столица Тирана.

рис 5 Сербская армия вступает в Косово

Рис 6 Албанские ополченцы под Призреном

На всем этом пространстве разгорелась ожесточенная партизанская борьба албанцев против сербской армии. К весне 1913 года сербские власти поняли, что без массированных репрессий они не в состоянии удерживать контроль над захваченными территориями. Военным командованием был отдан приказ об уничтожении тех албанских сел, из которых будет открыт огонь по сербским солдатам. Развернулись массированные карательные операции. По осторожной оценке Международной Комиссии по оценке последствий Балканских войн, созданной по инициативе правительств Франции, Великобритании, США, Германии, Австрии и России, сербскими вооруженными формированиями было уничтожено не менее 25 000 албанцев (http://archive.org/details/reportofinternat00inteuoft). Еще около 200 000 были вынуждены бежать, кто – в Грецию, кто -  в небольшой албанский анклав с центром в городе Влёра, который удерживало переходное правительство Албании и ополченцы. Благодаря наличию в регионе большого числа иностранных журналистов в мировой печати начал разгораться скандал. Общественность ожидала от представителей христианского воинства нечто иное, чем простое копирование зверств турецких башибузуков.

На этом фоне Великобритания, Россия, Франция, Германия и Австро-Венгрия провели в Лондоне переговоры и выработали общую позицию о необходимости создания албанского государства в его сегодняшних границах. Под жестким давлением «Великих Держав», сопровождаемом угрозами применения силы, Сербия была вынуждена начать отвод войск из Албании и отказаться от её аннексии.

Рис 7 Новые балканские границы в соответствии с решениями Лондонской конференции и Бухарестским договором 1913 года

По этому поводу лидер социал-демократической фракции в сербской Скупщине Дмитрие Туцович, призванный в чине капитана в действующую армию, писал (Прошу проявить снисхождение к обычной для левых безвкусной пафосности. Туцович позже погиб смертью героя в начале Первой Мировой войны): «Мы совершили попытку умышленного убийства целой нации. Мы были пойманы с поличным и остановлены. Сейчас мы несем свое наказание…..В Балканских войнах Сербия удвоила не только свою территорию, но и количество внешних врагов.» (Dimitrije Tucović, Srbija i Arbanija http://pescanik.net/author/dimitrije-tucovic/)

Рис 8 Дмитрие Туцович

Первоначально, «Великие Державы» планировали включить в состав Албании также  и большую часть Косово, имевшую почти исключительно албанское население. Однако отчаянные протесты Сербии, поддержанной Грецией привели к тому, что Франция и Россия настояли на сохранении Печа и Призрена в составе Сербского королевства. В качестве утешительной компенсации, также по инициативе Франции и России, Сербии были переданы почти все земли Восточной Македонии, занятые в ходе Балканской войны Болгарией. Именно это, достаточно вероломное решение (ведь, население Македонии в языковом и культурном отношении гораздо ближе к болгарам, чем к сербам) стало одной из причин  вступления Болгарии в недалеком будущем в Первую Мировую войну на стороне Германии, Австро-Венгрии и Турции.

Рис 9 Королевства Сербия и Черногория в 1914 году

Тут уместно вкратце остановиться на эволюции отношений Российской Империи с балканскими государствами на протяжении 19 и начала 20 веков. До середины XIX века российская политика на Балканах не делала особых различий между отдельными православными славянскими народностями. Собственно, и проблемы выбора между про-сербской и про-болгарской политикой не было, ввиду отсутствия самостоятельной государственности у тех и других. С автономным княжеством Сербия дипломатические отношения в ограниченном масштабе поддерживались с 1838 года, но в тот период  Россия справедливо воспринимала эту номинальную турецкую автономию  как австрийский «проект». После Крымской войны и последовавшего за ней охлаждения в отношениях Турции и Европы, основным полем приложения российской балканской политики стала Болгария.

Рис 10 Балканская политика России и Австрии глазами карикатуриста.

Александр II придерживался весьма осторожной и доброжелательной политики в отношении Германии и Австрии и полагал вполне естественным делом раздел сфер влияния на Балканах между Австрийской и Российской империями таким образом, чтобы Сербия, Черногория и Босния входили в австрийскую зону, а Болгария, Македония и Фракия считались «клиентами» России. Своего апофеоза эта политическая тенденция достигла в 1876-1879 годах, когда Россия вначале воздержалась от поддержки Сербии в войне с Турцией, поставив жирный крест на надеждах тогдашнего сербского правительства на скорое воссоздание «Душановой империи», а затем начала собственную кампанию на Балканах, приведшую к воссозданию болгарской государственности. Сан-Стефановский договор очертил желаемую для России сферу её влияния в регионе, провозгласив Болгарию от Дуная до Стамбула и от Охрида до Эгейского моря.  Такая позиция России вызвала форменный шок у сербской элиты, на четверть века толкнув её к тесному союзу с Австро-Венгрией. Именно Сербия воспринимала себя как основного бенефициара Берлинского конгресса, резко уменьшившего территорию, передаваемую под контроль Болгарии. Впрочем, после короткого периода взаимного обожания, отношения России и Болгарии стали быстро ухудшаться. На болгар очень тяжелое впечатление произвело высокомерие и некомпетентность российских оккупационных властей, управлявших страной до 1879 года.  После избрания болгарским князем племянника Александра II  Александра Баттенберга, прошедшего войну 1877-1878 годов уланским офицером в русской армии, все основные армейские посты, и значительная часть административных полномочий остались сосредоточены в руках российских военных специалистов. При Александре II сохранялся определенный баланс между интересами России и внутриболгарскими политическими мотивами.

Однако после убийства императора-освободителя и прихода к власти в России прямолинейного и крайне консервативного Александра III произошел переворот. Слишком либеральные на вкус Санкт-Петербурга болгарские политики были отправлены в отставку, действие конституции приостановлено и вся власть сосредоточилась в ближнем окружении князя и в руках русских офицеров и администраторов. Нарастание всеобщего недовольства авторитарным и в то же время зависимым от иностранцев стилем правления Баттенберга привело к острому кризису в 1885-1886 годах, когда правительство вновь было сформировано из популярных болгарских политиков, российских администраторов выслали из страны, Болгария вопреки позиции Александра III присоединила к себе Восточную Румелию, а князь Александр Баттенберг был принужден к отречению и заменен на далекого от российских интересов Фердинанда Саксен-Кобург-Готского. После этих событий симпатии российского правительства на Балканах стали все больше склоняться на сторону Сербии, крайне недовольной почти столь же дотошным контролем её действий со стороны Австро-Венгрии, как тот, от которого еще недавно страдала Болгария со стороны России. Симметрично, австрийцы обнаружили все больше и больше точек соприкосновения с Болгарией. Принципиальным различием между тем политическим раскладом, который существовал в регионе до 1885 года и тем, который установился после и сохранялся до 1914 года, стало то, что Россия и Австрия были вынуждены для сохранения лояльности своих новых «клиентов» идти на все большие уступки их интересам вопреки своим собственным. Особенно это заметно было в политике России. Если отношения с Болгарией при Александре II строились на спокойном понимании приоритета интересов великой империи над интересами её  младшего партнера, то отношения с Сербией при Александре III и особенно при Николае II, стали все больше напоминать ситуацию, когда «хвост виляет собакой». Впрочем, сравнивая российскую политику на Балканах в 1913 и в 1999 годах, бросается в глаза гораздо большее чувство сопричастности к «клубу Великих держав» и, одновременно, гораздо большая ответственность за свои слова у российских политиков и дипломатов начала 20 века.

За присоединением Косово к королевству Сербия последовал восьмилетний период войн и неопределенности. После Первой Балканской войны почти немедленно последовала вторая, в которой недавние противники – Сербия и Турция, а также Греция – воевали с Болгарией. Еще несколько месяцев спустя агент сербской тайной полиции Гаврила Принцип убил в боснийском Сараево наследника австрийского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда вместе с его супругой. С этого момента уже и «Великие державы» потеряли контроль за ситуацией. Австрия потребовала эффективного расследования преступления на территории Сербии и с участием своих криминалистов. Сербия отказалась на это пойти, несмотря на увещевания со стороны Санкт-Петербурга. Австрия в ответ ввела на территорию Сербии войска. Россия вступилась за союзника…..Далее все происходило по «принципу домино».

Рис 11 Так начиналась Первая Мировая война (карикатура из американской газеты)

После нескольких лет невиданной прежде военной «мясорубки» военная машина Центральных держав рухнула, погребя под собой Австро-Венгерскую империю, разорванную на куски небольшими соседними государствами и этническими меньшинствами. Для Сербии окончание Первой Мировой войны, в развязывании которой она сыграла весьма значительную роль, оказалось моментом исполнения самых радужных мечтаний местных империалистов. Создание в 1918 году Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев, позднее переименованного в Королевство Югославия, изначально было с восторгом принято в Загребе, Подгорице, Любляне и Сараево, так как виделось исполнением почти вековой мечты о пан-славянской федерации.  В реальности, новое государство оказалось несколько расширенным за счет Западной Хорватии и Словении вариантом Великой Сербии. Несоответствие результата ожиданиям вскоре привело к лавинообразному росту этнического национализма, приведшему к многосоттысячным жертвам во время тотальной войны всех против всех, развернувшейся в регионе в 1941-1945 годах.

В Королевстве Югославия косовские земли не образовывали единой административной единицы. Они были поделены между тремя областями – бановинами. Часть из них, включая Приштину, вошла в состав Вардарской Македонии, поскольку местное славянское население лингвистически и культурно продолжало оставаться близким к македонцам.

Рис 12 Косово и Македония в составе Королевства Югославия

Тем не менее, именно в первые годы существования Югославии впервые была проведена правильная перепись населения, учитывавшая не только религию, но и родной язык и позволившая получить достоверные сведения об этно-лингвистической структуре населения края. Из насчитывавшихся в 1921 году 440 000 жителей Косово, 75% составляли мусульмане, в том числе, 65% говорили на албанском языке, 6,5 % на турецком, а еще 3,5 % на сербо-хорватском (фактически, речь в данном случае шла, скорее, о диалекте македонского языка, называемом «нашенским», на котором разговаривает большая часть косовских славян-мусульман – «горанцев»). Православное население, говорящее на сербо-хорватском, насчитывало 21,1 % или 99 000 человек.

Общая политическая нестабильность и явно выраженная тенденция к албанскому и македонскому сепаратизму в регионе, привела к появлению амбициозного, но провалившегося в процессе реализации плана сербской колонизации региона. Несмотря на все усилия Белграда, в косовские земли до начала Второй Мировой войны переселилось лишь около 60 000 сербов. С учетом постоянной обратной миграции православного населения из патриархально-отсталого Косово в сияющие огнями Белград, Ниш, Сараево, а также гораздо более высокого естественного прироста в мусульманских семьях, этно-конфессиональная структура изменилась не слишком значительно. Согласно следующей переписи населения Югославии, проведенной в 1931 году, население Косово составило 550 000. Православные, говорившие на сербо-хорватском насчитывали 150 000 (27,3%), мусульмане 380 000 (69,1%), в том числе, говорившие на албанском – 330 000 (60%).

Рис 13 План-карта колонизации Косово и Македонии сербскими поселенцами. Черным цветом обозначены земли, предназначенные для колонистов.

Следующая перепись должна была быть проведена в 1941 году, но по вполне очевидным причинам не состоялась. Можно предположить, что к 1941 году доля сербского (или условно «сербского») населения Косова выросла еще и составляла около 30%. Это были наибольшие показатели доли православного населения края за всю историю «правильного» статистического учета населения.

После оккупации Югославии войсками Германии, Италии и Болгарии в 1941 году, земли Косово вошли в состав трех созданных оккупантами политических образований. Узкая полоса на юге была аннексирована Болгарией. Северо-восточный угол с долиной реки Ибар и городом Митровица был включен в состав оккупированной Германией Сербии, а большая часть, с городами Приштина, Печ и Призрен отошли к марионеточному «Королевству Албания», находившемуся под итальянской оккупацией.

Рис 14 Косово во время Второй Мировой войны (1941-1944 годы)

«Демографические процессы», насколько уместно применять этот термин к погромам, убийствам на почве этнической вражды, изгнанию беженцев и всему остальному, что приносит война, проходили сообразно этому делению. В болгарском секторе не происходило ничего, если не считать замены принудительной «сербизации» местных славян на принудительную «болгаризацию». В сербском секторе четники жгли албанские села и изгоняли их жителей. В албанском секторе то же самое делали албанские боевики из организации Балли Комбетар. Поскольку Косово, как и собственно Сербия, не было охвачено массовым партизанским движением, общее число жертв взаимных репрессий оказалось сравнительно небольшим, в сравнении с теми массовыми истреблениями гражданского населения, которые происходили в Боснии и Хорватии.

Рис 15 Районы партизанской борьбы против германских и итальянских оккупантов по состоянию на 1943 год на этнической карте Югославии.

В общей сложности погибло около 25 000 человек, половина из них сербы, половина – албанцы. При этом, поскольку довоенная сербская колонизация была направлена в значительной степени на создание сербского меньшинства в чисто албанских районах, большая часть колонистов – около 50 000 человек – бежали из края. В 80-е – 90-е годы ряд сербских историков и политиков утверждал, что в годы войны происходила массовая миграция албанцев в Косово, однако, в виду отсутствия каких либо документальных подтверждений этого процесса, скорее всего, речь идет о разновидности «городской легенды».

Заключение

Комментировать Всего 31 комментарий

Анекдот знаете: "В роте лучше!"?

Действительно, в сравнении с предыдущим опусом - почти объективно (без последнкей фразы).

Да, еше.

В Вашем варианте: «75% составляли мусульмане, из которых 65% говорили на албанском языке, 6,5 % на турецком, а еще 3,5 % на сербо-хорватском» - сделана  традиционная статистическая ошибка.

65% от 75% («из которых») даст нам 49%.  И баланс у Вас не получается.

Речь, очевидно, идет о том, что на албанском говорило 65% всех жителей края, поэтому словосочетание «из которых» - следует исключить.

Налет этой же ошибки и ниже: 330000 от 380000 - 87%, а не 60.

ОК! Тут - согласен. Поменяю "из которых" на "в том числе".

Сергей - нельзя так: получается, что в лоб, что по лбу. Надо заменять на "из проживавших в этом регионе"

Не знаю, по-моему, понятно - что 65% - не ОТ, а ИЗ 75%. Т.е., 75 - это эти 65, и ещё 10.

Эту реплику поддерживают: Александр Звонкин

А насчет последней фразы, нет фактов - нет события. Про семнадцатый-восемнадцатый века, когда документально миграции никак не отражались, такие спекуляции можно принимать как гипотезу. Но в середине 20-го века несколько десятков (тем более - сотен) тысяч людей "ниоткуда" появиться не могли. У гипотетических мигрантов не могло быть довоенных югославских документов и купчих на землю и дома. Так что другой объективности лично я предложить не могу. Если у кого-то появится желание привести убедительные доказательства - охотно признаю свою неправоту.

Вашу правоту Вы считаете обоснованной отсутствием документов, правоту противоположной точки зрения, Вы предлагаете обосновывать документально.

Чего же это так-то?

Любая точка зрения о СУЩЕСТВОВАНИИ какого-то события основывается на ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ. Прямых или косвенных. Если я говорю, что Иванов захватил в 1947 году мой родовой дом, я должен доказать, что этот дом раньше был моим. Если я утверждаю, что у меня 87 братьев и сестер, я должен привести документы, подтверждающие, что именно столько детей родили жены моего отца и мужья моей матери. Нет доказательств - нет события. Да, я рассуждаю так. Если приведете корректный пример академической научной гипотезы не подтверждаемой фактами, буду благодарен.

Гипотезы, подтвержденные фактами - уже не гипотезы.

А в данном конкретном случае, Вы высказали предположение, которое ни на чем, кроме Вашей интуиции не основано.

Но есть противоположное мнение.

Если нет фактов, то ваши предположения равновелики.

Но. Принимая одну из сторон этого маленького конфликта, Вы демонстрируете свою вовлеченность в него.

Я из этого факта делаю вывод о Вашей необъективности. И с этим выводом жду продолжения повествования.

Гипотезы, подтвержденные фактами - уже не гипотезы.

Во! Тут у нас расхождение. Я, наоборот, полагаю, что "гипотеза" НЕ подтвержденная фактами, - уже не гипотеза.

Гипотеза, подтвержденная фактом  превращается в знание. А во что превращается гипотеза не потвержденная (не путать с "неподтвердившейся", т.е. опровергнутой) фактами?

Вы ведь противоположное мнение не опровергли, как я догадываюсь.

Я увлекся зеркальностью ответа и допустил неточность. Гипотеза, в моем понимании, не доказанное еще строгим научным образом предположение, основанное на неких достоверных фактах. В противном случае, то есть в отсутствие фактов, мы имеем дело со спекуляцией, а не гипотезой. Варяжское происхождение династии Рюриковичей - гипотеза, а их происхождение от древнекитайского императора Цинь Ши Хуанди - спекуляция.

Эту реплику поддерживают: Александр Звонкин

"...предположение, основанное на неких достоверных фактах" - не так. Гипотеза есть умозаключение (предположение), основанное  на обобщении, имеющихся в распоряжении автора гипотезы, фактов различной степении достоверности.

Никак не могу согласиться. Я придерживаюсь следующей формулировки: "a proposition set forth as an explanation for the occurrence of some specified group of phenomena, either asserted merely as a provisional conjecture to guide investigation or accepted as highly probable in the light of established facts. " То есть "установленные факты" должны лежать в основе гипотезы, если она претендует на научность.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Сергей: есть разница - достоверные (в первом варианте) и установленные (во втором). Можно игру продолжать. Но не хочется.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Можно игру продолжать. Но не хочется.

Очень своевременное заключение! :) Нет смысла продолжать игру с такими слабыми картами.

"Если бы я стал утверждать, что между Землей и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите вращается фарфоровый чайник, никто не смог бы опровергнуть моё утверждение, добавь я заранее, что чайник слишком мал, чтобы обнаружить его даже при помощи самых мощных телескопов. Но заяви я далее, что, поскольку моё утверждение невозможно опровергнуть, разумное человечество не имеет права сомневаться в его истинности, мне справедливо указали бы, что я несу чушь." Б.Рассел

Эту реплику поддерживают: Александр Звонкин

Могу, ли я адресовать этот этюд тому случаю, когда под видом чайника болтается чье-то ничем не подкрепленное мнение?

Конечно! Ничем не подкрепленное мнение - личное оценочное суждение. Мнение, подкрепленное достоверными фактами, нуждающимися в объяснении - гипотеза.

Эту реплику поддерживают: Сергей Тимофеев, Christina Brandes-Barbier de Boymont

"В научном исследовании гипотеза выступает как форма теоретического знания, содержащая предположение, сформулированное на основе ряда фактов, истинное значение которых неопределенно и нуждается в доказательстве.....любая гипотеза строится на основе опреде­ленных фактов и знаний, называемых ее посылками, или данными."   Методология научного исследования - учебное пособие ( А. Я. Баскаков, Н. В. Туленков )

И т.д. и т.п.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Вы ведь противоположное мнение не опровергли, как я догадываюсь.

Безосновательные утверждения и не нуждаются в опровержении.

Вот именно поэтому я Вас опровергаю не так часто. )

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Вот и еще один пункт в котором у нас царит трогательная взаимность!

Я не помню - присоседивание к чужой язвительности обесценивает ее на 98 или на 99%?

Ни в малейшей степени! Вся Ваша язвительность попадает в цель.  И то, что я иногда подсыпаю в Ваш кофе стрихнин, никак не обесценивает мышьяк, который Вы добавляете в мой! Мы оба в выигрыше получая незаменимые микроэлементы.

Так, со стрихнином разобрался. А тапочки - чья работа?

Обращаюсь к Сергею Тимофееву

Господин Тимофеев,

Если по поводу истории Балкан у Вас есть какая-нибудь информация, выходящая за рамки того, сколько будет 65% от 75%, то изложите нам её, пожалуйста. Напишите об этом сами. А с процентами я и сам могу разобраться (утверждение, конечно, бездоказательное, но гипотеза всё-таки достаточно правдоподобна).

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Если вдуматься, это был очень лестный отзыв со стороны Сергея Александровича.

Эту реплику поддерживают: Александр Звонкин

Сергей, спасибо за очень интересный текст, а также собранную воедино и сжато изложенную информацию (я правильно понимаю, что Вам пришлось перелопатить горы литературы и документов? )

Но это была интересная литература и документы. Это как расследование...

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont