Все записи
16:08  /  28.03.16

8285просмотров

Март в Лондоне

+T -
Поделиться:

От классического образа не осталось ничего. Я еще застала в первые приезды котелки, файв-о-клок, церемонность, чопорность, сверхучтивость. Теперь все по-простецки. В метро садятся развалясь, перекрикиваются через проход, в кафе разговаривают в полный голос, везде, кроме мест особо изысканных, шум и гам.

Ходят в трениках. Говорят, самое модное. Но треники, преимущественно, как у нас в 90-е, хотя попадаются и люди, похожие на водолазов, это, наверное, модники и есть.

Когда-то лондонцы сидели у каминов, на коленях клетчатый плед, во рту трубка, под рукой кочерга и щипцы для углей, теперь камины погасли. Отопление стоит бешеных денег, потому в домах арктический холод. Но «ко всему привыкает человек» (Тургенев), и одна знакомая с гордостью сказала мне, что квартиру обогревает, и у нее пятнадцать градусов всегда есть. Чтоб дом казался теплее, некоторые лондонцы ходят по улице в майках и шортах при температуре чуть выше ноля. Меня укорили: «Цветочкам не холодно, а тебе холодно». И верно: все цветет и зеленеет, с нынешней Москвой не сравнить - одни гранитные урны с какими-то разноцветными щепками.

Район английской аристократии, Мэйфэйр, теперь наполовину арабский. Кальяны и целый саудовский квартал - посольство, свой банк и весь антураж. Саудовские реалы появились и в городских обменниках. С каждым моим приездом хиджабов и паранджей становится больше, толпа пестрая, в какой-то момент подумала, что единственным отличием европейских столиц друг от друга стала старая архитектура. Тауэр, Биг Бен, дворцы, полукружье Риджен-стрит – все на месте. Плюс – «Око Лондона», покататься на котором интересно, но дорого. И не так уж интересно в сером мареве, а солнечные дни редки.

Мои русские друзья, давным-давно британские граждане, рассказывали удивительные вещи. Что внезапно изменилось отношение к ним со стороны разных учреждений и официальных лиц, с которыми прежде они регулярно общались по всяким делам. Другу закрыли счет в банке без объяснения причин. Подруга показала мне бумажку из поликлиники, куда относила анализы своей малолетней внучки, рожденной в Британии. На листке, выданном компьютером – приписка от руки: «Russian». Русского в ней – фамилия. Подруга спрашивает, что это значит, в ответ ей неопределенно отвечают, что мы же не знаем, может, она из России.

На моих чтениях было много англичан, слушали внимательно, задавали адекватные вопросы, никто помидорами (тортами, яйцами) не бросался. Но я же приезжая. Дважды читала лекцию «Цензура и самоцензура в Российской Империи, СССР и сегодняшней РФ». Печальный сюжет, неизбывный. Организовал мой приезд Фонд Русских Поэтов, который создала в давние времена Валентина Полухина, говорит, что теперь закроет его – денег никто не дает. Богатые поэзию больше не ценят.

Валентина повела меня в частный крематорий-колумбарий, и я, поначалу удивившись предложению, была рада, что туда попала. Там все дышит «старой доброй Англией», в том смысле, что это огромный ухоженный парк, где каждый выбирает место для захоронения родственной урны: если в земле, выбираешь цветок, который должен цвести над могилкой, ставишь табличку. Скамейки с табличками памяти. Есть ниши внутри. Прах Зигмунда Фрейда покоится в античной амфоре. Недавно вандалы пришли и разбили ее. Пришлось долго реставрировать, теперь это помещение запирают на ключ. Там же – урна с прахом Анны Павловой. Хранитель, служитель колумбария – ее страстный поклонник. Показал фото картин, которые развешаны у него по всему дому – сам рисует в свободное от работы время, и всегда ее, Анну, в разных балетных партиях.

 

Никакого напряжения в Лондоне не почувствовала, вид у прохожих беззаботный, народу на улицах больше, чем в Москве, с Оксфорд стрит, как и с Пикадилли, бежала в тихие переулочки. В пабах новшество – помимо традиционной английской – тайская кухня. Еще была в ресторане новой китайской кухни, по типу «новой французской», подавали дим-самы из утки в тыкве вместо рисового теста, и пареную репу.

Великобритания, в отличие от России,  всегда владела тонкой подстройкой, социальным тюнингом, возможно, справится и сейчас, но меня в Лондоне не покидало ощущение переполненности людской массой и вавилонского столпотворения.

фото Александра Тягны-Рядно

Комментировать Всего 4 комментария

Ой, а мне как раз показалось - очень спокойно (я тоже лекции читала :)) И то, что все цветет, очень понравилось - у нас снег, а там такие нарциссы и примулы, кажется. :)

так я это же и написала: "никакого напряжения не чувствуется". Цветочки там всегда поражают - круглый год.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

По поводу отопления, то есть, его отсутствия. Мой знакомый шотландец периодически живет у взрослых дочерей, холод собачий, отопление - по минимуму. Он предлагал им деньги за дополнительные расходы, не берут. Там даже обеспеченные люди не тратятся на обогрев - не принято. Мой приятель уходил от дочерей греться в машину! Каждый день по нескольку раз.

да, это большая проблема, мне было страшно неловко, что мою комнату обогревали, а деньги брать отказались. А обогревали потому, что после первой ночи в "ледяном доме" у меня заболело горло, я не могла бы выступать. И спать нормально не могла: под периной тепло, а дышишь - пар изо рта, просыпалась, чтоб спрятать голову в перину, потом задыхалась, выныривала. Лондонцы привыкли, а я не умею жить при таких температурах.