Все записи
17:24  /  21.11.13

1948просмотров

Погибнет ли Москва?

+T -
Поделиться:

Вопрос, который, как маячок в тумане, мерцает, и непонятно, как на него реагировать. Откуда он вообще взялся? Может, это болотные огни, а может, небесные - пролетающих во тьме самолетов? Сигнал поступает, но не распознается. И вот Театр doc. предлагает версию - премьерой «150 причин не защищать Родину».

В программке он обозначен как спектакль-концерт, хотя это и не вполне спектакль и совсем не концерт, скорее, визуализация притчи - чем-то похоже на читки пьес актерами в том же Doc’е, которые не просто чтение, но и игра, спектакль без «мяса», ну или без «вышивки». Очень увлекательно, бывала на таких. Вот и тут: огоньки – в виде гранатовых камушков, перетираемых в руках актрисами, и рассказываемая ими история. Автор – драматург Елена Гремина, создатель и руководитель Театра doc., и это первая ее работа в качестве режиссера и сценографа (сценография  совместно с К.Терентьевым, костюмы Н.Авериной). Визуальное решение показалось немного наивным (придумка с туниками из фольги, все время надеваемыми и снимаемыми), но это не так важно, поскольку тут главное - рассказать, а не показать.

 Рассказ – о взятии Константинополя, исторический день, 29 мая 1453 года. Одни, думая о том, как строить отношения с новым молодым султаном, решившим подчинить себе византийскую столицу, считали, что лучше ислам, чем западное христианство, другие – что надо сражаться до последней капли крови, одни считали Византию Вторым Римом, другие – провинцией Запада. И так все спорили, богоспасаемое ли отечество в опасности или разлагающийся коррумпированный город, из которого пора валить, до самой осады города. Запад помочь отказался. Своих сил не хватало. И это, конечно, рассказ не о дне превращения Константинополя в Стамбул и Софийского собора в мечеть, а притча о сегодняшней Москве, Риме Третьем, наследнице Византии, которая так похожа на Константинополь XV века: те же настроения, дилеммы, распри. Общее ощущение тревоги, по-разному интерпретируемой, поскольку нет События. Есть рутинный упадок. А когда Событие произойдет, слышны будут лишь предсмертные стоны. «Идеологическое» ожесточение константинопольцев накануне рокового дня – это «животное» предчувствие гибели, ведь никто и мысли не мог допустить, что их Второй Рим может быть просто уничтожен за три дня. А уж императору Константину его положение и вовсе казалось незыблемым.

Притча о том, что погибнут все: и предатели, перешедшие на сторону султана, и храбрецы на поле боя, и обыватели, забившиеся по норам, и специалисты, необходимые султану и пошедшие к нему в услужение с патриотической миссией – втереться в доверие и уничтожить. Император Константин ищет хотя бы одного христианина, чтоб пасть – а гибель неизбежна - от руки собрата, а не янычара, но вокруг не нашлось ни одного. В пьесе использованы подлинные записи и стихи свидетелей и участников событий, специально переведенные для спектакля. Записи янычара и стихи султана, у византийцев не осталось времени написать свои. Вот они, 150 причин. Среди них и та, что люди уподоблены в спектакле горстке драгоценных камней, которые актрисы долго трясут на ладошках – их можно рассыпать, или горстке грецких орехов – их можно разбить, или виноградинам, которые легко раздавить. Камушки – это жизни у императора, орехи и виноград – у султана. Но камушки еще и сигнальные огни. Византийская Родина в спектакле показана в момент своего мучительного заката, янычары просто обозначили дату конца.

Концертом спектакль-притча назван из-за звучащих там музыкальных композиций Дмитрия Власика, которые собираются из звуков самой «жизни», происходящей на сцене, то есть это, если можно так сказать, документальная музыка. Что естественно для театра, где всё – doc., и для времени, в котором звуки реальности важнее сочиненных мелодий.

Теги: театр

Читайте также

Новости наших партнеров