Все записи
18:42  /  6.01.15

11151просмотр

Рождественская сказка

+T -
Поделиться:
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress

ЧУДЕСА СЛУЧАЮТСЯ

В тридевятом царстве, тридесятом государстве жили-были сестрица Аленушка и братец Иванушка. Однажды оно разделилось на Тридевятое царство и несколько тридесятых государств. И вышло так, что сестрица Аленушка оказалась в одном из тридесятых государств — вслед за мужем уехала, а сама была родом из ТЦ, из глубинки. Катаклизм делает свое дело: муж потерял работу, продал квартиру и исчез, дочь поступила в учебное заведение, где давали комнаты в общежитии, а сама Аленушка взяла и махнула в Грецию. Туристкой, но с намерением там задержаться. Задержаться получалось только нелегально, но хоть так — ни дома, ни денег у нее все равно не было.

Младшего своего братца Иванушку она корила: «Не пей, козленочком станешь». Но он не слушал и однажды превратился-таки в козленка. Беленького, хорошенького. И не сразу понял, что с ним произошло. В это самое время женщина из его поселка страдала невыносимостью жизни и делилась этой невыносимостью с окружающими. Кто-то ей и посоветовал взять козу, памятуя известный анекдот. Но женщине он не был известен. По дороге домой видит — козленок по дорожке семенит. Женщина решила, что это знак судьбы, и повела его к себе. Козленок забежал в дом, посмотреться в зеркало (он еще доподлинно не знал, как он выглядит), а там женщина с дочкой на выданье зеркало со стенки снимают и причитают: «Последнее, что осталось продать».

— Не продавайте, — закричал козленок, уверенный, что женщины без зеркала жить не могут вообще. Они чуть зеркало не разбили от удивления.

— Кто это сказал? — спросила дочка, Василиса Прекрасная.

— Тут никого, кроме этого животного, нет, — ответила мать и на животное шикнула:

— А ну брысь отсюда! Место козла — в огороде.

Увидев козленка, девушка бросилась к нему, стала его гладить и приговаривать:

— Какой хорошенький, откуда ты взялся?

А он ей человеческим голосом и отвечает: «Иванушка я». Василиса упала в обморок, потом долго лежала в своей светелке, обдумывая происходящее в том духе, что «последние времена наступили, раз козлы разговаривают», но затем взяла себя в руки и пошла в огород к новому знакомому. Иванушка стал ей рассказывать про сестрицу Аленушку, которая, в отличие от него, козла, читала много книг, защитила кандидатскую, а потом все у нее рухнуло, уехала в Грецию и пропала.

Аленушка же, готовая выполнять любую, самую неблагодарную работу за еду и ночлег, никак не могла найти постоянного места. Однажды увидела красивую виллу у самой кромки моря и предложила хозяину свои услуги. И он взял ее уборщицей, хотя рисковал, оставляя у себя нелегала. Решающую роль сыграло то, что виллу эту много лет снимал один писатель, друг его отца, прежнего владельца, а Аленушка сразу узнала писателя по развешанным на вилле фотографиям. Хозяина это подкупило. Он сдавал комнаты туристам и сделал на вилле небольшой ресторанчик. Так Аленушка и прожила пять лет, прячась при виде полиции под лестницу или прыгая в лодку, которая тут же, у берега, качалась на волнах — хозяин ездил ловить рыб и лобстеров. Однажды Аленушку, по ходатайству хозяина, «простили» и дали вид на жительство. Теперь она могла пригласить в гости дочь, которую не видела со времени своего отъезда из тридесятого государства. В ожидании дочери она писала Иванушке письма, в надежде, что кто-нибудь их найдет и расскажет о судьбе братца. У нее теперь появился мобильный телефон и официальный адрес, и ее можно было найти.

В это время братец Иванушка в образе козленочка сделал головокружительную карьеру. Василиса Прекрасная водила его по городам и весям, собирая толпы народа и получая с каждого сеанса или, если угодно, концерта хорошие деньги. Козлик рассказывал сказки о том, как Иванушка-дурачок не слушал сестрицу Аленушку и стал козленочком и что теперь она сидит на берегу пруда и плачет. И как вырос он в большого козла и полюбил Василису Прекрасную. В конце следовала мораль, как важно быть человеком. Слушатели бешено аплодировали.

Вопреки анекдоту, где козу бедняку рекомендовали для того, чтоб почувствовать облегчение при избавлении от нее, козлик Иванушка сделал Василису и ее мать богатыми людьми. Мать еще и кашемировые шарфики вязала из его подшерстка. Ну не горный козел, но козел же! Сам он тоже жил припеваючи, но печалился все сильнее, что не стать ему человеком, и проводил свободное от выступлений время в мечтаниях о том, каким бы он мог быть, если бы... Однажды Василиса прибежала радостная и говорит: «Иванушка, тебе письмо пришло от сестры! Тут и телефон ее, сейчас позвоним». Козлик обрадовался, Василиса набрала номер и трубку к уху Иванушки прикладывает.

— Как ты, братик? Голос у тебя какой-то странный, все ли в порядке?

Иванушка хотел было рассказать о том, что с ним произошло, но решил сестру не расстраивать. Она его к себе в гости зовет, говорит, красиво тут, тепло, море, пальмы, а он только «бе» да «ме». Ну как объяснишь, что его даже в самолет не пустят? У козлика текли слезы по белой шерстке — и от радости, что сестра нашлась, и от горя, что она теперь и не узнала бы его при встрече.

Перед Рождеством Василиса решила поехать со своим козликом в Москву. Гостиницы с рогатым скотом не принимали, и тот факт, что рогов у козлика не было, никого не убеждал — все равно называли рогатым скотом. Было обидно. Но Василисе повезло снять квартиру в самом центре, так что прямо под окнами видна была рождественская ярмарка, где торговали сладостями, глинтвейном, игрушками, теплой одеждой, раз пришли артисты с дрессированным медвежонком, и Василиса подумала, что они с Иванушкой тоже могли бы тут выступить. Вечерком спустились, и Василиса привычно стала выкрикивать: «Чудо природы, говорящий козел!», но люди шли мимо, не обращая никакого внимания. В приготовленную ею корзиночку для сбора денег не бросили ни рубля.

— Погромче говори, — шепнула она на ухо Иванушке. — Небось, в Москве козлов много, им не в диковинку. И шумно тут слишком.

Козлик, действительно, не говорил, а бормотал себе под нос: «В Рождество случаются чудеса. Господи, прошу тебя, расколдуй меня, сделай обратно братцем Иванушкой!» По просьбе Василисы произнес громко: «В Рождество случаются чудеса». Молодая пара обернулась:

— Даже козла-робота на ярмарку притащили, прогресс! — сказала девушка.

— Да вряд ли, — парировал парень. — Диктофончик к нему прикрепили, и всё.

— Неправда, — вспыхнула Василиса. Это уникальное явление природы…

— Чего только ни придумают, лишь бы бабок срубить, — сказала сердитая женщина, — знаем мы это современное искусство.

Василиса совсем растерялась и заплакала. И тут перед ними остановился старик. Козлик продолжал повторять шепотом свою молитву, а старик его вдруг и спрашивает: «Зачем тебе становиться человеком?» Козлик ответил ему, тоже шепотом:

— Я хочу увидеть сестрицу Аленушку.  И… я люблю Василису. Я ведь могу быть человеком! — добавил он громче. Василиса, утирая слезы, повернулась к беседующим.

— Это ваш молодой человек, барышня? — спросил старик.

— Да, это мой любимый козлик, — ответила она, всхлипывая.

— Тогда поцелуй его! — сказал старик.

Василиса удивилась, но обняла козлика за шею и поцеловала. И вдруг вместо козлика в ее объятьях оказался молодой человек, хотя был он все тем же Иванушкой.

— Это же я! — закричал он радостно, и толпа разом обернулась.

— Иванушка… — Василиса, как и в первый раз, увидев его, лишилась чувств. Он взял ее на руки, оглянулся, чтоб поблагодарить старика, но тот куда-то исчез.

— Спасибо! Большое спасибо! — сказал Иванушка, запрокинув голову в вечернее небо, которое искрилось снежинками и звездами. — С Рождеством! — крикнул он толпе. — Чудеса случаются!

В это самое время к Аленушке приехала дочь. Они никак не могли наговориться после долгой разлуки, потом мать познакомила дочку с хозяином и его сыном, и оба родителя приметили, что молодые влюбились друг в друга с первого взгляда. Вскоре они поженились, и дочь стала хозяйкой исторической виллы со всем ее хозяйством, а Аленушка хоть и по-прежнему убирала дом, но уже в другом качестве — теперь это был и ее дом тоже. Иван с Василисой приехали на свадьбу, а потом все греческое семейство нагрянуло в Москву, где теперь поселились Иван с Василисой, на их венчание. Иван поведал сестре свою историю, она не поверила, сказала, что это сказки, но Василиса подтвердила: «Чудеса случаются». А мать ее предъявила в качестве доказательства шарфик из козьего пуха.

— У нас в древности еще и не такое случалось, — согласился слушавший рассказ Иванушки его новый греческий родственник. — А теперь, — добавил, обняв свою молодую жену, — только в ночь перед Рождеством.

Новости наших партнеров