Все записи
14:39  /  9.08.12

10308просмотров

Проверка на вшивость

+T -
Поделиться:

 

Этот текст ни в коем случае не является колонкой. В нем не будет диагнозов, сложных построений, оригинальных суждений, мощных художественных образов. Тем не менее, как в любой нормальной колонке (так нас учат), в нем содержится ровно одна мысль, а точнее призыв: к 17 августа, когда Хамовнический суд вынесет приговор Марии Алехиной, Екатерине Самуцевич и Надежде Толоконниковой, у нас должен быть готов ответ.

Не мы выбрали Pussy Riot. Судьба или случай распорядились так, что три девушки стали нашей общей проверкой на вшивость. Если мы проглотим приговор, который будет им вынесен, то фактически благословим полный развал и уничтожение судебной системы, без которой России не будет, а будет Сомали. Если мы сейчас проглотим приговор, потом будет крайне легко проглотить нас всех. Моя учительница химии в школе объясняла, что потребление алкогольных напитков лучше наращивать постепенно, поднимая свою норму и повышая стойкость. Так рассуждает и Путин: посадку по 6 мая проглотили (довольно жидкий митинг на Пушкинской не канает), шмон и унижение лидеров оппозиции и случайных активистов проглотили, посадку Pussy Riot проглотили – значит, проглотят и посадку Навального, и все остальное, о чем они пока даже не догадываются. И он прав.

Некоторые люди проходят проверку на вшивость очень просто: делая вид, что их не существует – ни вшивости, ни проверки. Мне обидно и горько, что значительная часть моих и ваших друзей, знакомых и родных не отличает черное от белого. Но сейчас важнее другое. Нас довольно много, нас становится больше с каждым днем. И нам нужно что-то делать.

Если бы мы жили в правовом или хотя бы человекообразном государстве, мы могли бы подавать кассационные жалобы, подписывать петиции и открытые письма, выходить на улицы. Эти методы, по сути, у нас отняли, а отчасти их скомпрометировали мы сами – у суда все эти дни было непростительно мало людей. На знаменитое путинское «идите в суд» теперь уже точно можно ответить только «идите на хуй»; открытыми письмами значительной части деятелей культуры путинские деятели подтерлись. Сейчас дело не в том, кто за этим стоит: Путин или Гундяев. Дело в том, как мы должны ответить, чтобы нас нельзя было не услышать. Все эти месяцы мы отвечали: писали, говорили, ходили. Наверное, 17 августа к суду придет человек пятьсот, Фейсбук переполнится новыми фото Толоконниковой с красивыми и грустными призывами, а Твиттер-трафик с тэгом #pussyriot превысит все мыслимые пределы. Наверное – но теплее никому от этого не станет.

Мы должны отвечать как-то иначе. С тех пор, как протестные настроения охватили значительную, видную всем часть общества, мы упорно старались удерживаться в правовом поле – не ходить, если возможно, на несанкционированные митинги, не вести себя в той манере, что так привычна для наших оппонентов. Мы поступали именно так, потому что хотели занять стратегические нравственные высоты, также известные в народе как moral high ground. Нам, в общем, это удавалось. Наверное, лучше всего действовать так и впредь – а может быть, и нет.

Может быть, Стинга и Мадонну следует убедить отказаться от гастролей в России. Может, человечным и правовым государствам мы можем предъявить «список Pussy Riot»– так, чтобы пока судья Сырова и ее начальники не отправились под суд, они хотя бы не могли ездить в Европу. Может, мы сможем найти какого-нибудь ведущего новостей федерального канала, который 17 августа не начнет вечерние новости с поездки Путина в колхоз, а расскажет стране, что в ней на самом деле происходит, и таким образом обретет настоящее бессмертие, а не то, на которое рассчитывает Владимир Гундяев. А может, это будет просто сотрудник съемочной группы, который выбежит в кадр поперек Кати Андреевой. Может, какие-нибудь оставшиеся в живых качественные СМИ сподобятся на организованную форму протеста. Может, подписанты интеллигентского письма, которым плюнут в лицо, сумеют найти в себе силы на следующий шаг – я не знаю, какой. А может быть, все это неправильно и вредно, и вы скажете, что правильно, я не знаю, саботировать работу московского метрополитена и бросаться под патриаршие машины с мигалками.

Тут нужно сделать одну важную оговорку. Сейчас все гадают, как поведет себя карательная сторона: отпустит, влепит все три года, сжалится и даст шесть месяцев. Так вот, надо очень твердо понимать, что с точки зрения будущего России все вердикты, отличные от оправдательного, равны между собой. Полгода или год для Pussy Riot станут не свидетельством нашей победы, но нехитрой разводкой: видите, мы очень либеральны, так что идите по домам праздновать, давай, до свидания. Но мы не должны уйти и мы не уйдем.

Как именно мы не уйдем – надо решать прямо сейчас, усилием нашего коллективного разума.

Комментировать Всего 3 комментария
без которой России не будет, а будет Сомали

Россия - это русская православная монархия, и народ, её поддерживающий.

(Всё прочее - чушь).

И если что-то идёт вразрез с тем,  что есть Россия, оно и есть  Сомали.

И никак иначе.

Эту реплику поддерживают: Петр Портер

Салават Тимирясов Комментарий удален автором

Стинг  с   Мадонной не  несут  ответственности  за  то,  что  здесь  происходит.   Что  Вы   Нам  предлагаете   сделать?