Все записи
17:53  /  16.08.12

7305просмотров

Смерть Льва Николаевича

+T -
Поделиться:

 

Как электронная книга погубит русскую литературу — с нашей помощью

Я хотел бы поговорить о смерти русской литературы. Не в том смысле, что «писатель А не совсем Толстой, а писатель Б совсем не Чехов». Я не буду констатировать уже случившуюся, якобы, смерть, а просто опишу механизм, который, вполне возможно, приведет к необязательной кончине.

Многие из вас держали этот механизм в руках. Он называется «устройство для чтения электронных книг», короче — электронная книга.

Скучно в очередной раз говорить о том, что бездушные электронные мегабайты уничтожат такие приятные на ощупь корешки, сладкий запах библиотечной пыли, возможность поделиться с внуком книгой, которую держал в руках его прапрадед, и т.д., тем более что это не так. Вместо этого — иначе мои рассуждения покажутся очередной художественной спекуляцией — я буду производить не очень сложные расчеты.

Сначала небольшое отступление.

Я понимаю, что это звучит почти смешно, но и в вопросе потребления книг Россия страна особенная. Человек, покупающий электронную книгу в Европе или Америке, совершает относительно хитрую инвестицию в хобби под названием «чтение»: тратит около 100 долларов на устройство для чтения, получая в обмен не только более комфортные условия (вся библиотека в одной невесомой игрушке с почти бесконечной зарядкой), но и некоторое снижение цен на книги в будущем (электронные книги стоят немного, а зачастую и существенно дешевле бумажных) — и постепенно, вне всяких сомнений, компенсирует первоначальные траты. Человек, покупающий устройство для чтения электронных книг на Савеловском рынке в Москве, действует с гораздо большей, очевидной выгодой: за каких-то 3 500 рублей, если совесть ему не помеха, он получает возможность всю оставшуюся жизнь читать бесплатно — и стоимость устройства возвращается к нему через месяц целеустремленного чтения.

Оставим этические вопросы на другой раз. Способов оправдания воровства интеллектуальной собственности существует великое множество, от самых вульгарных («А чё, если я скачаю пару книг, от них, котов жирных, убудет, что ли?») до довольно убедительных («Где еще мне достать ранние рассказы Сигизмунда Кржижановского?»). Но я сейчас не об этом. Не важно, почему воруют и как к этому нужно относиться — достаточно одного лишь бесспорного факта: воруют, и много. (Например, только за последнюю неделю посетители сайта Либрусек скачали 2265 экземпляров романа Акунина-Чхартишвили «Аристономия» — и это спустя три месяца после его выхода! )

А теперь давайте представим, что я решил стать писателем. Сижу и мечтаю о будущем — с калькулятором в руках…

…Придумаю сюжетец какой-никакой, выработаю собственный, с позволения сказать, стиль, нажму на болевые точки общества — роман готов. Мой прекрасный издатель умудрится продать права на издание дебютного шедевра, ну, например, в Англию. Стартовый тираж будет очень хорошим — допустим, 20 000 экземпляров. Я знаю, что в среднем автор получает в качестве вознаграждения 10-15% от стоимости книги, пусть будет 10. Предположим также, что книга моя стоит в английских магазинах 10 фунтов, а в российских — примерно соответствующие им 500 рублей.

Это значит, что в доэлектронную эпоху зарубежные, английские продажи принесли бы мне 10% с каждого экземпляра х 20 000 экземпляров х 10 фунтов = 20 000 фунтов, около миллиона рублей — не бог весть какое состояние, но для первого раза сойдет. Тут есть одна важная деталь: в Англии и очень много где еще проценты считаются от цены, по которой книга продается в магазине. В России авторские отчисления, роялти, считаются от совсем другой цены — «отпускной», той, по которой издатель отдает экземпляры книг магазину или посреднику. Если в большом книжном магазине мой будущий роман продается по 500 рублей — значит, достался он этому самому магазину самое большее за 250-300 рублей, остальное накрутка. Итого я получу в лучшем случае 10% х 20 000 х 300 рублей = 600 000 рублей — в полтора раза меньше, чем доход от аналогичных продаж за рубежом.

Это тоже не новость — но теперь мы перенесемся в мир электронных книг. И здесь начинается действительно интересное. Допустим, что теперь ровно половина моих книг продается обычным бумажным способом, а половина – электронным. Получается — 10 000 экземпляров на каждый формат. Давайте сделаем поправку на то, что электронные книги дешевле бумажных. Теперь мой английский доход составит 10% х 10 000 х 10 фунтов (бумага) + 10% х 10 000 х 8 фунтов (электроника) = 18 000 фунтов (900 000 рублей) при условии, что общий спрос на мой великий роман не изменился. Чуть меньше, чем раньше, но тоже ничего.

В России же все иначе. Мне бы очень хотелось думать, что все те, кто сворует мои электронные книги — это какие-то другие, дополнительные читатели, что они будут существовать рядом с моими бумажными продажи предыдущей эпохи. Ну да, щас. На самом деле, половина моих теперь уже бывших покупателей, которые пересели на электронику, просто украдут мой роман. Да нет, что я зря людей обижаю: конечно, найдутся три с половиной порядочных человека, которые купят электронную версию. Короче говоря, платежеспособный спрос на мои книги резко упадет — чтобы завершить нашу печальную задачу, предположим, что честных электронных людей будет процентов 20 (о, как я щедр). Итого: 10% х 10 000 х 300 рублей (бумага) + 10% х 2 000 х 240 рублей (электронные книги дешевле!) + сколько угодно пиратов х 0 рублей = 348 000 рублей. Все, арифметике конец.

Да и мне конец. Если я пишу по роману в год, и мой «доэлектронный» потенциал 20 000 книг в год — на фоне среднего российского тиража в 3-4 тысячи экземпляров это фантастическое предположение – мне причитается 10, ну 15 тысяч долларов. Может, за свою карьеру я получу премию-другую — и тогда бумажные тиражи поднимутся, но куда большее количество желающих ознакомиться с творчеством лауреата сделают это совершенно бесплатно. (Если мои расчеты хотя бы верны хотя бы отчасти, любой лауреат британской премии «Букер» может рассчитывать как минимум на 100 000 фунтов дополнительного дохода.) Ну да, я буду ездить по писательским конференциям, читать лекции о судьбах литературы, пописывать колонки в модные журналы, а может быть — может быть! — даже попаду в список авторов летнего номера журнала «Сноб». Хорошо, выпишу себе 40 тысяч долларов в год…

…А затем ущипну себя, найду нормальную работу и перестану думать обо всей этой фигне.

Самые важные для русской литературы процессы трудно заметить — они невидимы, потому что происходят в головах отдельных людей. Дело не в том, что у нас есть писатели А, Б, В, Г и Д — у нас нет всех остальных. Тех, чьи фамилии мы не знаем, и, скорее всего, никогда не узнаем. Да, некоторые люди пишут и будут писать просто из любви к искусству или ради того, чтобы увидеть свою фамилию на обложке. Писать, по всей видимости, по ночам, потому что днем нужно зарабатывать на жизнь. Но ни один нормальный человек не возьмется строить на сочинительстве карьеру, не будучи уверенным, что ему суждено стать новым Акуниным (Пелевиным, Донцовой, Улицкой — выбирайте на свой вкус). В конечном счете, в масштабах огромной страны живая литературная среда нуждается не в безумных гениях и озарениях, а в тяжелой работе большого количества вполне обычных людей, которые имеют все шансы на достойную жизнь. Ровно поэтому у нас столько известных профессиональных писателей, сколько есть, а не в десять раз больше: те люди, которые могли бы стать хорошими писателями, в массовом порядке уходят в другие профессии.

Когда мои друзья говорят, что «Металлика» не переломится, если они скачают пару альбомов, а Хью Лори не перестанет сниматься в «Докторе Хаусе», они в чем-то правы. К счастью, заработки Хью Лори и «Металлики» не зависят от благородства их российских поклонников. У отечественных литераторов ситуация существенно хуже. Если читатели этого вовремя не поймут, рано или поздно все наши хорошие писатели будут публиковаться на страницах одной книги — «Красной».

Комментировать Всего 17 комментариев

Можно организовать фонд поддержки российских писателей и заставить за каждую продаваемую электронную книгу платить налог, покрывающий возможные убытки от скачанных книг.))

Но лучше, конечно, этого не делать, а придумать гуманные и современные способы поддержки современного русского литературного искусства, а не просто писать критику.

Эту реплику поддерживают: Тимур Седов

Георгий Отарашвили Комментарий удален автором

деньги плохой стимул для творчества. Если о них не  думать, то может и напишется что-нибудь, за что не стыдно.

Толстой же не думал

Толстой был граф, на секундочку. Он вообще много о чем не думал.

не на секундочку, а по рождению граф. Бродский истопником работал, Булгаков бывало грузчиком, до тиражей (денег) ли им было?

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova, Алексей Воеводин, Юлия Чернявина

Илья, подскажите, пожалуйста, источник, откуда вы взяли информацию, о чем не думал Толстой. Может быть, я что-то пропустила в двух томах его дневников и двух томах его переписки. спасибо

И что? Не пишите, коли это не приносит заработка. Не рисуйте, не пойте, не танцуйте.

А делайте все это, если без этого не можете жить. Как Ван Гог, как Моцарт, как Джонни Кэш, как Нежинский...

Итак, если не будет коммерческой составляющей, то писать люди будут исключительно из любви к искусству.

А это значит, что всякий коммерческий шлак типа "творчества" Донцовой отсохнет сразу и российская современная литература наконец-таки очистится от быдлокнижия!

Получается, что пиратство - прям как очищающий книгопокалиптический потоп из антибиотиков, во благо пациента!

Ну разве не прелесть, а? :)

Извини, но даже если не оценивать этическую сторону (непонятно кстати почему) к твоим построениям очень много вопросов.

Во-первых, чисто экономические.

1) Ты почему-то считаешь, что с электронной и с бумажной книги автор получает один и тот же процент. Даже если это почему-то так в реальности - вина в этом исключительно на плечах издателей. Электронной книге не нужны дизайнеры, верстальщики, ее не надо собственно печатать и развозить по магазинам и тд тп и поэтому автору, как мне кажется, должно доставаться в разы больше.

2) Легко представить, что покупателей у электронной книги будет гораздо больше, даже с учетом пиратов, когда этот бизнес достаточно разовьется. Именно поэтому продажи до сих пор растут безумными темпами. Электронную книгу можно издать один раз и она будет доступна всегда и везде, тогда как бумажную многие могут и не увидеть особенно в России с ее трехтысячными тиражами.

3) Опять же тиражи в три тысячи и цены в 500 рублей, которые ты здесь привел, говорят о том, что кроме самых успешных авторов большинство писателей на литературу и так не живет, потому что иначе их заработок составлял бы около 5 тысяч долларов раз в несколько лет. Так что тут вообще не о чем разговаривать. Если уж мы хотим государственно поддерживать писателей лучше просто давать деньги через премиии или еще как-то и отказаться от копирайта.

Из этого вытекают вопросы другого плана.

С чего мы решили, что литература должна быть профессией. Допустим Толстой был графом. Но многие не были. Многим даже, как ты знаешь, запрещали публиковаться. И они все равно писали. Трудно сегодня представить человека, садящегося за серьезную книгу ради денег, не правда ли? Понятное дело, что будет меньше именно коммерческой литературы. Но пострадает ли общий уровень? Может быть немного. Бориса Акунина жалко. Но и он точно придумает как заработать. У него должно быть достаточно рычагов, чтобы выбить себе процент повыше.

Пример с Металликой хорош тем, что хоть музыка и потеряла огромную часть доходов от продаж для общества это вылилось в то, что стало намного больше концертов. И концерты стали намного лучше. Мне кажется абстрактному российскому писателю будет лучше, если его книжку прочитают миллионы (или хотя бы сотни тысяч), а деньги он заработает на статьях в GQ, экранизациях и тд. Для людей это тоже будет лучше.

Вообще хотелось бы, чтобы перед написанием статей с таким пафосным заголовком была хотя бы изучена история вопроса. Например, http://www.micheleboldrin.com/research/aim/anew.all.pdf.

Да еще я забыл добавить, что у известных авторов в электронном мире вообще отпадает необходимость в издательстве. Ему нужен корректор и редактор. Что в итоге должно поднять его процент до справедливых 90.

Кстати, если запускать продажу книг через сервисы, к которым люди уже привыкли, и осуществлять это через удобную и быструю систему оплаты (например, запустить книжный аналог Apple Store на платформе vkontakte.ru), где любой автор может продавать свои книги, которым юзеры Вконтакта могут ставить рейтинги и оставлять рецензии, то даже в России это станут вполне охотно покупать. 

Тут просто все дело в грамотном маркетинге. Например, при покупке книги можно задать вопрос автору и получить на него ответ. Если же вы скачали пиратскую версию той же книги и она вам несказанно понравилась, возможно, вы почувствуете непреодолимое желание пообщаться с автором и в этот раз уже заплатить, тем-более что автор - он ведь тут, совсем рядом, в Вконтакте, на расстоянии нескольких кликов.

Так что пыль надо сдувать не с книг, а с устаревшего представления о книгоиздании :)

В летнем номере СНОБа, кстати, авторов об этой проблеме спрашивали. И они, в подавляющем большинстве, мыслей Ваших, Илья, не разделяют. Простите, но наивно Вы как-то рассуждаете. Предыдущие комментаторы, мне кажется, очень убедительно об этом сказали.

Ориентир на денежку будет заставлять вас писать о том, что востребовано, проводить маркетинговые исследования и прочую х..ню по поиску спроса.

Х...ню, слабо относящуюся к литературе, о которой вы говорите, что она исчезнет.

Исчезнут бумагомараки? Замечательно!

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

1. Если писатели пишут только для заработка - на хрена нам такие писатели. Множество известнейших шедевров советского времени, например, были написаны с полной уверенностью, что их вряд ли опубликуют.

2. Возможно, со временем все же появится техническая возможность блокировать бесконтрольное распространение книг, т.е. каждая копия все же будет гарантировано оплачена.

3. Как вариант - возникнет новый вариант отношений между писателем и читателем: плата после прочтения. Например, написал писатель А. хороший опус, я его прочла, мне понравилось. Далее я хочу во-первых, отблагодарить писателя за доставленное его книгой удовольствие, а во-вторых, стимулировать написание им нового опуса, коий меня снова может порадовать. Вот я ему и выражаю свой респект за конкретное произведение - рублем. Тут будут свои течения: писатель Х пишет для массовой публики, но взносы с них копеечные, а писатель У - для малочисленной элиты, но они и отстегивают каждый не хило; в результате общий заработок Х и У одинаков. Это фантазия, но с правом на воплощение.