Все записи
11:53  /  23.08.12

15233просмотра

Эта дорога — к другому народу

+T -
Поделиться:

 

Оппозиция расходится в оценке процесса Pussy Riot с большинством россиян — и правильно делает

Про дело Pussy Riot говорят, что оно будет иметь важные последствия для истории России или по крайней мере для российской судебной системы. Скорее всего, это произойдет, но позже. А сегодня оно уже сыграло значительную роль в жизни российской оппозиции.

Самые разные люди в прошлую пятницу пришли к Хамовническому суду поддержать так называемых подсудимых в рамках так называемого суда и выразить свое отношение к процессу во всех смыслах этого слова. Они были очень рады увидеть друг друга, даже по такому печальному поводу, но их было довольно мало. Да, если бы приговор выносили в выходной день, людей у Хамовнического суда оказалось бы больше, но ненамного.

На это обратили внимание два очень разных оппозиционных политика — Владимир Милов и Эдуард Лимонов — и отреагировали схожим образом. Милов предложил «изъять историю с Pussy Riot из политической повестки дня», поскольку «объяснить широкому российскому избирателю поступок девушек с положительной стороны практически невозможно». Лимонов отечески похвалил Милова — «умеет мыслить, когда не горячится» — и немного дополнил мысль нового товарища: «Если бы нужно было проходить через выборы, то буржуазные вожди поостереглись бы поддерживать Pussy Riot… Только глупец может прийти к выводу, что дело Pussy Riot  консолидировало оппозицию и что на этой дороге оппозицию ждет успех. Не-а! Эта дорога ведет от народа».

Нет никаких сомнений, что россиян, готовых выступить в защиту панк-коллектива от издевательств российских властей, существенно меньше, чем тех, кто недоволен этими самыми властями и лично Владимиром Путиным. Так что да, электоральная арифметика сегодняшнего дня полностью на стороне Милова — Лимонова. Тем не менее в их рассуждениях есть существенный изъян. По сути, они говорят о политической целесообразности. Им кажется, что они произносят самоочевидные вещи: если в обществе существует запрос на ту или иную реакцию, его необходимо удовлетворить. Народ получает то правительство, которое заслуживает, а уж правительство решает, насколько расходиться с ожиданиями народа и расходиться ли вообще. Президент Путин идет к народу, следуя заветам Милова — Лимонова, уже двенадцать лет подряд: в прямом эфире шутит на всю страну сортирные шутки, унижает людей, паясничает, вызывая восторги среднестатистического избирателя, показывая, что все это можно и нужно делать, что это правильно и хорошо.

Приходя к Хамовническому суду, публикуя пространные тексты в защиту приговоренных, Алексей Навальный, напротив, бьет сильно выше даже собственного электората, не говоря уже о среднем избирателе по стране. Не каждый, кто желает очистить Россию от жуликов и воров в «Транснефти» и «Роснефти», готов узнать жуликов и воров в иерархах РПЦ и провести четкую границу между «мне не нравится» и «мне не нравится, значит, их надо посадить». Это риск, но риск хорошо просчитанный.

В Кремле принято считать, что российский народ, он же избиратель, — это люди, которые живут в деревнях и моногородах и в принципе не способны отличить черное от белого, правду от лжи. Они с удовольствием сжигали бы ведьм на кострах, поддерживают работорговлю, скучают по крепостному праву, любят, когда большие обижают маленьких, а менты бьют чемпиона мира по шахматам. Они желают видеть в вождях свои худшие черты — только тогда они могут быть уверены, что вождь свой в доску и не даст их в обиду. По дороге именно к такому народу идет Владимир Путин, последние годы — в сопровождении Владимира Гундяева и, как теперь выясняется, Владимира Милова. У оппозиции было два варианта: быть еще большим Путиным, чем сам Путин, бежать в сторону мифического народа с ним наперегонки — или развернуться и идти к людям, которые будут обращаться к своим лидерам за примером, а не подтверждением, будут ценить в них и в самих себе смелость и принципиальность, а не умение расчетливо наступить на собственные убеждения, будут гражданами страны, а не населением территории.

Поддержав Pussy Riot, российская оппозиция выбрала вторую дорогу. Она довольно длинная и действительно ведет от народа — к другому, лучшему народу. Если к нему терпеливо и сосредоточенно идти, он обязательно появится.

Комментировать Всего 14 комментариев

Спасибо.

Особенно - за "провести четкую границу между «мне не нравится» и «мне не нравится, значит, их надо посадить».

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Ирина Камаева

Мелко -

но вонько.

Судия и учитель народов г-н Файбисович.

Ну Вы то, господин Учитель, просто смердите уже деваться от Вас некуда, Вам бы в православные дружины и на улицу там проявите свою мудрость.

Вам бы в православные дружины

Считайте меня здешней православной дружиной. 

А если Вам православие смердит -  так нам серой тоже не сильно нравится как пахнет.

Надо порекомендовать Ускову оформить приказом, а сера очень полезна - перхоть и зуд снимает.

Илья, а можно спросить, что такое лучший народ?

Конечно – я даже написал в тексте: люди, "которые будут обращаться к своим лидерам за примером, а не подтверждением, будут ценить в них и в самих себе смелость и принципиальность, а не умение расчетливо наступить на собственные убеждения, будут гражданами страны, а не населением территории".

Знаете, Самвел, я вчера сидел и думал, почему антисемиты в ЖЖ так возбудились, и наконец понял: они решили, что "другой народ" - это такой охуительный эвфемизм для "евреи". Скажите, а вы тоже так подумали – или мне послышалось это в вашем вопросе?

Илья, устал говорить всем: Самвел здесь больше не пишит. Мы с ним договорились, что не будет писать от моего имени. Пусть возвращается и пишит от своего.

А за объяснение спасибо. Правильно вас понимаю, лучший народ - это граждане, а не население? Спасибо!

люди, "которые будут обращаться к своим лидерам за примером, а не подтверждением, будут ценить в них и в самих себе смелость и принципиальность...

— честно говоря, эта строчка лично мне напоминает половину лидеров известных диктатур и оскаровские овации стоя со слезами на глазах.

Лучше я буду знать, что любой лидер более-менее паршивый, со своими слабостями, как и все нормальные люди, и глаз с него не спускать. Это на мой взгляд — признак более трезвомыслящей демократии, чем появление массовой эйфории и голосования за некоего безупречного полубога, образец и пример для всей нации. Такие персонажи меня пугают и сами по себе, и в качестве диагноза помрачнения разума у окружающих, и в качестве примера циничной ухмылки истории.

леш, ну согласись, все-таки иногда хочется Кеннеди. Только без актриски и незастреленного

кхм. Жалко, что я не могу иногда хотеть Кеннеди.

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне

"Поддержав Pussy Riot, российская оппозиция выбрала вторую дорогу. Она довольно длинная и действительно ведет от народа — к другому, лучшему народу." 

Многие уже свою дорогу "к другому, лучшему народу." уже нашли. Кто-то пошел по стопам Герцена, кто - в иные страны и веси :)

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

По-моему это просто очередная иллюстрация того, что оппозиции - в смысле альтерннативы - как не существовало, так и не существует. Есть тольо оппозиция в смысле "а баба-яга - против".

Одно дело поддерживать Free Pussy Riot Cause, а другое - объединяться на этой основе...

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

Добавлю очередное общее во искупление старого. Не я сказал, и не только мое мнение - но сапиенти сат - в русской транскрипции

Блажен, кто с молоду был молод,

Блажен, кто во-время созрел,

Кто постепенно жизни холод

С летами вытерпеть умел;Кто странным снам не предавался,

Кто черни светской не чуждался,

Кто в двадцать лет был франт иль хват,

А в тридцать выгодно женат;

Кто в пятьдесят освободился

От частных и других долгов,

Кто славы, денег и чинов

Спокойно в очередь добился,

О ком твердили целый век:

N. N. прекрасный человек.

XI.

Но грустно думать, что напрасно

Была нам молодость дана,

Что изменяли ей всечасно,

Что обманула нас она;

Что наши лучшие желанья,

Что наши свежие мечтанья

Истлели быстрой чередой,

Как листья осенью гнилой.

Несносно видеть пред собою

Одних обедов длинный ряд,

Глядеть на жизнь как на обряд,

И вслед за чинною толпой

Идти, не разделяя с ней

Ни общих мнений, ни страстей.

Эту реплику поддерживают: Михаил Березович