Все записи
15:36  /  19.04.13

3365просмотров

Когда министры были большими

+T -
Поделиться:

 

В издательстве «Альпина Паблишер» вышла книга Петра Авена и Альфреда Коха о правительстве Егора Гайдара и истории России начала 1990-х

Четверть века назад к России было приковано внимание всего мира. Несколько лет, которые вместили август 1991-го, формальный распад Советского Союза и октябрь 1993-го, страна жила на передовицах мировых газет. О России писалось множество книг. За одну из них знаменитый американский журналист Дэвид Ремник получил Пулитцеровскую премию. 

Почти двадцать лет спустя ремниковский «Мавзолей Ленина» так и не переведен на русский язык, а единственным доступным широкой аудитории учебником по истории тех лет следует считать книжный проект «Намедни» Леонида Парфенова. Может, девяностые были лихими, а может, и нет, но в 2013 году стороннему наблюдателю выяснить это затруднительно. Разумеется, можно отправиться в библиотеку, прочитать насквозь подшивки всех газет того времени и спустя несколько месяцев непрерывной работы составить адекватное представление о том, что тогда происходило; благодаря стараниям «Центра Бориса Ельцина» можно ознакомиться с архивами тех же газет в электронном формате, но и на это времени не напасешься. Наверное, можно прочитать воспоминания непосредственных участников тех событий, но почти у всех политических мемуаров есть неприятная особенность: их авторы предстают самыми рассудительными и мудрыми деятелями своего времени. Вот только получается, что двадцать лет назад вокруг были сплошные мудрые деятели, а сегодня страна находится там, где находится, и увязать эти два факта сложно.

«Революция Гайдара» не свободна от этой специфики, но ее авторы этого и не скрывают. Егор Гайдар умер в декабре 2009-го, а уже в январе в «Московском комсомольце» вышла печально известная статья теперь уже двух бывших мэров Москвы, Юрия Лужкова и Гавриила Попова, подтвердившая, что ханжеский принцип «о мертвых или хорошо, или ничего» в России используется избирательно. Лужков и Попов обвинили Гайдара во всех возможных и невозможных грехах, проще говоря, облили помоями. Гайдар уже не мог ответить, и за него это взялись делать его друзья и коллеги: Петр Авен, который был в правительстве Гайдара министром внешнеэкономических связей, и Альфред Кох, в свое время председатель Госкомимущества и вице-премьер правительства.

Книга Авена и Коха, таким образом, пытается решить две принципиально разные, если не противоположные, задачи: с одной стороны, это ответ клеветникам, ответ за умершего друга, с другой — попытка взглянуть на себя, на Гайдара, на Ельцина и на историю вообще максимально непредвзято. Форма здесь влияет на содержание, и влияет положительно: авторы решили не писать в четыре руки толстый том, а встретиться с участниками гайдаровского правительства и некоторыми сочувствующими и подвергнуть тех дружескому перекрестному расспросу.

Бурбулис, Чубайс, Шохин, Нечаев, Лопухин, Анисимов, Машиц, Козырев, Шахрай, Грачев: некоторые из этих людей до сих пор вызывают любовь или ненависть, другие практически забыты.

Может быть, это и есть ключ к успеху «Революции»: прошло двадцать лет, многим из опрошенных нечего терять и нечего выигрывать в путинской России, а значит — ну, не то чтобы нечего скрывать, но можно кое-что и раскрыть (похоже, именно по этой причине беседа с Анатолием Чубайсом — одна из самых скучных во всей книге).

Авен и Кох в этой интерпретации становятся следователями — добрым и злым, соответственно, —  а их коллеги, отбиваясь от града вопросов, предлагают свои, зачастую противоречащие друг другу мнения о кадровой политике Ельцина, переговорах в Беловежской пуще, начале Первой чеченской войны и других эпизодах первой половины десятилетия.

Дополнительные увлекательные противоречия создают сами авторы. В беседе с Геннадием Бурбулисом они в какой-то момент предполагают, что Ельцин вторично взял Гайдара в правительство накануне событий октября 1993-го, чтобы «на разгон Верховного Совета идти вместе с Егором, а потом чтобы Гайдар не пошел на выборы один, не связанный обязательствами перед Ельциным», а Чубайс аттестует подобные теории как «полный бред». Авен и Кох спорят между собой о том, спасал ли Гайдар Россию от голода, и втягивают в этот спор нескольких своих собеседников. И так четыреста страниц. Это не «краткий курс истории ВКП(б)», а полифонические зарисовки, которые ставят вопросов даже больше, чем дают ответов, и этим ценны.   

Но в этих многоголосии и спонтанности заключен одновременно и главный недостаток «Революции». Для кого она написана? Если человек ничего толком не знает про эпоху Гайдара, а это касается практически всех людей моложе тридцати, то «Революция» ему не сильно поможет: отрывочные отсылки к тем или иным событиям или полузабытым персонажам лишь запутают его, и подробный именной указатель в конце книги не спасет.

Некоторым участникам и свидетелям тех событий будет приятно увидеть, что министры гайдаровского правительства снова собрались вместе — пусть даже на бумаге и без самого Гайдара, — но вряд ли такие читатели найдут в книге много нового (хотя авторы утверждают, что в ходе бесед услышали несколько неожиданных мыслей).

Если считать, что задача состояла в том, чтобы убедительно ответить на выступление Лужкова — Попова, то выполнена она лишь частично: заинтересованный, знающий и, как следствие, крайне немногочисленный читатель одобрительно покивает, а широкому читателю, которому нужна понятная общая картина произошедшего, будет затруднительно восстановить ее из вороха противоречивых воспоминаний и размышлений.

А может быть, Авен с Кохом просто написали книгу, которая играет по тем правилам, к которым все остальные еще не привыкли. Если вдруг существуют люди, которые способны отнестись к предмету разговора непредвзято, выслушать доводы и версии одной из сторон, самостоятельно восстановить в общем виде не очень сложные аргументы всех прочих сторон, и составить собственное, не черно-белое представление о так называемой «революции Гайдара», эти люди будут авторам очень благодарны.

Ровно потому, что почти все герои книги симпатизировали самому Егору Гайдару и его поступкам и намерениям, они в состоянии относиться к ним критически и, пусть с горечью, говорить о том, что и почему пошло не так: почему нельзя было сдавать без боя того или иного министра, почему неизбежную конфронтацию с хасбулатовским Верховным Советом надо было начать еще в апреле 1993-го, почему реформаторы должны были стать самостоятельной, независимой от Ельцина политической силой, но не сделали этого.

«Революция» привлекательна не только и не столько как средство обретения истины. Во многих интервью звучит мысль о том, что команда Гайдара проиграла, не усидела на своих местах достаточное количество времени потому, что ей недоставало профессиональных, «карьерных» политиков — решая вопросы прежде всего экономические, эти люди забывали или просто не считали нужным вести аппаратные войны и интриги. Ни тогда, ни в последующие двадцать лет карьера политика в России так и не вошла в норму, не стала не более и не менее удивительной, чем карьера финансиста, университетского профессора или военного.

Но что-то все-таки изменилось: очень трудно представить себе книгу увлекательных бесед, которые, допустим, Валентина Матвиенко и Герман Греф проводят с Сердюковым, Сечиным, Грызловым, Володиным, Шойгу и Лавровым. Если «Революция» ничему не научит сегодняшних молодых людей, она, по меньшей мере, продемонстрирует им удивительную вещь: были времена, когда в правительство России в массовом порядке шли образованные, умные, интересные люди, которые действительно хотели что-то в этой самой России изменить.

Что из этого вышло — вопрос другой.

Комментировать Всего 3 комментария

Илья, великолепная статья, спасибо тебе из Лондона :) кстати книга вылезла в бестселлеры озона!!! http://www.ozon.ru/catalog/1137234/?bests=1&publicationperiod=1147727&store=1,0&sort=bests

Илья, можно поспорить с Вашими оценками министров. Но книга, судя по всему, действительно получилась интересная. Отдельные выдержки из нее публиковались, кажется, в Форбсе. Всегда прочитывал с огромным любопытством. Обязательно куплю это издание. Спасибо за совет.