Все записи
23:29  /  31.08.17

2845просмотров

КАЗУС НАВАЛЬНОГО. Пятый вопрос моим читателям

+T -
Поделиться:

Нет, я не отказываюсь от задуманного плана попытаться сделать русскую историю НАШИМ союзником (см. гл. 15 в четвертой книге «Русской идеи» «После Путина. Часть первая. История как союзник»), рассказав на примерах судеб исторических персонажей, до какой степени это непросто. И на вопрос о казусе Карамзина я обязательно отвечу после этого короткого перерыва (отвечу, правда, на этот раз другим казусом, который, я думаю, объяснит его лучше любого прямого ответа).

И Достоевский, и Карамзин, о которых шла речь в предыдущих вопросах, начинали как «наши», а потом, в силу разных обстоятельств, переменили фронт. И то, что сейчас я обращаюсь к нашему современнику, лишь подчеркивает  проблемы: актуальность она ведь и сегодня стоит перед нами,  как стояла столетие назад.

Разница и неотложность этого перерыва лишь в том, что в случае Алексея Навального у нас все еще есть возможность ПРЕДОТВРАТИТЬ эту словно бы роковую перемену фронта (хотя А.Н. и сегодня наш только наполовину, скорее в интенции, чем в реальности). Возможно, я наивен, полагая, что вовремя объяснив действующему оппозиционному политику его ошибку, мыслимо изменить его судьбу. Возможно, он сочтет историческую ретроспективу и перспективу, которую я попытаюсь, как могу убедительно, здесь продемонстрировать, несущественной по сравнению с сиюминутной или завтрашней выгодой. Но я не простил бы себе, если бы даже не попытался.

ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР

Опираться я буду на беседу, опубликованную в 2012 году в блогах Б. Акунина (который, впрочем, предпочел в этом случае говорить от собственного имени Григорий Чхартхишвили, и присутствовать будет у нас поэтому под инициалами Г.Ч.) и Алексея Навального (А.Н.), а также на «Эхе Москвы». Интересовали собеседников главным образом их прогнозы о том, что будет делать Путин после грандиозного протестного митинга на проспекте Сахарова 24 декабря 2011 – за три месяца до президентских выборов. Мне, однако, эта львиная доля беседы, представляется наименее интересной. Просто потому, что  оба собеседника попали, попросту говоря, пальцем в небо: «наступать будем мы, они – пятиться». Это Г.Ч. Недалеко ушел А.Н.: «Совершенно согласен с ключевым посылом: наступать будем мы, они – пятиться».

Неоправданно скомканным оказался центральный, с моей точки зрения, вопрос беседы: национализм Навального. Он был сведен к третьестепенной теме, в которой позиции собеседников полностью совпали с позицией Путина. Он ведь тоже, как всякий император, непримиримый враг примитивного этнического национализма. По очевидной причине, этнический национализм разрушителен для империи, воссозданием которой он занят. Только Николай II по неизмеримой своей, скажем мягко, недалекости мог стать членом Черной сотни (во всяком случае, с гордостью носил ее значок). А Путин – националист ИМПЕРСКИЙ. В том же роде, как, допустим, Наполеон. Или Бисмарк. Конечно, труба пониже и дым пожиже. Но типологически принадлежит он к имперцам, не к черносотенцам. И поэтому вопрос Г.Ч. сразу же ушел, как мы сейчас увидим, в песок, только обидел А.Н.

Г.Ч.: «Начнем с «детского вопроса». Если я правильно понимаю, Вы сторонник «национального русского государства? Что это такое в условиях федерации, где проживает сто разных народностей, а в больших городах чуть ли не преобладает «метисное» население?»

А.Н. (негодуя):  «А вопрос Ваш не детский, а обидный... Я, кстати говоря, сам полурусский».

Г.Ч.: «Тогда что такое «русское национальное государство»? Или Вы не солидаризируетесь с этим лозунгом «Русского марша», в котором Вы участвовали?».

А.Н.: «Я... несомненно поддержу его в трактовке Ходорковского: это альтернатива построить из России империю формата 19 века». При всем том, однако, «ядром и основой Российской империи и СССР была наша страна – Россия. Она у нас есть, она остается государством, доминирующим в экономическом и военном отношении в регионе. Наша задача сохранить это и приумножить» (выделено мной. А.Я.).

Какой вопрос должен был по-вашему, читатель, последовать за этим? Разве не такой: «А Вы уверены, что трактовка Ходорковского верна, и  что «русское национальное государство» – это действительно альтернатива империи, и оно не станет пытаться «доминировать в регионе», подобно любой империи?  Уверены, несмотря даже на то, что вся европейская история, последних полутора столетий, включая русскую, категорически этому противоречит?»

Никакого такого вопроса, увы, не последовало, осталось на мою долю.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА                              

Сама идея «национального государства» родилась в конце XVIII века, во время Великой французской революции. Опустим на минуту все, на чем обычно, говоря о ней, сосредоточиваются, и ее великолепную «Декларацию прав человека и гражданина», и ужасы террора. Остановимся лишь на том, «на чем сердце успокоилось». Кончилось-то дело именно империей. Причем   необыкновенно агрессивной империей, поставившей себе целью как раз «доминировать в регионе» (в данном случае в Европе).

Так при самом своем рождении «национальное государство» обнаружило, что оно не только не противостоит империи, как думают А.Н. (и Ходорковский, на которого он ссылается), и не только совместимо с имперским национализмом, но и порождает его. И в этом смысле попытки путинского режима (который при всей своей фиктивной «федеративности» представляет вполне себе унитарное национальное государство, пусть и многоэтническое), «доминировать в регионе»  не случайны. Иначе и быть не могло. Больше того, иначе и не сможет быть при любом режиме, поставившем себе целью «сохранить и приумножить» доминирование в регионе (в данном случае в Евразии). Ведь именно в стремлении к этому «доминированию в регионе» и состоит  имперский национализм.

На этой терминологической путанице и завязано все недоразумение, о которое споткнулся А.Н. В нем и есть казус Навального.

ОПЫТ ЕВРОПЫ

Я говорю об этом с такой уверенностью потому, что история имперского национализма не закончилась в Европе Наполеоном. «Доминирования в регионе» добивалась и Российская империя при Николае I, и Германская при Бисмарке, а в ХХ веке и при Гитлере. Словом, продолжалась эта история на протяжении полутора столетий, до самого 1945 года. Решающий перелом, перемена тренда, если хотите, произошел лишь после двух чудовищных мировых войн, развязанных имперским национализмом и  вызванных  именно стремлением «доминировать в регионе». С тем, другими словами, что, не отдавая себе в этом отчета, намерен «сохранять и приумножать»  А.Н. (и против чего не возражал Г.Ч., которому оказалось достаточно ссылки на Ходорковского).

Так или иначе, перелом в политическом мышлении, произошедший после 1945 года, без сомнения был второй после «Декларации прав человека и гражданина» великой освободительной революцией в истории. Я говорю об освобождении от войн, неминуемо вытекавших из стремления одних стран доминировать над  другими. В двух словах, речь об освобождении от имперского национализма. Для начала на самом драчливом из континентов, в Европе.   

Конечно же, образование ЕС, так же, как «Декларация» не означает завершение этой революции, лишь ее начало. Национализм имеет за спиной мощную полуторастолетнюю традицию. Он отчаянно сопротивляется. Дважды – в 2002 и 2008 – Конституция Европы была отвергнута на референдумах. Приходится обходиться ЕС со всеми его несовершенствами. Но ведь уже и при ЕС война в Европе ОТМЕНЕНА. И маленькая Австрия чувствует себя совершенно спокойно рядом с гигантской по сравнению с ней Германией, ибо никогда больше и ни  при каких обстоятельствах не будет грозная некогда соседка угрожать ее независимости. Доминирование сильных над слабыми осталось в прошлом. Для молодого поколения оно уже не более чем страшная сказка. Таков новый тренд. Таков опыт Европы.

ВОЗВРАЩАЯСЬ К РОССИИ

Она отстала. Не только технологически, но и цивилизационно. Вторая великая освободительная революция прошла мимо нее. И это ставит действующего – и популярного – политика перед жестоким выбором. Особенно после 2014 года.

Кстати,  неудачная ссылка на Ходорковского, который и  сам-то  не большой дока в истории, ни в европейской, ни в отечественной, была не единственной ошибкой А.Н. в том откровенном разговоре, с которого мы начали это эссе. Он ошибся тогда еще дважды. То есть не только в  прогнозе, что после 2012 года Путин будет только «пятиться», о чем мы уже говорили, но и в том, что недооценил интеллектуальные ресурсы оппонента. «Есть, конечно, в запасе – сказал он тогда,– сильные вещи, типа устроить с кем-то войну, но сейчас и воевать-то не с кем».

Выяснилось, что Путин хитрее обоих собеседников. Нашел с кем воевать. Волчья аннексия Крыма и война на  Донбассе, поставившие дыбом страну – и оппозицию – была его действительным ответом на грозный митинг 24 декабря 2011. Мощная националистическая волна мгновенно накрыла Россию, застав врасплох и А.Н. Но «хитрости истории», как назвал их Гегель, сильнее самого хитрого волка. Победа Путина дома обернулась катастрофической ошибкой на мировой арене. Она обрекла Россию на изгойство в цивилизованном мире и на экономический упадок дома, из которого при Путине ей уже не выбраться. Поставила, короче говоря, стареющего волка в положение Андропова после трагедии корейского авиалайнера. Просмотрел перемену мирового тренда Акела и – промахнулся. Президентство-2018 ему не пережить.

И это переводит наш разговор в совсем другую плоскость, в ситуацию оттепели, которая, если я прав в своей последней книге «Спор о «вечном» самодержавии», неминуемо наступит после Путина (как уже одиннадцать раз неизменно наступала она после каждой диктатуры на протяжении пяти столетий русской истории). Исключений не было. Да и не могло быть, поскольку речь здесь просто о ключевой особенности самодержавия как гибридной политической системы.

Оттепель поставит в счет Путину и изгойство России, и  ненужные стране кровавые войны, и неостановимый экономический упадок, и «крымнашизм» и, конечно же, вездесущую коррупцию, борьба с которой вела Навального при Путине от победы к победе. Но достаточно ли будет в этой новой оттепельной реальности, когда речь пойдет о выживании России, о «спасении  от конечной гибели», как выражались лидеры прежних оттепелей, достаточно ли тогда будет борьбы с коррупцией?   

Не выйдут ли тогда на первый план совсем другие вопросы? Например, немедленно помирится с соседями, забыв о «сохранении и приумножении доминирования» в Евразии, на котором настаивал А.Н. в откровенном разговоре с Г.Ч. и которым, собственно, и руководился Путин, начиная войну с Украиной.

Или то, как обеспечить немедленную отмену санкций  – и ощутимый в первую очередь в больших городах – рост народного благосостояния (дабы не повторить ситуацию начала 1990-х., предотвратив таким образом в зародыше взрыв просоветской и националистической оппозиции, сделавший из реформ Гайдара пугало)?

Или немедленная федерализация страны, то, что назвал я вслед за покойным (мир праху его!) В.М.Зубовым и В.Л.Иноземцевым в четвертой книге «Русской идеи» «бюджетным маневром», чтобы обеспечить поддержку регионов?

Или немедленно освободить от налогов и государственного рэкета мелкую собственность, чтобы попытаться вернуть экономике инновационный характер? Или, наконец,  конституционная реформа?

Словом, проблема выживания страны вызовет массу первостепенных и неотложных вопросов, и каждый из них будет важнее борьбы с коррупцией, в которой состоит основная экспертиза – и слава – Навального (главные коррупционеры будут уже за границей или, если не успеют добраться до Шереметьево, в Матросской тишине).

И по логике вещей в этой оттепельной реальности после Путина у руля страны окажутся либеральные политики, которым доверяет Запад (кто, кроме них, сможет добиться немедленного снятия санкций?), либеральные экономисты (кто, кроме них, способен воплотить в жизнь императивы новой реальности?) и либеральные юристы (кто, кроме них, в состоянии ПРЕДОТВРАТИТЬ вырождение оттепели в новую диктатуру? Мало нам одного Путина, приведшего Россию на край пропасти?)

Вопрос читателям: Каковы, по-вашему, будут в такой ситуации шансы Алексея Навального сыграть существенную роль в русской истории? Сидеть на двух стульях, лавируя между либералами и националистами, как удавалось ему при Путине, окажется в оттепельные времена не только неудобно, но и попросту невозможно. Придется выбирать. Он может найти свое место среди лидеров новой России, но может и возглавить националистическую оппозицию.

Каждый из этих выборов связан с вполне определенным риском – и для него, и для страны. В каждом случае можно и выиграть, и потерять: одиннадцать оттепелей означает ведь и одиннадцать диктатур. И все-таки слишком далеко зашло дело. Страна истерзана, и Навальный очень хорошо это знает. Двенадцатый выбор, скорее всего, окажется ее последним шансом возродиться как великая культурная держава.

Нет, я не призываю читателей гадать, какой выбор сделает Навальный при таких исходных данных. Гадать последнее дело. Я лишь наметил для предстоящего ему очертания выбора – присоединиться к мировому тренду или противостоять миру, как Путин. И потом просто грустно ведь было бы пытающейся возродится после темных путинских лет стране терять такого сильного энергичного и находчивого бойца. Для того и пишу это эссе, чтобы ПРЕДУПРЕДИТЬ его «карамзинскую» метаморфозу, не потерять его для нашег­­о дела, для возрождения России.            

Комментировать Всего 24 комментария

Александр Львович, для начала необходимо определить шансы Навального прийти к власти. Их - минимум. Потому, на мой взгляд, обсуждение Вашего вопроса превращается в гадание, что, собственно, Вы сами и не приветствуете.

Но, если все же предположить, что Алексей станет президентом и не изменит свою сегодняшнюю позицию, он безусловно попадет под влияние сильных личностей с националистическими взглядами, кои присутствуют при Кремле и теперь. 

Отличный текст Иноземцева на тему "возможно, свита играет короля", опубликованный намедни на Снобе, вполне объясняет возможный статус нынешнего главы, и, скорее всего, любого последующего.

Как Вы, Александр, я думаю,

видите в тексте, я, в отличие от преобладающего в прессе дискурса, вообще не рассматриваю шансы Навального стать президентом после Путина. Это относится к области гаданий, которая меня не интересует. Я спрашиваю читателей, каковы его шансы сыграть существенную роль в РУССКОЙ ИСТОРИИ при таких исходных данных. А это же совсем из другой оперы и в общем-то никакого отношения к Вашей реплике не имеет.

Я лишь о том, Александр Львович, чтобы сыграть роль в РУССКОЙ ИСТОРИИ нужно стать не просто руководителем ФБК. Может статься, что через год никого не будут волновать исходные данные героя Вашего текста. 

Националист ли он, западник ли... Он - синтетика всего. Но именно так, увы, можно получить электорат, и не только в России. Как поведет себя Навальный у власти - неизвестно и ему самому. Он, по сути, этого и не скрывает, заявляя: главное - скинуть действующую верхушку, а там - посмотрим.

Как мне кажется, Навальный - Поклонская от оппозиции. Готов смешать несмешиваемое.

Совершенно несогласен, Александр

с Вашим сравнением. Поклонская полупомешанная фанатичка, а А,Н. -- сильный боец.

При Путине все это, может быть, и не так существенно, но я-то говорю о ситуации ПОСЛЕ ПУТИНА. Включите воображение. Кто тогда вспомнит о Поклонской? А Навальный забыть о себе не даст.

Александр Львович, разве фанаты - не сильные бойцы?

Если бы Навальный не был фанатичен - хоть какой-нибудь результат бы отсутствовал.

Тренды меняются очень быстро. Еще вчера любили видео с котиками, сегодня - Навального, завтра - бритых белок на велосипедах. Ни в коей мере не пытаюсь унизить Лешу, но ему нужно приложить титанические (фанатичные) усилия, чтобы сохранить к себе интерес, да и действующая власть должна помочь своими промахами.

...каковы его шансы сыграть существенную роль в РУССКОЙ ИСТОРИИ...

Александр Львович, кто мог подумать в 1999 году, что Владимиру Путину суждено сыграть существенную роль в русской истории? А вот поди ж ты...

Если Навальный будет допущен к выборам и победит, одно это уже будет важнейшей исторической ролью.

Более того, какую-то роль Навальный уже сыграл и продолжает играть: он на практике показал, что нужно делать, чтобы в условиях абсолютного господства провластной пропаганды добиться широкой известности и составить серьёзную конкуренцию диктатору. Даже если этим всё и ограничится, это - полезный урок для реальных оппозиционеров.

Александр, я совершенно не согласен.

Во-первых, шансы Навального на избрание президентом критически зависят от того, допустят его к выборам, или не допустят. Я думаю, что не допустят - и именно потому не допустят, что власти оценивают его шансы совершенно иначе, чем Вы.

Я бы оценил электорат Навального в России на уровне 25 - 30%, и это, как минимум, ставит его на одно из двух первых мест, оставляя далеко позади Жириновского с прочими.

И текст Иноземцева, действительно, хорош... Вот только я бы не распространял автоматически его идеи на Навального.

шансы Навального на избрание президентом критически зависят от того, допустят его к выборам, или не допустят

Собственно, об этом я и говорю.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

власти оценивают его шансы совершенно иначе, чем Вы.

А как я оцениваю его шансы, если его допустят к выборам?

Прошу прощения, не понял: полагал, что Вы не видите у него шансов на выборах.

Эту реплику поддерживают: Александр Троицкий

Я бы оценил электорат Навального в России на уровне 25 - 30%

Полагаю, несколько больше. Поскольку, как я упомянул: синтетика работает. Пока... Вопрос для меня лишь в том - не появится ли у нас внеочередной диктатор?

В Москве и т.п. - наверное.

В среднем по России, думаю, как-то так: большинство всё же про Навального знает только то, что есть вот такой человек, который рвётся к власти... И относится к этому, естественно, негативно.

Не думаю, что вот так сразу Навальный, придя к власти, стал бы диктатором: слишком много ему придётся приноравливать под себя. Это работа на многие годы - ведь и Путин не сразу стал нынешним Путиным, а после него задача будет потруднее...

А на следующие выборы, если Навальный исполнит свою миссию, придёт больше вменяемых кандидатов, будет из кого делать выбор...

(А так-то - из кого угодно может выйти диктатор. И - где угодно. Даже в США. Просто там это много труднее, чем у нас. Но "много труднее" и "невозможно" - свсем разные понятия).

Хотелось бы верить, но, если Навальный - националист, то у него будет очень серьезная группа поддержки. "Изборский клуб", например. И еще некоторые личности. Как раз об этом вопрос Янова.

если Навальный - националист, то у него будет очень серьезная группа поддержки. "Изборский клуб", например

Не думаю.

"Изборский клуб" - не просто националисты. Будь всё так просто, они бы давно поддержали Навального.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Совсем не обязательно. Жар надо загребать чужими руками. Навальный - тоже не просто националист

Внеочередных диктаторов в России не бывает, всегда последовательность:  диктатура(точнее самодержавие)  - оттепель (реформа)  - диктатура (контрреформа)  - оттепель. Так что чтобы не получить нового диктатора придется  менять всю правовую систему в неизбежный следующий период оттепели 

Вот только я бы не распространял автоматически его идеи на Навального

Я, Сергей, в том числе и благодаря Вам, не делаю выводы автоматически. Просто, если мы получим диктатора, ему будет необходима свита, а где ее взять?

...ему будет необходима свита, а где ее взять?

Мне показалось, что Иноземцев немного другое имел в виду...

Понятно, что другое. Это - мои домыслы.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Сидеть на двух стульях, лавируя между либералами и националистами, как удавалось ему при Путине, окажется в оттепельные времена не только неудобно, но и попросту невозможно.

Александр Львович, нмв, штука в том, что "чистому либералу" СЕЙЧАС в России к власти не придти. Эпоха Путина неизбежно изменила общество, которое и без того было не слишком либеральным.

Поэтому Навальный всё делает правильно - для того, чтобы придти к власти.

Что будет дальше - сейчас трудно сказать, и я бы не опирался в прогнозах на слова Навального - так же, как нельзя опираться и на слова Путина (который ещё в 2008 году заявлял, что никаких претензий у России к Украине нет, и "Крымского вопроса" не существует).

Боюсь, что это вообще общее правило: кто бы мог подумать, что нынешний Ын, совсем ещё молодой человек с европейским образованием, переплюнет своих предшественников - а это, похоже, уже произошло...

Так что, я вижу в Навальном способ остановить дальнейшее развитие путинизма. А уж что привнесёт в историю сам Навальный - посмотрим...

Кто мог бы представить, Сережа,

что после Андропова-Черненко и вообще ЭПОХИ Брежнева, сопоставимой с эпохой Путина, и тем более после ЭПОХИ Сталина в России может быть либеральное правительство? А ведь было! И повторялось это после каждой диктатуры в русской истории ОДИННАДЦАТЬ раз! В этом ядро текста, который Вы обсуждаете. Под этим углом зрения рассматриваю я перспективы Навльного. А комментаторы, включая Вас, обсуждают его роль ПРИ ПУТИНЕ. Но это ведь совершенно разные вещи.

Александр Львович, вот честно - не жду я от Навального каких-то серьёзных преобразований в России. Надеюсь, что он начнёт всё то, о чём Вы сказали - так как это всё очевидные вещи, и любой человек, если он не Путин и не "преемник", будет их делать.

Но главной его миссией я вижу остановить Путина.

Самому Навальному я доверяю не сильно - так как в какой-то мере его национализм всё же реален (нмв), а не только приём для привлечения электората... А национализм мне видится сейчас махровым анахронизмом, и человеку, который это видит иначе, я не могу доверять вполне.

Первое, Сережа,

откуда Вы взяли, что Навальный может ОСТАНОВИТЬ Путина? Тут никакой роли я для него да и для любогого российского политика я не вижу, Не будет в России политики при Путине. Она начнется только с наступлением оттепели.

2). Осуществить все эти "сами собою разумеющися" меры, которые я переслил, могут только либералы: никакому Навальному Запад не поверит. А.Н. придется добиваться своей ниши на оттепельной полититической арене.

3) Выбор у него будет, как я описал в тексте: либо найти свое место среди либералов, либо возглавить националистическую оппозицию.

4) Вот тогда и увидим, КАКОЙ он националист, способен ли понять мои аргументы..

5) Если, однако, он всего лишь "Поклонская в оппозиции", как думает Саша Троицкий, то спор наш пустой.

Александр Львович, Навальный едва не остановил Собянина на посту мэра Москвы - и это при том, что он тогда только-только начал активную политическую карьеру: на многих избирательных участках Навальный набрал столько же голосов, сколько и Собянин, а кое-где - так и обогнал его... Теперь, когда его знают по всей России, и многие видят в нём единсвенную альтернативу Путину, шансов у него гораздо больше, чем было тогда. Особенно при том, что с известными оговорками за него готовы голосовать И либералы, И националисты, И - аполитичные обыватели, недовольные российской коррупцией и пр.

2. Не думаю, что у Запада будет выбор. Полагаю, что Запад поддержал бы и любого нынешнего запутинца, начни он известные преобразования: отдав Донбасс Украине, и пойдя на какую-то либерализацию... В своё время Запад прекрасно "поверил" Хрущову - правой руке Сталина, на минуточку.

3. Не обязательно. Он прекрасно сможет пытаться сидеть на двух - трёх стульях сразу. Вы, видимо, не в курсе, но нынешняя российская активная антипутинская оппозиция - это крутой замес либералов и националистов, и вот на них на всех и сможет опереться лидер типа Навального... Ну и на всю массу, которая поддержит любую власть, только потому, что она - власть.

4. Мне кажется, Навальный - достаточно умный и, гм, восприимчивый человек, чтобы делать, что нужно. 

5. Он, конечно, не "Поклонская в оппозиции". Он - единственный оппозиционер, оказавшийся способным на активную напряженную деятельность. А Поклонская - "няшная картинка", взятая в "ближний круг" по прихоти Путина.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев