Все записи
01:15  /  20.10.17

7408просмотров

Актуальные уроки Первой мировой. Из цикла очерков к столетию революций 1917-го. Очерк второй

+T -
Поделиться:
Фото: National Library of Scotland/John Warwick Brooke
Фото: National Library of Scotland/John Warwick Brooke

Консенсус современной историографии такой: без этой войны в России не было бы большевистской революции. Другими словами:

Не было бы поколений, живших и умерших в изоляции от мира за железным занавесом.

Не было бы Сталина и ГУЛАГа.

Не было бы нацизма в Германии как реакции на коммунистическую угрозу.

Не было бы, следовательно, и Второй мировой, еще более кровавой и страшной войны, унесшей десятки миллионов молодых жизней.

Не было бы Брежнева и загнивающей на корню империи.

Не было бы Путина и «Крымнаша».

И много еще чего не было бы.

Вот и поговорим об этой роковой войне в связи с ситуацией сегодняшней России.                                                                        

То была поистине великая в своей бессмысленности — если позволительно такое словосочетание — война (назовем ее для краткости ПМВ). До такой степени великая, что не закончилась и поныне, столетие спустя, продолжается в свирепых битвах в Сирии и в Ираке. Продолжается потому, что границы этих государств были произвольно начертаны 26 апреля 1916 (!) года в знаменитом меморандуме Сайкс-Пико, напрочь игнорировавшем непримиримую историческую вражду между суннитами и шиитами. И так, нелепо и страшно, было в ней все.

БЕЗЫДЕЙНАЯ ВОЙНА

Никакой, даже самой примитивной ИДЕИ не стояло за этой смертельной схваткой великих держав. Сплошная геополитика: имперские амбиции, имперские страхи, месть за давние поражения в войнах. And that’s it. Понятного нормальному человеку смысла ПМВ была лишена напрочь.

Могущественная Германская империя не могла, видите ли, терпеть владычества на морях своей Британской соперницы. И вообще того, что не она хозяйка Европы, что по тогдашним меркам означало — мира. Фридрих фон Бернгарди, известный немецкий геополитик, так обосновывал это в популярной книге Germany and the Next  War (1912): «Либо Германия будет воевать сейчас, либо она навсегда потеряет свой шанс на мировое господство». И еще глубокомысленней, — и здесь сходство с нашим современником Александром Дугиным становится неотразимым, — «закон природы, на который опираются все другие ее законы, есть борьба за существование. Следовательно, война есть биологическая необходимость». В двух словах социал-дарвинизм.

Франция не могла смириться с горечью и позором своего поражения в 1870 году. Статуя в Страсбурге на Place de la Concorde так и стояла, задрапированная черной тканью, все эти десятилетия до самого 1914-го. Дети в школах повторяли слова знаменитого патриота Леона Гамбетты: «Не говори об этом никогда, но думай об этом всегда». Такая была национальная мечта — отомстить.

Австро-Венгерская империя боялась Сербии (за которой стояла Россия). Как объяснял кронпринцу Францу Фердинанду начальник Генерального штаба барон Конрад фон Гетценберг, «судьба монархии зависит от того, произойдет ли объединение южных славян под ее эгидой или под эгидой Сербии. В последнем случае сербы создадут свою империю, захватив все побережье Адриатики и навсегда отрезав монархии выход к морю». Кронпринц обещал подумать о том, как сделать Двойственную империю Тройственной, кооптировать, то есть, южных славян, обезвредив тем самым Сербию.

Для сербов это означало бы распроститься с собственной имперской мечтой о «Великой Сербии». Еще в 1908 году во время своего балканского турне П. Н. Милюков заподозрил, что Сербия готова спровоцировать европейскую войну. Общение с молодыми сербскими военными позволило ему тогда сделать два главных вывода. Во-первых, что «эта молодежь совершенно не считается с русской дипломатией». Во-вторых, что «ожидание войны с Австрией переходило здесь в нетерпеливую готовность сразиться, и успех казался легким и несомненным. Это настроение казалось настолько всеобщим и бесспорным, что входить в пререкания на эти темы было совершенно бесполезно». Попросту говоря, Россия нужна была сербам лишь как инструмент для развала Двойственной империи — и создания собственной, пусть мини-империи.

У англичан были свои соображения. Они не желали ни уступить свое владычество на морях, без которого не могла бы существовать их раскиданная по лицу земли империя, ни допустить немцев стать хозяевами Европы. И ни в коем случае не могли они позволить им оккупировать Бельгию — потенциальный плацдарм для высадки на остров. А оккупация Бельгии была составной частью германского плана Шлиффена, т. е. неизбежна.

Россия вообще была тут сбоку припёка. Ей не угрожал никто. И торопиться ей было некуда. Могла бы и подождать, если не двадцать лет, как завещал ей Столыпин, чтобы привести себя в порядок, то, по крайней мере, три года, чтоб завершить военную реформу. Америка не перестала быть великой державой из-за того, что ждала, прежде чем вмешаться в войну, эти самые три года. И вообще прав, похоже, британский историк Доминик Ливен, что «с точки зрения холодного разума ни славянская идея, ни косвенный контроль Австрии над Сербией, ни даже контроль Германии над проливами ни в малейшей степени не оправдывали фатального риска, на который пошла Россия, вступив в европейскую войну».

Но... живы были в России и славянофильские грезы о кресте на Св. Софии в Царьграде (каковой крест был уже заранее припасен), и, святое дело, о помощи «единоверным и единокровным» сербам, и  о проливах, и, чем черт не шутит, о теплых водах Персидского залива тоже. Между прочим, в мае 1916 года турки разгромили русскую дивизию на подступах к этому самому заливу. Как львы дрались тогда турки за свою обреченную Оттоманскую империю. 

ЦЕНА ВОПРОСА

Вот за эту гремучую смесь имперских амбиций, фантазий и страхов должна была Европа заплатить страшную, непомерную цену. Девять миллионов (!) солдат, моряков и летчиков пали в ходе ПМВ на поле боя. Втрое больше оставила она после себя молодых калек. Столько разбитых семей, столько исковерканных жизней! Добавьте к этому пять миллионов гражданских, погибших от тягот оккупации, от бомбежек, да что там, просто от голода. Уже в 1915 году зарегистрировано было в Германии 88 232 голодных смерти, в 1916-м — 121 114. Голодные бунты перестали быть редкостью. Что поделаешь? Блокада. Не забудьте и побочные следствия ПМВ: геноцид армян в 1915-м в Турции и несчитаное число умерших от «испанки», смертельного гриппа, тоже зачатого ПМВ.

Такова оказалась цена той безыдейной «войны народов».

КАССАНДРЫ

Нельзя сказать, что никто не предвидел этого кошмара. Первым, сколько я знаю, был некий философ-самоучка И. Блох (видимо, крещеный еврей, ни Энциклопедический словарь, ни Википедия ничего о нем не знают). Известен лишь потому, что его сочинение заинтересовало Николая II, царь пригласил Блоха и, по словам С. Ю. Витте, долго с ним беседовал. И даже как будто под впечатлением этой беседы сам сочинил «Воззвание к державам». Блох возражал против странного феномена, распространившегося в Европе в конце XIX века — усталости от «долгого мира», без войны, то есть, между великими державами. И действительно, прошло к тому времени три десятилетия со времени последней большой войны (в 1870-м). А тут еще популярность социал-дарвинизма. Как бы то ни было, Блох писал, что, в отличие от прежних войн, следующая война будет всеевропейской, если не мировой. И «победитель не избежит ужасных разрушений, поэтому каждое правительство, которое готовится к войне,  должно готовиться к социальной катастрофе».

Почти в то же время (13 мая 1901 года) Уинстон Черчилль, тогда еще совсем молоденький парламентарий, но уже имевший за спиной опыт войн в Индии, в Судане и в Южной Африке, предупреждал Палату общин, что «войны народов  не похожи на войны королей. И кончаются они тотальным разгромом побежденных и едва ли менее опасным истощением победителей. А предстоит Европе именно такая война».

Если вспомнить, что в той же битве при Седане в 1870 году, в которой капитулировал Наполеон III и которую столько десятилетий не могли простить Германии французы, пало шесть тысяч (!) человек с обеих сторон, и этим в общем-то ограничились потери во франко-прусской войне на поле боя, начинаешь понимать, с какой зловещей точностью предсказал ужас грядущей «войны народов» Черчилль. И насколько прав был Август Бебель, когда под громовой хохот в Рейхстаге заявил, что европейская война закончится революцией.

Но когда Кассандры останавливали войны?

«ЕВРОПА СОШЛА С УМА»

Когда известный полярный исследователь Эрнст Шаклтон после двух лет изоляции во льдах Антарктики добрался, наконец, в 1916 году до твердой почвы, он первым делом спросил, чем кончилась заварушка, начавшаяся в дни его отъезда. Ответ был такой: «Похоже, она никогда не кончится, Европа  сошла с ума».

Многие и впрямь сходили с ума. 28 июля того же года юный пехотинец Джордж Ли-Маллори описал родителям свой вчерашний полузатопленный окоп под Верденом: «Рядом плавали трупы, слышны были стоны умирающих, и никто не мог им помочь, потому что нельзя было поднять голову над бруствером, огонь ураганный. Не представляю, как я смогу жить после этого».  Другие отчаянно искали смысла в том, в чем его не было. И, представьте, находили.

Лейтенант Гарольд Макмиллан (будущий премьер-министр Британии) писал матери уже в 1915-м, что его солдаты не вынесли бы напряжения этой войны, «если б не верили, что это не бессмысленная бойня, а крестовый поход — ЧТОБ НАВСЕГДА ПОКОНЧИТЬ С ВОЙНАМИ». Вот эта мысль и призвана была играть роль своего рода «заменителя» (substitute) смысла, если хотите, идеологии ПМВ. Она помогла многим не сойти с ума.

Нет спора, «заменитель» был слабый. Он не остановил предсказанную Бебелем революцию — ни в России, ни в Германии. И подтвердил пророчества Блоха и Черчилля. Но главное, оказался он ложным: уже 21 год спустя, не успели еще зажить раны, потрясла Европу новая, еще более кровопролитная война.   

Но — вот сюрприз! — та, вторая мировая война, не породила революций и, в отличие от ПМВ, не сводила людей с ума. Она не была геополитической бойней, напротив, полна была смысла эта первая в истории «война за ценности», за великие ценности свободы. И осталась она в истории как легендарная победа сил Добра над силами Зла, как светская версия Евангелия от Иоанна. А ПМВ что ж, так она и запомнилась  величайшей геополитической катастрофой, бессмысленной, как все стихийные бедствия, подобной, допустим, библейскому Потопу.

СПОР О НАСЛЕДСТВЕ ПМВ

Я понимаю, что многие не согласятся со столь категоричным суждением. Оппоненты могут сослаться на то, что разрушила все-таки ПМВ четыре европейские империи — Российскую, Оттоманскую, Австро-Венгерскую и Германскую — и подарила независимость многим народам. Могут сослаться даже на то, что в Сараево до самого распада сербской мини-империи, известной под именем Югославия, стоял монумент Гавриле Принципу, одному из шести террористов, отряженных сербской контрразведкой для убийства кронпринца Франца Фердинанда. Гавриле повезло: он спровоцировал ПМВ.

Что ж, кому-кому, а сербам, казалось, было что праздновать. Развалив с помощью России своего извечного врага, Двойственную империю, они создали именно то, чего, как мы помним, боялся начальник ее Генштаба Конрад фон Гетцендорф, — свою мини-империю. Только и для них эта история кончилась плохо. Кончилась распадом Югославии, а когда «собиратель сербского мира» Милошевич попытался воссоздать империю силой — и вовсе позорным судом в Гааге.

Сошлются, быть может, оппоненты на независимость Литвы, Латвии, Эстонии, Венгрии, Чехословакии, Финляндии и Польши, обретенную в результате распада Российской и Двойственной империй. Так и тут ведь все было неоднозначно. И не исключено, что горько пожалели о распаде Двойственной империи Венгрия и Чехословакия, когда оказались сателлитами «второй» Российской империи, которая сама была, как мы помним, порождением ПМВ. Особенно в 1956-м Венгрия и в 1968 году Чехословакия. О прибалтийских государствах я уже и не говорю, они просто были этой «второй» империей аннексированы.

В том и состоит еще один урок ПМВ, что ВСЕ ее наследство оказалось неустойчивым, зыбким, обманчивым. Начиная с мира в Европе, который зашатался задолго до Мюнхена, едва предшественник «балканского мясника» Милошевича Гитлер выступил в роли «собирателя германского мира». Тем более что и сама гитлеровская Германия была порождением той же ПМВ.

НЕМНОГО ТЕОРИИ

Нет, я не говорю, что последствия Второй мировой войны — «войны за ценности» — были безоблачными. Отнюдь не были. Мир оказался разодранным надвое — именно из-за разницы между идеями и ценностями, во имя которых воевали против нацизма союзники. Но все-таки вот уже больше 70 (!) лет большой войны между великими державами нет («холодная» не в счет, в горячую она так и не переросла). В чем же секрет столь небывало долгого «мира без войны» (много дольше, чем перед Первой мировой), а усталости от мира между великими державами не видно? Это и предстоит нам объяснить. И не только это, но и вообще почему столь разными оказались уроки двух мировых войн и что дает нам эта удивительная разница для прогноза о будущем.

И тут, хоть «теория, друг мой, сера», как уверял Фауста Мефистофель (и был прав, конечно), но без нее нам не обойтись. Придется читателю немножко поскучать. В конце концов, фактов он уже получил воз и маленькую тележку. А без теоретического осмысления актуальные уроки эти повиснут в воздухе. Вот что я могу в этом смысле предложить читателю.

Если ПМВ была войной безыдейной, во Второй мировой представлены были целых три идеологии. Одна сторона воевала в ней под знаменами двух универсальных идеологий — либеральной и социалистической, другая под знаменем националистической, чья привлекательность (appeal) не могла выйти за пределы нации. Именно в такой ситуации оказались тогда Германия и страны сооруженной ею «оси». Их война была сектантской. Какими бы сильными ни были их армии, но противостоять союзу универсальных идеологий они не могли.

Даже как союзники страны «оси» были в такой ситуации ненадежны, воевали каждый за себя. И не торопились в решающий час помочь партнеру. Японцы ведь без особого труда могли добить СССР, если в момент, когда немцы подходили к Москве, ударили бы с востока. Сибирские дивизии, которые спасли в 1941 Москву, увязли бы в этом случае в восточной войне.

Но Япония дралась под знаменем собственной националистической идеологии, а вовсе не германской.

Впрочем, даже разгром СССР не изменил бы для Германии результат Второй мировой. Не удержала бы в одиночку своих гигантских завоеваний, рухнула бы под их тяжестью. И вступление в европейскую войну Америки все равно бы ее добило. Короче, при любых обстоятельствах национализм обрекал Германию (как, разумеется, и ее союзников), на неминуемое поражение.

То же самое относится и к сектантскому религиозному фундаментализму. Никто, даже «Аль-Каида», не поможет в решающий час новоявленному «Исламскому государству» во главе с самозваным халифом аль-Багдади, объявившему себя «собирателем суннитского мира» (еще один «собиратель»). Он один против мира. И оказался Халифат в ситуации Германии во Второй мировой, обречен.

Но таков, похоже, и секрет «долгого мира» без войны. Нет усталости от мира. Нет социал-дарвинизма. Сначала непримиримое противоречие ценностей развитых стран с самым грозным из сектантов, СССР, сдерживалось угрозой взаимного уничтожения. После его крушения обнаружилось, что у развитых стран нет причины воевать между собой, они, включая бывших противников Германию и Японию, исповедуют те же универсальные ценности, что и во времена Второй мировой. Теоретически разрушить «долгий мир» могли бы лишь бывшие союзники во Второй мировой Россия и Китай. Но сегодняшняя сектантская Россия выбыла из числа великих держав, она не входит даже  в первую десятку развитых государств. Остается Китай, с одной стороны, коммунистический сектант, с другой — находящийся в  тесном, почти симбиотическом сосуществовании с развитым миром (и сам на глазах становящийся развитым миром). Какая из этих сторон Китая в конечном счете победит, бог весть. Очевидно одно: «безыдейных войн», как Первая мировая, больше никогда НЕ БУДЕТ. А еще говорят, что история ничему не учит...                                                              

Комментировать Всего 46 комментариев

Александр Львович, разве не наблюдаем мы сейчас симпотомы некоей "усталости от мира"? разве приход к власти господина Трампа не первая, вернее, вместе с Путиным,  вторая  ласточка? 

Эту реплику поддерживают: Стас Северин

Не совсем так, Миша.

Точнее совсем не так. Трамп, конечно, сумасброд, в мировой политике не смыслит, говорит что попало. Но когда он попытался, было, бросить вызов Китаю, его быстро укоротили, и он, представьте, послушался, "забыл" об этом, сосредоточился на "малых", на КНДР и на Иране. Иначе говоря, Взрослые люди в Америке никакой "усталости от мира"с великими державами не испытывают.

Даже Путин, сколько бы ни хулиганил в окрестностях, большой войны не хочет, знает, что слабак. Не в той весовой категории.

На самом деле потрясающая разница с ситуацией перед первой мировой. История-таки учит.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Разница, несомненно есть, Саша, но и сходство  наблюдается. Все-таки повторы в истории спиралевидные. Недаром в мире стало намного тревожнее за последние пять лет. 

Тревожнее стало, это правда.

Все-таки иметь безбашенного великовозрастного оболтуса в качестве президента ведущей страны спокойствия не прибавляет. И Путин с его "параллельной реальностью" не подарок. И мощная популистская волна на Западе тревожит. Национализм и впрямь на подъеме. Но СТРЕМЛЕНИЯ великих держав к войне, как перед ПМВ, не наблюдается.Тем более у всех сразу. Ничего похожего. Ну, буквально ничего. Учит история, учит.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Киреев

Можно только надеяться на то, что учит, дорогой Саша. 

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина

казусы уважаемого Александра Львовича)

ВПЕРВЫЕ вынужден поддержать Михаила.

НЕТ, ну... написано, конечно, прекрасно, литературный язык, там, стиль, ярко, талантливо... ТАК И ХОЧЕТСЯ ПОВЕРИТЬ, НО.... шота НЕ верится)

прямо КАЗУСЫ, какие-то.

и НЕ ВЕРЮ я вам, уважаемый, Александр Львович, не по причине присутствия в тексте вполне реальных фактов, а НЕ ВЕРЮ по причине фактов ОТСУТСТВИЯ важнейщих исторических факторов (прост.за тавтологию), без которых и рассматривать историю... уже какой-то казус) сам по себе.

где роль религии, христианства, его конфессий, православия, где роль евреев в истории, в создании первого государства вечно пролетающих пролетариев, в революции 1917г, во второй мировой войне, в начинающейся УЖЕ 3й Мировой?

где это всё?

т.е в этом вашем супе, слишком много ингредиентов не хватает, извините. буквально, чего не кинешься = того и нету) вот и государство Израиль, к примеру, его роли тоже нету? и оно какое, интернационалистиское? или националистическое?

вы готовы свои мерки К СЕБЕ ЖЕ приложить?

или хотите нам "суп из топора" впарить?)

извините

Прошу прощения, а Вы считаете, что религии сыграли важную роль в ПМВ? Кто именно? Радикалы черносотенцы и иже с ними различные союзы? Наверное, можно притянуть "православное братство", помощь балканским единоверцам, что еще?

И какая роль Израиля? Декларация Бальфура? Ну, так это тактический ход, один из, и далеко не решающий. А вот первая Алия в 1881-84 годах, как раз и была спровоцирована волной погромов в Российской Империи после смерти Александра II. Вторая Алия - Кишиневский погром. По сути, Царская Россия сама создала Израиль руками славянофилов. Причем здесь ПМВ? 

Эту реплику поддерживают: Стас Северин

Вы считаете, что религии сыграли важную роль в ПМВ?

не только я.

а как можете видеть и сам Александр Львович:

"Лейтенант Гарольд Макмиллан (будущий премьер-министр Британии) писал матери уже в 1915-м, что его солдаты не вынесли бы напряжения этой войны, «если б не верили, что это не бессмысленная бойня, а крестовый поход — ЧТОБ НАВСЕГДА ПОКОНЧИТЬ С ВОЙНАМИ». "

 = это и был очередной Крестовый поход, но А.Л. его рассматривает, как оч.слабый "антропный принцип", и тут же разворачивается в пользу более понятных ему Бебеля и Блоха)

а так.. да, конечно, религия всегда играла ОГРОМНУЮ роль в истории и в войнах. а ПРАВОСЛАВИЕ, САМОДЕРЖАВИЕ и НАРОДНОСТЬ в начале и ходе ПМВ

да, спасибо

надеюсь, вы тоже)

Бабель,  Бебель = в данном случае, это неважно 

а где Маркс, где Троцкий, откуда этот "неправильный" большевизм выплыл?)

кто "вдохновил" адика, на "мою борьбу"?

это, В ДАННОМ СЛУЧАЕ, важнее 

Что за хлестаковские тирады, право?

Бебель, Бабель, какая разница? Маркс, Троцкий, как зачинатели ПМВ? Неважно. А что важно? Евреи, евреи, везде одни евреи? И Израиль, ясное дело, приплетен, хотя хоть и появился 30 лет спустя после ОКОНЧАНИЯ ПМВ. У каждого Хлестакова своя задняя мысль.

Как и предполагалось, неизлечим. 

Не можете отличить Бабеля от Бебеля? А кобеля от сучки можете?

А кобеля от сучки можете?

могу, вы= щенок, хотя и выглядите, как кобель) иногда))

так и будете МЕНЯ обтяв.. эээ..обсуждать? а НЕ историю?

тогда советую вам НЕ хамить мне. сбавьте тон

а кто был организатором, вдохновителем и РЕАЛИЗАТОРОМ ВОСР?

надо рассказывать?)

а кто был организатором, вдохновителем и РЕАЛИЗАТОРОМ ВОСР?

а чо сразу "виноваты"?) не шейте мне антисемита, уважаемый Александр Янович. я нормально отношусь к евреям. просто не люблю, когда НЕ НАХОЖУ их в супе)

ДАЙТЕ МНЕ РЕАЛЬНУЮ ИСТОРИЮ. а не суп из топора)

и да, канешна, ВОСР, процентов на 80% = еврейский проект, а реализация = 100%, их.

но это и САМОЕ ЛУЧШЕЕ что могло, и может, даже в будущем, произойти с Ордой, в её Социалистической Казарме = СССР

вот, в чем наше с Вами главное разногласие = я не вижу ВОЗМОЖНОСТИ ДЕМОКРАТИИ в России, в её КАЗАРМЕ. это же элементарно. как и все ваши эти казусные российские деятели. Сперанские. Карамзины. НЕ может быть демократии в Орде. её вот, даже, и в Украине может не быть, опять же благодаря сегодняшней украинской власти, опять той же национальности)) еврейской

а развалился, вполне, кстати, НОРМАЛЬНЫЙ, СОВЕТСКИЙ, проект, после того, как Совок, во главе со сталиным = "поссорился с евреями". это кстати великолепно доказал Леонид Парфенов, в одноименной фильме "Русские евреи". великолепно показал.

чисто еврейский проект ПО ФАКТУ выходит) будете спорить?)

Простите, сударь, стесняюсь спросить, а Вы православный? 

а какое это имеет значение? в данном вопросе? хотите на личности перейти?)

это мелко. да и не советую.

и вообще, шо за... "умники", "ученые" такие: спокойно и даже строго обсуждают сербов, немцов, французов, китайцев, японцев, а как задаешь вопрос о таких же людях, о евреях = ТУТ ЖЕ ИСТЕРИКА!) ) АХ, ты, такой-сякой фашист, нацист, гитлеровец проклятый!

или евреи какие-то не такие же народы которых ВЫ ЖЕ ЗДЕСЬ ОБСУЖДАЕТЕ??!

я НЕ фашист и НЕ нацист. и нормально отношусь к евреям, без патологий.

ПРЕКРАТИТЕ ИСТЕРИКУ, господа)

совсем неизлечим...

а Леонид Парфенов? тоже?) вы б на себя посмотрели лучше. "ремесленник экстаза")

Cпорить не буду, отвечать тоже.

Пусть читатели, если захотят позабававиться гоголевской ситуацией, опровергают. 

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Неплохо, очень неплохо. Действительно, нет ничего ни про еврееев, ни про масонов, а есть еще и тамплиеры и их уважаемый историк не упомянул! А может, он и сам тамплиер?

Не было бы нацизма в Германии как реакции на коммунистическую угрозу.

Разве, Александр Львович? А общество "Туле" - праотец нацистской партии - основанное на масонстве? А Парвус с Зеботтендорфом? Младотурки? Геноцид армян: резня в Смирне в 1890-м?

Я не о праотцах, Саша.

В Mein kampf все изложено четко. Главных мотивов -- два: коммунизм и евреи. Привет Стасу!

А что резали армян младотурки, разве это что-то меняет? Все равно ведь турки во имя своей империи.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Я бы даже больше сказал: не будь ПМВ, и Советской России, у Гитлера не было бы шанса расколоть Европу: так как между Францией, Великобританией и Российской Империей не было бы того антагонизма, который получился на деле. В результате любую европейскую опасность, скорее всего, просто задавили бы в зародыше.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Киреев

В точку, Сережа.

Хороший аргумент!

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

История = продажная девка Политика

как сказал кто-то из больших Умов (м.б. даже я:): "История = это спроецированная на прошлое сегодняшняя политика"

не выворачивали бы её так извращенно и коньюктурно, тогда б, ВОЗМОЖНО, история кого-нибудь и научила, а так... одна Орда ставшая вдруг Киевской Русью чего стоит))

Вот и Орда,

"ставшая Киевской Русью". Все легенды пошли в дело, даже самые вздорные. Можно спросить, какое отношение это имеет к ПМВ. Но я лишь обращу внимание на то, что Киевско-Новгородская Русь возникла за три столетия (!) до явления Орды.

Киевско-Новгородская Русь возникла за три столетия (!) до явления Орды

ну, дык...а затем уже Москва-Орда и сожгла же Новгород, причем жгла, натурально, огнем. и не раз! и голодомор новгородцам не раз устраивала.

что и, именно сейчас, пытается сделать и с Киевом.

причем, Новгород жгла руками вашего любимого "демократического царя" Ивана 3, которому вы постоянно дифирамбы поете.

БОЛЕЕ ТОГО, пропутно, была сожжена и Руса, город который и ассоциируется, собственно, с Русью.

и всё это под ОРДЫНСКИМИ ЯРЛЫКАМИ, с ОРДЫНСКИМ ПРАВОМ на княжение.

что не помешало затем Москве-Орде назваться Русью))

что тоже понятно: РУССКИХ ЗЕМЕЛЕК ОЧЕНЬ ХОТЕЛОСЬ!! "законное право" на русские, новгородские, киевские, земли поиметь.

отсюда и СЕЙЧАС, памятник КИЕВСКОМУ князю Владимиру появился в Москве!)) и Херсонес стал сакральным для Москвы))

вздор? ВЗДОР вот, именно с Вашей стороны, эту всю хрень, истерическую, ордынскую защищать)

Антон Евсеев в ФБ

"Россия вообще была тут с боку припёку. Ей не угрожал никто. И торопиться ей было некуда." - на самом деле весьма спорное утверждение. Потому что совместно с классическим планом Шлиффена в Германии существовал и другой план, предусматривающий две последовательные войны - сначала с Францией, и после ее разгрома с Россией. Был бы он реализован в случае нейтралитета России в 1914 году после разгрома Франции - неизвестно. Однако Мольтке-младший как-то раз в 1914 году обронил, что "сейчас самое удачное время для разгрома России, потому что уже через пять лет ее армия может сравняться с германской по своим боевым качествам". Так что вероятность того, что весной 1915 на Россию двинулось бы сразу 8 немецких армий (а не одна, как это было в 1914), была достаточно велика. Плюс конкретная антироссийская пропаганда началась в Германии не в 1914 году (что было бы естественно), а намного раньше.Противники этой точки зрения обычно приводят в качестве аргумента тот факт, что мол у Германии и России не было территориальных споров. Ну, во-первых были - Германия была недовольна границей на Балтике и хотела себе немного российской акватории с островами. Но дело даже не в этом - большие территориальные претензии к России были у Австрии и Турции, германских союзников. А договор Центрального союза предусматривал вступление в войну всех участников при нападении хотя бы на одну страну. Поэтому малейший конфликт за ничтожную территорию где-то в Закавказья мог вызвать вторжение в Россию пяти австрийских и восьми немецких армий (и это только первый эшелон).Зачем эта война нужна была Германии? Да примерно затем же, зачем и Наполеону в свое время - без полной нейтрализации России не было никакой возможности справиться с Англией. Ну и, конечно же немцы не могли чувствовать себя спокойно, пока в руках России находился "польский выступ" - с него можно было легко нанести удар в любую точку Германии.Поэтому на самоом деле выбор у России был не в том, чтобы участвовать в войне или не участвовать, а в том, чтобы воевать с Германией совместно с Англией и Францией или воеваить с ней в одиночку. Так что российский выбор в 1914 году был не самым плохим.Подробнее эта версия рассматривается в монографии М. В. Оськина "Первая Мировая война".

Видите ли, Миша, я никогда

не слышал о неком "другом" немецком плане войны, параллельном плану Шлиффена. Не слышал о нем, видимо, и один из самых проницательных историков внешней политики России Доминик Ливен, которого я цитировал. Ничего не знает о нем и Мартин Гилберт, автор классической "Сomplete history" ПМВ. Более того, не знал о нем, даже министр иностранных дел России Сергей Сазонов, когда вспоминал в 1925 в Лондоне о начале войны: "Решающе важно было любыми уступками улестить (placate) Германию". Иначе говоря, не бросать ей вызов по поводу сербской провокации следовало, а уступить. ("How the War began",Лондон, 1925,с.38) Тем более, что Россия НИКАК не могла помочь Сербии -- и не помогла.

Странно, согласитесь, что план Шлиффена у всех на устах, а о "другом" плане никто, кроме Оськина, не знает. Возможно, что-то вроде Мединского.

А о "польском выступе", о плане Генштаба, способном его нейтрализовать и о том, почему он после смерти Столыпина был отменен -- в следующем очерке.

Странно, согласите  

Александр Львович, я прочел с большим интересом, спасибо! Я, также, как и вы всегда думал, что ПМВ была катастрофой западной цивилизации, послужившей причиной большинства последующих катастроф. Для того, чтобы Россия могла тогда удержаться и не вступить в войну, ей нужен был совсем другой лидер, человек почти невероятного политического гения, силы воли и самообладания. Николай мог только отдаться на волю волн, что он и сделал. В нынешней ситуации тревожит то, что западный политический класс совершенно выродился. 

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Cпасибо, Алексей.

Подскажите мне, пожалуйста, если знаете, как забанить забанить этого невежу, который на глазах превращается в Собакевича? Я никогда такого не делал. Но, кажется, он перешел все красные черты, оскорбляя моих друзей.

а Вам и вашим друзьям оскорблять меня можно. причем Вы и ваши друзья с окорблений и начали. ПЕРВЫМИ. Вам можно? так получается? прекрасно.

Там наверху Вашей страницы стоит звездочка и надпись "Отписаться от участника". 

Антон Евсеев отвечает у меня в ФБ

"Тот факт, что об этом не знал Сазонов, совершенно не удивителен - русская разведка накануне 1 МВ работала просто отвратительно. Тот факт, что русские ничего не смогли узнать об изменении австрийского плана наступления, сделанного еще в 1913 году после выявления измены Редля (а это неведение привело к неудачному для русских сражению под Красниковым и угрозе срыва всего наступления в Галиции) говорит о многом. Если уж о планах Австрии, в Генштабе которой царили редкостные разгильдяйство и беспечность (чем и воспользовался в свое время Редль) ничего не знали, то что говорить о планах Германии!Что касается отсутствия упоминания об этом плане в работах авторитетных историков, то это вовсе не означает его отсутствие - в истории, как и в любой науке ориентироваться следует не на авторитет, а на то, какие возможности были у историка для работы. Так, никто не оспаривает авторитет Тарле, однако из-за того, что у него не было возможности нормально работать во французских архивах, его многие трактовки событий 1812 года однобоки, а временами и ошибочны. А вот менее известный О. В. Соколов, у которого такая возможность есть (он в этих архивах в свое время дневал и ночевал) дал более правильную трактовку данных событий - у него разброс и число источников просто былло больше.Поэтому тут я бы рекомендовал просто прочесть монографию Оськина, который цитирует много работ и архивных документов по теме, и оценить уже самому, насколько они заслуживают доверия. Сам же могу просто процитировать один из отрывков работы:"В тот же день, когда началась Первая мировая война, император Вильгельм II стал сомневаться: в принципе он не хуже других понимал, что проигрыш Большой войны будет стоить короны ему лично, а немецкому народу – массы испытаний и крови. Кайзер запросил Генеральный штаб о возможности переноса главного удара на восток, против России, чтобы удержать Францию и Великобританию от вступления в войну......Несмотря на то что такой вариант технически был возможен, он напрочь ломал единственный шанс Германии победить в войне на два фронта: тот самый блицкриг графа А. фон Шлиффена, который мог быть осуществлен только против Франции......Немцы все это превосходно понимали: граф Шлиффен и не рассматривал войну против Франции отдельно от войны с Россией, и наоборот. Поэтому начальник Генерального штаба генерал Х. Мольтке-младший, еще в 1913 году отменивший даже теоретическую подготовку войны против России один на один, так отвечал колебавшемуся кайзеру, неожиданно для всех пожелавшему перенести удар на восток: «...Если его величество настаивает на том, чтобы вести всю армию на восток, то он не будет иметь бое- способной армии, а дикое скопище недисциплинированных вооруженных людей»".(цит. по Мировые войны XX века. Кн. 1: Первая мировая война. Исторический очерк. М., 2002).Тут что важно отметить - если Мольтке в 1913 году отменил подготовку войны против России, то значит она велась, ибо нельзя отменить то, чего нет. Да и само предложение кайзера уже перед самым началом военных действий вряд ли было плодом его взбалмошности - он явно основывался на плане "Б", с которым был ознакомлен (сложно представить себе главнокомандующего, который перед самым началом войны вдруг ни с того, ни с сего заявляет "нет, мы с Францией воевать не будем, а будем воевать с Россией - хоть у нас плана войны и нет, новы мне его сейчас быстренько составьте"). Другое дело, что не понятно, в каком виде был этот план - в качестве черновых набросков или конкретного руководства к действиям, поскольку неизвестно, на какой стадии Мольтке отменил все работы. Но при немецкой работоспособности даже черновые наброски превратить в готовый план можно было достаточно быстро."

Мне кажется, что даже если такого плана и не было, то при быстрой победе над Францией и разгроме Сербии Россия осталась бы совершенно одна против Германии и Австро Венгрии и должна была бы, даже и без войны, выполнять роль своего рода сателлита. Глядя из будущего, такой вариант кажется лучше того, что произошло, но он определенно казался неприемлемым практически всем в то время. 

Отвечу Вам, Алексей, заодно и

Антону Евсееву

Думаю, что противопоставлять авторитет Оськина авторитету Ливена и Гилберта непродуктивно, Разные весовые категории. Тем более, что пример Евгения Викторовича неудачен: как Ли- вен, так и Гилберт работали во ВСЕХ возможных архивах.

Но главное, тут я отвечаю Вам, в том, что никакого специального плана войны с Россией один на один Германии  не понадобилось бы. "Польский выступ", как мы увидим в следующем очерке, служил очевидным substitute любого плана. И это хорошо понимали в Генштабе России. Другое дело, что утвержденный план нейтрализации этого преимущества Германии куда-то пропал в 1912 после  смерти Столыпина. Мою гипотезу о том, что с ним случилось, мы и обсудим.

А то, что после возможного разгрома Франции Россия осталась бы ОДНА против Австро-Венгрии и Германии, просто неверно. Никуда не делись бы ни Англия, ни, главное, Америка. Разыграли бы ту самую комбинацию, что в ВМВ. И с тем же результатом. 

А 

Александр Львович, м.б. так оно и было бы, но все это совсем не очевидно даже и сейчас, а уж тогда было не очевидно совсем. Для того, чтобы разыгрывать такие комбинации, нужны были лидеры колоссального ума и силы воли, именно лидеры. Николай же был лидер никакой, он был совершенно изолированной фигурой. И потом, вмешиваться тогда США в европейские дела было намного меньше резона, чем во WWII. 

Короче, нам по прошествию времени видно намного больше, чем актерам той драмы. Для них все это выглядело, как рок, и хотя и Вильгельм, и Николай, и Франц Иосиф и англичане и пытались по всякому избежать катастрофы, все было слишком запутано. 

Что запутано, согласен, Алексей,

но одиночество России после разгрома Франции --все же пугалка. У США в этом случае было бы еще больше мотивов вмешаться. Отдавать Европу Германии Вильсон НИКОГДА не согласился бы. А спасать, если не Россию, то  Англию, нужно было бы срочно.

Возможно, но, во первых, не один Вильсон все решал, да глава государства никогда один и не решает, нужна поддержка, в данном случае поддержка народа, после Пирл Харбора она худо бедно была, а тогда Америка вообще не ощущала себя мировой державой. 

Но, надеюсь, вы согласитесь, что ситуация была исключительно трудной и многие главы государств отнюдь не рвались в битву, понимая, чего им это может стоить. И при всем при том, что большинство из них были совсем не дураки, катастрофа все таки произошла. 

В известной степени, Алексей,

роль Пирл Харбора сыграло тогда "бешенство" германской подводной войны. Один за другим были потоплены несколько американких коммерческих кораблей. Это вызвало крайнее возбуждение публики и обеспечило массовую поддержку антиизоляционистскому большинству Конгресса, на которое опирался Вильсон. Вопрос стоял так: либо воевать, либо оставить Англию на произвол судьбы -- и немецких подлодок. В случае поражения Франции  вопрос стал бы еще  острее: на кону была бы судьба Европы.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik