Все записи
21:42  /  5.04.18

1660просмотров

Александр Янов: Восстание детей в Америке

+T -
Поделиться:

ВОССТАНИЕ ДЕТЕЙ В АМЕРИКЕ

Совсем непохожие проблемы у детей в разных странах. В чем их проблемы в России читатели знают лучше меня. Но в Мозамбике, например, они в том, что катастрофически не хватает хоть сколько-нибудь квалифицированных учителей. Там, как выяснил опрос Всемирного банка, не больше 0,3% учителей, минимально способны к преподаванию. На Мадагаскаре еще хуже: 0,1%. В Нигере совсем завал: 0. Непросто детям повсюду.

Самая ужасная проблема, однако, у детей американских. Их убивают. Массово. От первоклашек до подростков. Убивают прямо в классах, на школьных выпускных вечерах, на концертах, в церквях.

Конечно, это преувеличение, гипербола, вы скажете? Отчасти так. Хотя – смотря для кого. Для тех 17 малолеток, которых вместе с учителем расстрелял из скорострельного штурмового ружья АР-15 в Валентинов день в Паркленде выпускник их же школы Николас Круз, это была вовсе не гипербола, а смерть.

И для тех 58 расстрелянных в октябре 2017 Стивеном Педдоком на концерте в Лас Вегасе никакой не было это гиперболой.

Так же, как для 26 погибших месяц спустя в церкви в Sutherland Spring от руки Патрика Келли.

За последние пять лет массовые убийства стали в Америке своего рода эпидемией. Киллеров объединяло два обстоятельства. Во-первых, совершались  убийства посредством все того же скорострельного штурмового оружия (assault weapons), которое любой школьник может без труда модифицировать, превратив его в смертоносный автомат, пригодный для сколь угодно массового убийства, во-вторых, все они совершены были людьми с психическими отклонениями.

Вопрос, казалось бы, напрашивается сам собой: где могли психически нездоровые люди приобрести штурмовое оружие? Ответ: в любом оружейном магазине. И меньше всего интересовало продавцов психическое здоровье покупателей (добавлю в скобках, что дома у того же Николаса Круза из Паркленда нашли еще 23 таких же автомата. Иначе говоря, покупал он их где и сколько хотел). Понятно, что из первого вопроса логически вытекает второй: как позволили взрослые дяди и тети все эти повторяющиеся чуть не каждый месяц убийства детей? Несмотря даже на то, что следующими могут оказаться их cобственные дети?

После того, как Адам Ланза расстрелял в декабре 2012 в Коннектикуте 20 первоклассников, президент Обама издал указ (executive order) об ужесточении режима бэкгрограунд- проверок покупателей оружия. Но указ наткнулся на стену в Конгрессе, и не осталось сомнений, что ничего подобного республиканцы в Конгрессе не допустят (требовалось двухпартийное голосование: указ изобразили как нарушение второй поправки к Конституции, о которой ниже). Ничего больше президент сделать не мог. Короче, взрослые дяди и тети сознательно отказались от защиты детей. Почему, нам сейчас и придется разбираться.

Так или иначе, после очередной стрельбы все шло по заведенному порядку. Траур в пострадавшем штате. Демократы в местном Конгрессе предлагают ограничения на продажу оружия. Конгрессы их отвергают. Республиканцы посылают осиротевшим родителям свое сочувствие: «наши мысли и наши молитвы с вами». И массовые убийства продолжаются.

В ЧЕМ ДЕЛО?

В общих чертах все понятно. Страна наводнена оружием. В Америке живет лишь 4,4% населения планеты, но граждане ее владеют 42% всего стрелкового оружия в мире. Производство стрелкового оружия – одна из самых мощных индустрий США. Так сложилось исторически. Вот та самая знаменитая вторая поправка к Конституции, которая якобы стоит на пути реформы: «Хорошо организованная милиция необходима свободному государству. Да не будет нарушено право народа на хранение и ношение оружия». Поправка принята почти десять поколений назад. Задумана как гарантия общества от властного произвола государства, того священного для каждого американца завета отцов- основателей США, что «вся политическая власть принадлежит народу, и народ имеет неотъемлемое право изменить форму правления, когда сочтет нужным». Иначе говоря, владение оружием не только закон, но и освященная временем ТРАДИЦИЯ в Америки.

Много воды утекло под мостами с тех пор, как вооруженный народ мог реально менять форму правления. В наши дни стрелковое оружие народа бессильно против танков и вертолетов власти (если, конечно, у власти хватит нервов употребить их против народа). И традиция трансформировалась. Теперь вторая поправка толкуется как право всех законопослушных граждан иметь оружие для защиты своего жилища и имущества (спортсменам оно необходимо также для охоты). На страже этого права стоит самая могущественная и самая богатая неправительственная организация в стране, она же, разумеется, и главный донор республиканской партии, стоящей на страже традиционного понимания Второй поправки: НРА (Национальная ружейная ассоциация).

Конспирологи издавна ломают головы над тем, кто «тайный правитель Америки». Версий много: «50 семейств», «Трехсторонняя комиссия», «Бильдерберг», даже «Сионские мудрецы». Гадать, между тем, не имеет смысла: если и существует у Америки какой-нибудь «правитель» -- это без сомнения НРА. Ни один кандидат от республиканской партии – от муниципального собрания до президента страны – не победит на выборах, посмей он  ослушаться НРА. И «правит» она вовсе не тайно, а публично, при свете дня.

Ну подумайте, если одна из двух ведущих партий Америки (ныне правящая – пока в большинстве во всех трех ветвях власти), -- вульгарно выражаясь, «в кармане» у НРА, то кто правит? Кто изображает любую попытку реформы продажи оружия как покушение на вторую поправку? Кто способен, если нужно, парализовать и президента (как было с Обамой в 2012)? Кто не обращает внимания на то, что почти треть (31%) всех массовых убийств в мире происходит в Америке? Что 97 человек в Америке погибало ежедневно в 2016 от стрелкового оружия, лишь бы росли доходы оружейников? Кому в конечном счете обязана Америка эпидемией убийств своих детей?

И ТУТ НАЧИНАЕТСЯ СКАЗКА

В самом деле все, что рассказывал я до сих пор читателю, лишь драматическая присказка. Сказка начнется сейчас. Чудеса начались с того, что группа амбициозных старшеклассников из той самой школы в Паркленде, где Николас Круз расстреливал 24 февраля 2018 года малолеток сразу в четырех классных комнатах , бросила вызов взрослым (что на практике означает, конечно, НРА). И юношеский энтузизм зашкаливает. «Их мир убивает нас, -- говорит один из семнадцателетних Кэмерон Каски, -- мы здесь, чтобы создать новый мир, в котором не убивают детей». Новый мир, ни больше, ни меньше.Назвали себя юные революционеры «Never Again», «НИКОГДА БОЛЬШЕ» (сокращенно НБ).

Точнее, началось с цепи случайностей. С того, что Жастин Корин подарила ромашку маленькой школьнице, которая через несколько минут была убита, а  Дэвид Хогг зашел в класс, через несколько минут после того, как стрельба закончилась, и увидел забившихся под парты ребятишек рядом с мертвыми. Они  отказывались вылезать, боялись опять начнется. Видео, которое Дэвид снял, взорвало социальные сети, а затем и телевидение. У Эммы Гонзалес, которая зашла вслед за ним, не было до стрельбы твиттера, 11 дней спустя число ее followers было больше, чем у НРА.

Как бы то ни было, восстание детей началось. И стало мгновенным успехом. Можно без преувеличения сказать, потрясающим успехом. Немедленные опросы показали падение поддержки НРА на 37%. За две недели! Впервые с 2000 года большая часть публики относится к главному противнику НБ негативно. Поддержка строгого регулирования продажи оружия подскочила до 68%. Большие компании, от Delta Airlines до Hertz до Metlife публично порвали отношения с НРА. Еще важнее, огромная национального масштаба кампания  Dick’s Sporting Goods отказалась продавать штурмовое оружие. Пресса впервые занялась очевидным, казалось бы, вопросом: зачем, собственно, законопослушным гражданам для защиты жилищ штурмовое оружие? Зачем охотникам? И причем тут вторая поправка? В ней НИЧЕГО нет про штормовое оружие. Короче, бьют НРА в мягкое подбрюшье. Для нее ведь АР-15 самый ходовой  товар. Ей важно его раскрутить, а тут эти сопляки...

 За три недели марта 2018 НБ стала вдруг баснословно богата. Люди жертвовали, кто 10 долларов, а кто и 100. Но их было много, сочувствующих, с миру по нитке, и нарисовалось четыре миллиона! По миллиону подкинули супруги Клуни, Стивен Спильберг, Опра Уинфри, бывший мэр Нью Йорка Майкл Блумберг. Голливудская ПР фирма взялась помогать бесплатно. НБ на глазах вырастал из детского бунта в общенациональную организацию. Пусть не ровня, конечно, монстру, как НРА, но уже ставящая перед собой государственные цели.

Например, обеспечить явку молодежи на промежуточные выборы в ноябре. Традиционно молодежь голосует вяло, тем более на промежуточных выборах. Скажем, 1 из 5. НБ, блокируясь с другими демократическими организациями, -- и этому за три недели научилась – объявила задачу : 4 из 5 молодых избирателей должны проголосовать в ноябре 2018. И центральной проблемой выборов должна стать не стена на границе с Мексикой, как хочет Трамп, а безопасность детей.

А ведь говорим мы – о детях. В НБ нет никого старше 17 лет. Им еще пиво в магазинах не продадут, зарезервировать номер в гостинице не позволят, они еще голосовать не могут. Из взрослых – два 20-летних студента (и у тех функция чисто  техническая: делают лишь то, что по закону не положено детям, например, подписывают контракты). А разгорается их восстание, как лесной пожар. Может быть, именно потому,что они дети. И статус у них особый – дети, пережившие или видевшие трагедию. И поднимать против них кампанию в купленной прессе НРА неловко. Она пока придерживается позиции: «что с них возьмешь, с детей? Поиграются в политику – и забудут. До ноябрьских выборов еще далеко, найдут другие забавы».

Но, кажется, НРА ошибается. Уж очень серьезные это дети. Живут в атмосфере «яростного оптимизма», по словам Шарлотт Алтер из еженедельника Тiме (нагигантский очерк которой я опираюсь, пытаясь сократить его в разы и в то же время добавляя то, что произошло после ее публикации). И главное, доказали свою серьезность: спланировали и организовали колоссальную акцию «во всех 50 штатах и на пяти континентах», как громогласно объявили они заранее (скромностью, как видим, они не страдают). Мало кто им поверил в середине марта, когда писала свой очерк Шарлотт. Она лишь говорила, что предстоящий марш будет для них первым настоящим тестом, который покажет есть ли у них будущее.

 Так вот, 24 марта миллион человек (!) вышли на «МАРШ ЗА НАШИ ЖИЗНИ» – во всех 50 штатах и во многих странах (насчет «пяти континентов», боюсь, и впрямь преувеличили, многие ли, скажем, в России слышапи об этом марше и вообще о восстании детей в Америке?). Немало маршей перевидал за свою историю Вашингтонский молл, бывали и многосоттысячные, но такого он еще не видел. 800 тясяч человек слушали НБ и скандировали «НИКОГДА БОЛЬШЕ !». И правило было железное: на трибуне не было никого старше 17 лет, ни одного оратора старше, только дети. Даже на конкурс дизайна марша допускались лишь художники не старше 24 лет. «Поколение школьных расстрелов», как назвали себя организаторы марша, демонстрировало свою политическую мощь.

ПЕРСПЕКТИВЫ             

Подчеркну: политически НБ нейтральна, Любой кандидат, пообещавший работать на ее программу реформы, подходит. Но программа ее грандиозная, по сути, и впрямь революционная. Примерно такая:

  1. Полный запрет на продажу штурмового оружия. (Это открытый вызов НРА)
  2. Универсальная бэкграунд-проверка покупателей оружия.
  3. Запрет на продажу оружия людям, не прошедшим психиатрическое обследование.
  4. Общенациональная компьютерная регистрация всех владельцев оружия.
  5. Возрастной ценз (запрет на продажу оружия покупателям до 21 года).
  6. Разрешение полиции конфисковать оружие у людей с психическими отклонениями.
  7. Ежегодные марши молодежи 24 марта по всем вопросам, касающимся ее благосостояния (от реформы финансирования избирательных кампаний до проблемы изменения климата).
  8. Создание общенационального движения молодежи (это, как видим, уже далеко выходит за пределы регулирования продажи оружия).

Согласитесь, что принятие такой программы серьезно затруднило бы ситуацию зависимых от НРА республиканских кандидатов в законодательные собрания всех уровней. А также нынешних законодателей, которым предстоят перевыборы.  Да, говорит Жастин Корин, «нам все равно республиканцы они или демократы». Но, добавляет Кэмерон Каски, «мы даем законодателям свободный выбор: они могут согласиться либо с нами, либо с тем, что это их последний срок у власти».

  Высокомерные юнцы, комментирует Шарлотт. Опьяненные  первыми победами, не осознают полностью, как сложны и опасны ожидающие их препятствия. А ведь НРА еще и не двинула в бой тяжелую артиллерию. Только исподтишка подкалывает градом анонимых угроз и оскорблений. Да и помимо НРА хватает объективных обстоятельств для раздумья. Лишь 39% 18-20-летних избирателей участвовали в выборах  2016, а в промежуточных выборах 2014 их и вовсе было 14%.

На вмешательство президента надежды нет. Хотя Трамп и пробормотал что-то после убийства в Паркленде, но одной встречи с представителями НРА оказалось достаточно, чтобы заставить его замолчать. Заговорил сразу вместо трагедии на свою любимую тему про стену с Мексикой, словно бы детей в Америке убивают мексиканцы. Впрочем популярность Трампа среди начинающих избирателей (millennials) все равно ниже плинтуса (6% за при 46% против).

Интересно то, что далеко не все молодые избиратели голосуют за демократов, почти треть предпочитают республиканцев. Еще интереснее, что, как показал опрос 2015, 49% молодых одобряли новейшее штурмовое оружие (и столько же за его запрет).

И все-таки великолепные ребята, комментирует Шарлотт. Я присоединяюсь. Зная эти цифры, дети уверены, что после миллионного «МАРША ЗА НАШИ ЖИЗНИ» все цифры устарели, и по-прежнему живут в атмосфере «яростного оптимизма». По-прежнему повторяют:  «мы не момент, мы -- движение» (по-английски звучит куда лучше: We are not a  moment, we are the movement).

Будем за них болеть? Я – буду.