Все записи
22:53  /  13.06.18

704просмотра

Александр ЯНОВ: НЕСОСТОЯВШИЕСЯ ОЖИДАНИЯ

+T -
Поделиться:

Вчера начался и закончился саммит между президентом США Дональдом Трампом  и «уважаемым высшим руководителем» Сев. Кореи (официальный титул)   Kim Jong-Un (сейчас объясню, почему пишу его имя по-английски). Подготовка шла в режиме невероятной спешки. Удивительно ли, если решения меняются, как перчатки? Обе команды – американская и северокорейская – работали буквально день и ночь. Работали дружно. Но в запарке не обошлось и без анекдотов.

Ну, как иначе назвали бы вы, например, то, что обнаружилось (к стыду американской команды): государственный секретарь США Майк Помпео, бывший, кстати, директор ЦРУ, до сих не знает, где у Кима имя и где фамилия. Так и написал: Dear Chairman Un. По-русски звучало бы что-то вроде «Дорогой Председатель Ваня».

Или  простой, казалось бы, вопрос: где должен был на время саммита остановиться Ким? Выбрали, разумеется, самый шикарный отель в центре Сингапура (номер люкс 6000 долларов за ночь). Американская сторона готова была взять все расходы на себя. Сев. Корея, однако, бедная, но гордая страна. И президент ее вспыльчив и сумасброден не меньше Трампа. Короче, кто возьмет на себя смелость предложить это Киму? Вся работа застопорилась. Я не знаю, как они эту головоломку решили, я лишь об озадачившем обе стороны вопросе.

Анекдоты анекдотами, но цена неудачи этого саммита высока невообразимо. Если что-то пойдет на нем не так, ситуация в мире может оказаться еще хуже, чем была до саммита, когда Трамп угрожал «полным уничтожением» Сев. Кореи, а Ким– аннигиляцией Сеула, Токио и Лос-Анджелеса. Подсчитано, что в случае военного столкновения миллион человек погиб бы в ПЕРВЫЙ ЖЕ ДЕНЬ первой в истории ядерной войны! Дух захватывает при мысли об импульсивности Трампа (в которой, впрочем, его визави нисколько ему не уступает). Во всяком случае беспрецедентная в международных отношениях риторика Трампа в преддверии саммита Кима, похоже, не особенно испугала.

Кого она и впрямь ужаснула, это президента Южной Кореи, предназначенной в случае войны в жертву, Мооn Jae-In (тут я, честно, просто не решаюсь изобразить это имя на кириллице). И Мун (нужда заставит) замечательно использовал не имеющие, казалось бы, отношения к конфликту Олимпийские игры, чтобы предложить путь к примирению. Если есть во всей этой истории герой, это, конечно, Мун. Но он, к сожалению, участия в саммите не принимает.

УВЕДОМЛЕНИЕ

Этот текст был подготовлен до саммита. К счастью (или к сожалению), ничего из того, что ожидалось еще позавчера, не состоялось. Не оправдались ни опасения, ни надежды. Тем не менее текст может в известном смысле служить своего путеводителем к тому, что будет происходить с отношениями Америки и Сев. Кореи дальше.

На сегодняшний день саммит закончился пшиком. Обещаниями. Трамп обещал   Сев. Корее гарантии безопасности (непонятно какие). Ким обещал, что «обязуется стремиться к полной денуклеаризации Корейского полуострова» (как уже не раз обещали его предшественники, намекая тем самым прежде всего на вывод американских войск с их ядерным оружием из Южной Кореи, чего Трамп очевидно не понял). Имея в виду непредсказуемость обоих, обещания эти скорее всего не стоят бумаги, на которой они написаны. А поскольку Трамп вдобавок еще и заявил, что «считает для себя честью» сидеть рядом с «уважаемым высшим руководителем», в просторечии жесточайшим из диктаторов (тем более тотчас после того, как разругался с лидерами демократической Большой семерки), можно счесть итогом саммита и унижение Америки.

Конечно, Трамп в обычной своей фанфаронской манере хвастал, что между обеими странами установлены «невероятные отношения»,  достигнут «фантастический прогресс». Ким был трезвее, прагматичнее, похоже, думал о будущем: «Нас ждут большие испытания, но я к ним готов».

О возможном будущем и оказался этот загодя написанный текст.

ОПАСНАЯ ИГРА

Так думает колумнист NYT Николас Кристофф, человек с большим опытом (он комментирует американо-северокорейские отношения с 1980-х). Кристофф всей душой за прямые переговоры. Больше того, он совсем недавно пытался убедить Трампа послать эмиссаров в Пхеньян. Но тот был тогда еще убежден, что «хватит разговаривать, наговорились, время действовать». Вчера он был в Сингапуре, говорил. С ним, впрочем, так всегда. Как сказал его министр обороны Джеймс Мэттис: «Решение президента как погода, надо просто подождать, изменится».

Оттого-то и обеспокоен Николас. Начнем с того, что Трамп сходу, еще до начала переговоров, отдал Киму свой главный козырь. Все Кимы, и дед, и отец нынешнего, при всей их жесткой антиамериканской риторике, жаждали, подобно Путину, встречи с президентом США (Путин даже не постеснялся, попросил, как мы знаем, в Австрии помочь ему устроить такую встречу, но я о Кимах).

Жаждали они уважения и легитимности, которые дала бы им возможность сесть с  за один стол с президентом США – как с равным. Десятилетиями безуспешно добивались этого Кимы. Все предшественники Трампа отказывались. Просто потому, что сначала переговоры ведут опытные дипломаты, мастера своего дела. И только в случае, если они добьются сколько-нибудь серьезных результатов, понадобилась бы встреча первых лиц. В нашем случае – как награда за компромиссы, на которые согласилась бы другая сторона. Таков протокол.

А Трамп, не моргнув, согласился на встречу – даже без серьезных обязательств другой стороны. Рассматривать ли взрыв одного ядерного полигона или мораторий на ядерные испытания как серьезные обязательства? Это жесты. Нет слов, дружелюбные жесты,               но ... есть другие полигоны и мораторий можно отменить с такой же легкостью, с какой его ввели. И вообще встреча первых  лиц предназначена продвинуть интересы их стран, а не только этих лиц.

По всем этим причинам невозможно в ситуации Трампа избавится от ощущения, что преждевременное его согласие на встречу с Кимом понадобилось ему скорее из необходимости изменить газетные заголовки, отвлечь внимание публики от расследования Мюллера и противной истории с порноактрисой. Впрочем, от этого никуда не денешься: любой шаг, предпринятый Трампом во внешней политике неизбежно вызывал бы подобное подозрение. Такую создал он себе скандальную репутацию.

Но еще большие опасения вызывает другое. А именно то, что Трамп пошел на эти переговоры, не проконсультировавшись ни с кем из классных специалистов по Корее и Китаю, которых в Америке больше, чем достаточно. Не посоветовался и с Конгрессом.

Отсюда двойная опасность. Двойная потому, что никогда не знаешь, в  какую сторону развернет его настроение. Он ведь искренне верит, что он – гроссмейстер «сделки». И может как неофит категорически потребовать заведомо невыполнимое в начальной фазе переговоров. Допустим, в обмен на немедленную и полную отмену санкций немедленную и полную денуклеаризацию Сев. Кореи. Тем более что именно это будет ему нашептывать ему Советник по национальной безопасности Джон Болтон, человек, который принципиально не признает дипломатию и вот уже много лет специализируется на  развале любых соглашений. (На самом деле, как мы теперь знаем, вообще ничего, кроме туманного и двусмысленного, не потребовал. Но еще не вечер).

Но может Трамп поступить и прямо противоположным образом. Например, согласиться на вывод американских войск из Южной Кореи и с Окинавы, которого потребует Ким в обмен на прекращение производства ядерных материалов и ракет. Может не позаботиться о деталях верификации, которая является самой болезненной для Кима темой переговоров. Трамп вообще ленив, деталей не любит. И внимательность не самая сильная черта его характера. А Ким без сомнения привез массу домашних заготовок, предназначенных свести верификацию, которую Рейган считал главным условием любого соглашения с «закрытым» режимом (помните его знаменитое «доверьяй, но проверьяй»?), к какой-нибудь хитроумной формальности. Может обвести вокруг пальца. А потом  козырять обещанием самого президента.

Короче, Ким к саммиту готовился, а Трамп – не готовился. Надеялся на мастерство «сделки». Тем эта игра и опасна. (На самом деле Ким тоже, кроме столь же туманных «гарантий безопасности», не потребовал. Но опять-таки еще не вечер).

ПОХВАЛА ТРАМПУ

Все это вовсе не означает, что в преддверии саммита Трамп не сделал несколько важных шагов, обеспечивших ему выгодные стартовые позиции. Отметим три.

Во-первых, он ввел против Сев. Кореи беспрецедентно драконовские санкции, способные искалечить даже примитивную экономику Кима. И при этом получил негласную поддержку Китая, отказавшегося компенсировать Киму потери от американских санкций. Это, судя по всему, создало в стране чрезвычайную ситуацию. Тот же Николас, посетивший Сев. Корею в сентябре 2017, свидетельствует, что повышение жизненных стандартов было уже тогда официально провозглашено главной задачей правления Кима. Иначе говоря, даже зная баснословный конформизм своего народа, Ким совершенно очевидно почувствовал, что легитимность режима под угрозой (и компенсировать нищету за счет бесшабашной антизападной пропаганды и перманентной мобилизации становится  все труднее).

Во-вторых, угроза военного удара, хотя и  не напугала Кима, ужаснула, как мы уже говорили, Южную Корею. И предотвращение войны стало для ее правительства  задачей, требующей немедленного решения.

В-третьих, наконец, у Трампа хватило здравого смысла отказаться, несмотря на нашептывания Болтона, от его первоначальной позиции «хватит разговаривать!». Понял, что альтернатива «разговорам» лишь одна – война, а войны он не хочет. Разговаривает. Пусть пока еще не дошла до него простая мысль, что альтернатива эта касается не одной лишь Сев. Кореи, что она универсальна. И к Ирану, например, имеет точно такое же отношение. Но спасибо и на том, что хоть в отношении Сев. Кореи перспектива ядерной войны отложена, по крайней мере, на два месяца. А может быть, кто знает, и надолго. (На самом деле и после саммита непонятно отложена ли она и надолго ли).

ОШИБКА ДЕМОКРАТОВ

Новообретенный, пусть и частичный, прагматизм Трампа (очень частичный, он еще и Россию ведь собрался приглашать в Большую семерку, понимал ведь, что пустой   номер, но не удержался, твиттнул) контрастирует со странным демаршем семи сенаторов-демократов во главе с их лидером Чаком Шумером. Изменив своему обычному, в отличие от Трампа, прагматизму, они объявили, что «Любая сделка, которая эксплицитно или имплицитно снимала бы с Сев. Кореи санкции в обмен на что бы то ни было, кроме верифицируемого  демонтажа ее ядерного и ракетного арсенала,  будет плохой сделкой».

Требуют они также инспекций «в любое время и везде» всех предполагаемых мест размещения и хранения ядерного, химического и биологического оружия. На первой встрече?

Казалось бы, демократам следовало бы отпрянуть, как от огня, от любого совпадения своих требований с позицией Джона Болтона, он со своей репутацией  разрушителя всех и всяческих соглашений (в том числе дважды с Сев. Кореей), токсичен. И вот пожалуйста, слово в слово его повторяют.

«Демократы переборщили (goneoverboard)», говорит Джоэл Вит,эксперт по Сев. Корее в Стимсон центре в Вашингтоне. «Если они всерьез, то это рецепт для провала переговоров. Возможно, они хотят отплатить Трампу той же монетой за то, что он похоронил их возражения по поводу отмены соглашения с Ираном».

И добавил: «Забавная перемена ролей (rolereversal). Десятилетиями, начиная с клинтоновского проекта соглашения 1994 года [зарубленного республиканцами в Конгрессе с подачи, конечно же, Болтона], демократы не уставали корить республиканцев за отказ от любого соглашения с Сев. Кореей. А сейчас, когда Сев. Корея уже, можно сказать, ядерная держава, и республиканцы, наконец, осознали нелепость своей позиции и готовы к переговорам, палки в колеса ставят демократы».

Спора нет, Трамп сделал очевидную глупость, отказавшись от соглашения с  Ираном, надежность которого была неоднократно засвидетельствована инспекторами МАГАТЭ. И результаты его нигилизма мы уже видим: на прошлой неделе Иран объявил о возобновлении обогащения урана. Но разве глупость и скандальность Трампа извиняет ошибку демократов?

Успехом было бы, если б Трамп уехал из Сингапура хоть с чем-нибудь позитивным, положив НАЧАЛО денуклеаризации Сев. Кореи. Например, согласившись на постепенное ослабление санкций в обмен на верифицируемое прекращение (не мораторий, а прекращение) всех испытаний ядерного оружия и баллистических ракет. Еще лучше было бы добиться показательного взрыва пары-тройки этих самых ракет как символического начала разоружения. (На самом деле уехал, совсем ничего не добившись и не положив ничему начало).  Зато позиция демократов чревата серьезными для него трудностями в Конгрессе, Особенно, если они победят на выборах в ноябре).

Конечно, все это были бы полушаги. Но политика есть искусство возможного. И, как резонно сказал Николас, лучше полшага к миру, чем прыжок – к войне. (Если бы Трамп эти полшага сделал).