Все записи
08:04  /  10.08.18

464просмотра

АЛЕКСАНДР ЯНОВ: ДЕМОКРАТ ИДЕТ НА ВЫБОРЫ

+T -
Поделиться:

На обложке последнего номера еженедельника Time черная женщина средних лет, полная (на мой мужской взгяд даже излишне полная), но ладная, миловидная и уверенная в себе. Стейси Абрамс – победитель демократических праймериз для выборов в ноябре. Она баллотируется в губернаторы южного штата Джорджии. Почему на обложке? Причин много – и они нетривиальные. Придется сначала перечислить.

ПЕРЕЧИСЛЯЮ

Во-первых, в случае победы Стейси стала бы первой черной женщиной-губернатором в истории Соединенных Штатов (вспомним уверенность адмирала Ставридиса, что именно женщины – великая надежда демократии).

Во-вторых, Джорджия – давно, и до сих пор казалось надежно, красная (т. е. республиканская) территории. Вырвать ее у республиканцев, еще подсинить (после победы на губернаторских выборах в Вирджинии) карту Юга – дело чести для демократов.

В-третьих, ноябрьские выборы  – первый шанс нанести электоральное поражение Трампу, разрушив миф о его непобедимости. И поражение в южном штате было бы для него особенно болезненно. Тем более от женщины. Нет сомнения, что и сам Трамп не удержится, протрубит об этом в своих твиттах.

В-четвертых,  Стейси не совсем обычный кандидат. Нет в штате никого, включая республиканцев, с которыми она активно сотрудничает (иные ее однопартийцы ворчат, что слишком активно), кто не признал бы, что она самый компетентный юрист в Джорджии. На праймериз за нее проголосовали 76% демократов, она выиграла в 153 из 159 графств, общим счетом на 199, на 680 человек больше за нее голосовало, чем на праймериз четыре года назад за ее предшественника. А нынешнему губернатору, республиканцу, всего-то и понадобилось тогда для победы 202 000  голосов. Короче, шансы Стейси в ноябре тоже нетривиальны.

Это все причины, по которым редакция, как я понимаю, вынесла портрет Стейси на обложку: последствия ее победы были бы важны не только для Джорджии и даже не только для региона, но и для нации. Будем болеть за нее в ноябре?

Я, однако, не могу не воспользоваться случаем, чтобы потолковать вплотную со своими оппонентами в ФБ. Дело в том, что по большинству вопросов социальной политики Стейси либерал, по их презрительному выражению «левак». А для них, для оппонентов, что социальная политика, что «социализм» – одинаково левая анафема. Они, как в свое время Сталин, отказываются отличать социал-демократов от фашистов. Только для Сталина «леваки» были главной угрозой коммунизму, для моих оппонентов – демократии.

Очень точно выразил всю эту абракадабру анонимный читатель со странной кличкой Bash Bash. Я спросил, что имеет он в виду под «левизной». Он ответил: «Увеличение социального равенства (нищеты) с одновременным увеличением паразитов, живущих за счет отчуждения мат. ресурсов от производственной части экономики». Короче,  если социальное равенство приравнено к нищете, то социальное неравенство – к благу? Если следовать этой логике, то государства, систематически облагающие самыми   высокими налогами богачей и перераспределяющие доходы в пользу среднего класса и бедняков (паразитов), в чем, собственно, и состоит суть социальной политики, то шведы, датчане, норвежцы и финны должны были оказаться самыми нищими в мире. На деле они среди самых процветающих. Парадокс?

Нет, конечно. Социальная политика (и социал-демократия) самое, быть может, важное политическое изобретение ХХ века, обеспечившее удивительную УСТОЙЧИВОСТЬ и долголетие капитализма в эпоху «восстания масс» (термин Ортеги и Гассета). Именно оно, это изобретение, и спасло демократию от драматической поляризации общества и «абсолютного обнищания масс», предсказанного  Марксом. Старик был великим мыслителем. Он точно уловил тенденцию капитализма XIX века, диккенсовского, если хотите, капитализма. Единственное, в чем он промахнулся, не предусмотрел изобретения социальной политики, того, иначе говоря, что история ХХ века сведется к перетягиванию каната между богачами и средним классом (и бедняками). Там, где равновесие соблюдается, там демократия в безопасности, там не может быть ни коммунизма, ни фашизма. Скандинавия – живое тому свидетельство.

Как бы то ни было, Bash Bash оскандалился. Социальное неравенство – не благо, а бич XXI века. Ближе к теме, поскольку Стейси Абрамс против неравенства, читатель может быть спокоен, она на правильной стороне баррикады. А теперь к делу.

НЕМНОГО БИОГРАФИИ 

Для меня тема связана еще и с воспоминанием. Не знаю, помнит ли читатель, но я помню: именно с жанра очерка и начиналась вся эта серия моих политических текстов в ФБ (есть еще где-то на странице очерк «Забытые»). Жанр трудный. Облегчило мне тогда работу сотрудничество с излюбленной моей журналисткой Time Молли Болл. И опять мы  сотрудничаем, какой восторг!

Молли откровенно любуется своей героиней. Вот эпизод. Предварю лишь несколькими  словами. Вообще-то Абрамс отнюдь не новичок в политике Джорджии. Еще в 2006 году она сменила частную юридическую практику на депутатство в нижней палате Конгресса штата. И так с тех пор каждые два года и переизбирается. В 2010 ее избрали лидером меньшинства (в Джорджии, как мы уже знаем, демократы всегда в меньшинстве). На следующий год эпизод и случился.

Большинство тогда решило перетянуть канат в пользу богатых: сократить подоходный налог, заменив потерю налогом с продаж. Утверждало, что выгодно это будет всем.  Стейси по должности входит в Комиссию по пересмотру налогов. Она возражала: богатые выиграют, большей части населения придется платить больше. Ее возражение игнорировали. Тогда она попросила главу Комиссии показать ей электронную копию фискальной модели, на которой основан билль. Он сказал: пожалуйста. «Сказал, –усмехается Стейси – потому, что понятия не имел, что в этой модели было». Она взяла копию домой, посидела над ней пару ночей и выяснила, что для 82% семей билль повысит налоги значительно.

И что потом сделала? Вычислила насколько именно вырастут налоги по каждому избирательному округу, нарисовала цветную картинку с цифрами и рано утром поместила копии на стол каждого депутата. Скандала не было, обсуждения тоже. Билль был снят с рассмотрения. Тем же утром. Таков modus operandi Стейси в Конгрессе. Она просто демонстрирует свое превосходство. Понятно, что не всем это нравится. И не только ее оппонентам.

Я и раньше знал, что есть люди, личная жизнь которых сводится к их ДЕЛУ, растворяется в нем. Обычно это люди из мира высокого искусства или науки, музыки, допустим, литературы или математики. Но что бывают такие люди и в мире политики, причем не бунтари какие-нибудь, намеренные перевернуть мир, не вожди, а занятые будничной повседневной тихой политической работой, это для меня новость. Стейси Абрамс, похоже, именно такой человек. Она одинока, у нее нет детей. Хотя происходит из большой многодетной семьи, у нее три сестры и два брата. Одна из ее сестер профессор антропологии, другая – федеральный судья (подробностей об остальных Молли не сообщает, но все живы).

Вообще история ее семьи, «интеллигентных бедняков», как она ее называет, это повесть об ярчайшем успехе социальной политики в Америке. Родители  окончили свои университеты за пределами родного штата Миссисипи, но «вернувшись домой с дипломами, обнаружили, что они все еще черные». Работу по специальности найти не смогли. Еще в 1970-е вертикальная мобильность для черных на Юге была закрыта. Но борьба против дискриминации во главе с Мартином Лютером Кингом и усилия президентов Кеннеди, Джонсона и Картера изменили ситуацию радикально: средний класс черных был создан. Об истории своей семьи, символичной для Америки XXI века, Стейси рассказала в книге «Лидер меньшинства».

СТОИТ РИСКНУТЬ?

Отсюда, из истории семьи, ее идея Новой Коалиции, с которой она идет на выборы. Идея, конечно, специфически южная: коалиция черного меньшинства с белым центристским большинством. Но применима в принципе всюду, где есть меньшинство и большинство. Ударение на том, во что Стейси Абрамс твердо, исходя из своего, уже немалого, политического опыта, верит: центристы в Америке всегда сильнее в большинстве, чем радикалы. Трамп – радикал. И поэтому у него нет будущего.

Ни следа, однако, антитрампистской риторики в ее программе. Рассчитывает побить своего «неполиткорректного», по его собственным словам, оппонента-трамписта Брайана Кемпа не столько критикой его трампизма, сколько обращением к здравому смыслу центристов белого большинства, цифрами, как всегда. В цифрах опыт у нее, как мы уже знаем, есть. Да, в Америке сейчас экономический бум (в Джорджии тоже), но... доходы большинства НЕ РАСТУТ. Богатеют только богатые, социальное неравенство увеличивается. И хотя о существовании Bash Basha  Стейси не подозревает, о том, что социальное неравенство это не благо, а очень плохо, избиратели, она уверена, знают – на собственной шкуре.

Так или иначе, шансы у Стейси Абрамс, businesswoman-юриста-писателя-политика, есть. Хорошая лошадка. Рискнуть, думаю, стоит.

Новости наших партнеров