Все записи
04:42  /  16.08.18

346просмотров

Александр Янов: НА ВЫБОРЫ ИДУТ РЕСПУБЛИКАНЦЫ

+T -
Поделиться:

Изменяет мне моя обычная сообразительность. Возраст, вы думаете? Вот и Алексей Цвелик пишет на Острове: «Не позорьтесь на старости лет,  Александр Львович».  Мог бы я, в самом деле,  сообразить, что предстоящие ноябрьские выборы событие общенациональное и, едва отошлю я в редакцию (т.е. Танечке Стафеевой) очерк «Демократ идет на выборы», и она его опубликует, критики тотчас спросят: «Почему демократ?» «Почему женщина?» «Почему черная?». Не сексизм ли? Не расизм? В чем угодно могли заподозрить меня критики. Пора бы уж привыкнуть. Отчасти, впрочем, будут и правы. Сама масштабность предстоящего события,  первого после сенсационных выборов в  ноябре 2016, затемняется, если промолчать о тогдашних победителях. С чем пойдут на выборы они? Очерку о Стейси Абрамс нужна республиканская пара (и заранее нужно было сказать, что она будет). Но и этого не сообразил.

Увы, ничего подобного аналогичному очерку  об идущем на выборы республиканце я в спешке не нашел. Зато нашел неожиданное – и удивительное: единомышленника Стейси в лагере ее СОПЕРНИКОВ.  Я говорю о Ларри Хогане, действующем губернаторе восточного штата Мериленд (куда входят предместья Вашингтона),  которому так же, как и Стейси, предстоят в ноябре выборы (в его случае перевыборы) и который тоже идет на них уверенный в победе – под ТЕМ ЖЕ ЗНАМЕНЕМ, что она, под знаменем центризма. Это ведь и было главное в очерке о Стейси. Да, она демократ, но она – в высшей степени компетентный центрист. И именно это, ее Новая коалиция, должна, она уверена, решить исход выборов. Потому и есть смысл избирателям за нее голосовать: не пропадет их голос втуне.

К сожалению, этого «слона» критики в очерке и не приметили. О центризме Стейси ни слова. Зато  много чего разного – обо мне. Вот Йозеф Коган в ФБ: «Черную чушь порете без передыху. Чего вы тогда здесь сидите и воду в чужом болоте мутите, мотнулись бы к своим белоглазым Финам и Норвегам – как никак ближе к родному Самодержавию – и оставили бы нас в покое». Что ответишь на хулиганство? Но и хулиганство бледнеет перед тем, что произошло на Острове.

Случился там у меня Неутомимый и Беспощадный Критик, даже имени его называть не буду, так и назову НБК. И «расист» я у него, и «троцкист», и «погромы в Беркли устраивал» (если и не я, то такие, как я), и «торгую мумифицированным большевизмом». Гоняется за мной с тупым ножом. Почему, толком не объясняет. Да что там, вообще не объясняет. И никто из участников дискуссии, а их было много, не спросил Но вот что произошло. Если и бывало у меня до сих пор 5-7 комментариев на Острове, это можно было счесть бурным обсуждением. Очерк о Стейси Абрамс произвел, если хотите, революцию. Последний раз я заглянул, было 227 (!) комментариев.

И все благодаря НБК. Раскрутил дискуссию из ничего. Такое впечатление произвел на него этот очерк. Единственное, что он из него извлек: «Опять демократы призывают голосовать по расовому и половому признаку. Первым пунктом. Компетентность, послужной список  – это неважно». Повторите это карикатурное описание раз десять – и получите мегадискуссию. Сама покатится. Такие они сякие эти демократы. Все штаты, руководимые демократами разорены, Чикаго и Детройт доконали уже окончательно, бандитизм развели, как в Питере 90-х, страшно и приезжать в них, теперь взялись за Атланту (т.е столицу Джорджии). Это про демократа Стейси Абрамс. И нашлись же очень даже разумные и компетентные читатели, готовые спорить со всем этим вздором на полном серьезе, даже не поинтересовавшись, почему, собственно, несет на меня             по-черному НБК.

Не знаю, я бы побрезговал спорить с провокатором-трампистом, сеющим рознь, подобно своему вдохновителю, где может и как может. Небольшой ведь труд для читателя самому перечитать очерк, он маленький, и увидеть насколько каррикатура отличается от оригинала. Жаль только, что за всем этим шумом и гамом прошло незамеченным любопытное мое наблюдение в вводной части очерка (почему опасно игнорировать разницу между социальной политикой и социализмом или, чтоб было понятней, между собесом и Госпланом, как настойчиво делают мои критики). Разве что в подтексте у НБК, возможно, про это мелькает. Но за провокациями не обратили дискутанты на это наблюдение внимание.

Но это все о прошлом и о демократах, а сегодняшний текст о республиканцах и, в частности, о Ларри Хогане. Проблемы у них со Стейси, конечно, совершенно разные. У нее штат южный смешанный, черно-белый, у Ларри – белый, как алебастр, но зато насквозь демократический (достаточно сказать, что рейтинг Трампа в Мериленде 21%), и  это для губернатора-республиканца должно было по идее стать проблемой. Для Ларри, однако, с его рейтингом 70% проблемой не стало. Одного (!) процента не хватает ему, чтобы стать САМЫМ популярным губернатором Америки.

Чемпион – тоже республиканец и тоже в глубоко синем штате, Чарли Бейкер в Массачусетсе. И, конечно, он такой же центрист (и, следовательно, антитрампист), как Ларри и Стейси. Нет, они свой антитрампизм, как мы видели и еще увидим, на рукаве не носят. Просто опираются на популярность в своих штатах, и мнение президента им до лампочки. Скажу лишь, что никто из них за Трампа НЕ ГОЛОСОВАЛ – и не скрывают они этого (т.е. Стейси, понятно, голосовала против, другие – не пошли на избирательные участки).

Но сам факт, что столь разные, но одинаково опытные политики, во всяком случае знающие Америку не хуже моих доморощенных критиков, разделяют позицию большинства моих постоянных читателей, сообщает, согласитесь, этой нашей позиции совершенно другие значение и масштаб (еще раз, я не говорю от имени всех 2,600 с лишним своих друзей, я по-прежнему, к своей печали, не знаю, что эти тысячи думают о том, что я пишу, говорю лишь от имени тех 70 и вокруг, кто проголосовал в ФБ «за» мою «Усталость от политики» и  столько же за «Демократ идет на выборы»). На моей странице  единомышленников Стейси и Ларри на много порядков больше, чем ворчунов.

Материал, на который я буду здесь опираться, – интервью. Один из сильнейших колумнистов NYT Фрэнк Бруни взял его у Ларри Хогана, безжалостно пытая человека, подозреваю, на протяжении часов. Интервью громадное. И главная моя задача была в этом случае лишь в том, чтоб его СОКРАТИТЬ, сжать, насколько возможно, при переводе, убрать повторения, снять все, что не имеет отношения к теме: я все-таки пишу не для NYТ. В остальном моя роль  минимальна. Теперь к делу.

ИНТЕРВЬЮ

ФБ: Когда 8 ноября 2016 вы увидели результаты президентских выборов, подумали вы: «это будет для меня проблема»?

ЛХ: Конечно... Это было для меня сюрпризом.  Я не поддерживал Трампа, не голосовал за него. Я понял, что теперь будет совсем другой расклад. Я был первым республиканцем, кто сказал «не хочу ничего с этим общего». К счастью, мои избиратели рассудили: «Хоган – противоположность (opposite) Трампу»...У нас в штате все построено на компромиссе, иначе нельзя было бы работать, когда у демократов большинство в обеих палатах Конгресса штата, а губернатор – республиканец. Ничего общего, с тем, что происходит в Вашингтоне.

ФБ: Так уж и ничего?

ЛХ: Скажу: один на один Трамп не тот человек, что публичная персона, которую мы видим...Но я и впрямь  не думаю, что он принадлежит к президентскому типу... Не люблю его твиты, не думаю, что рознь (divisiveness), которую он сеет, хороша для страны. Но не он один в этом виноват.

ФБ: Вы думаете, Трамп ведет себя как взрослый человек?

ЛХ: Жесткий вопрос.

ФБ: Не слишком жесткий.

ЛХ: Не думаю, что он ведет себя, как подобает взрослому человеку, тем более президенту. И это очень вредит тому, что он мог бы сделать ...

ФБ: Вы даже имя Трампа не упомянули в обеих своих State of State речах.

ЛХ: Я говорил о Вашингтоне – о дисфункции, о розни между партиями, о том, как не хватает там гражданственности (civility), двухпартийности, того, чего все ждут и хотят.

ФБ: Все ли?

ЛХ: Большинство. Процентов 15 крайних левых не хотят и столько же крайних правых. Но 70%, как свидетельствуют наши исследования, центристы....

ФБ: Многие часто упоминают на одном дыхании имена четырех самых популярных в стране умеренных республиканских губернаторов: ваше, Чарли Бейкера, Брайана Сандовала в Неваде и Фила Скотта в Вермонте. Но есть ли у любого из вас хоть намек на надежду (even a prayer) быть номинированным в президенты.

ЛХ: Нет. Будь праймериз открыты для всех, люди, я думаю, номинировали бы центриста. Но праймериз, увы, контролируются активистами в обеих партиях...

ФБ: Я знаю, что вы выступали против президента...

ЛХ: Да, против его решения выйти из всемирного соглашения по климату, против его политики по здравоохранению...

ФБ: И это все?

ЛХ: Это все, что непосредственно касается моего штата.

ФБ:Но как гражданин – с довольно большим рупором – вы могли бы высказаться и по поводу моральных бесчинств (outrages), совершаемых президентом вашей страны...

ЛХ: Я говорил больше любого республиканского губернатора. Большинство из них и рта не раскрыло.

ФБ: Бывший республиканский губернатор Кристина Тодд Уитмен говорила, что республиканским политикам следует потребовать отставки Трампа как непригодного к исполнению обязанностей президента. Что вы думаете о этом?

ЛХ: Очень сильное заявление. Но Кристина теперь частное лицо, у нее есть право делать любые заявления... Я пока не готов идти так далеко. Я очень огорчен многими шагами президента. Я разочарован тем, как Трамп себя ведет. Но доказательств преступления не вижу... С Никсоном было не так. Доказанный преступный замысел, доказанная попытка скрыть преступление. Мой отец был первым [в Сенате], кто сказал: «Преступник не может быть президентом»... А с Трампом?.. Нравится он мне или нет, большинство его избрало.

ФБ: Я бы не сказал, что большинство.

ЛХ: Так или иначе, он избран. И противоречить вердикту избирателей из-за того, что я не согласен с его политикой, это слишком.

ФБ: Губернатор Уитмен писала сразу о Хельсинки. Что вы думаете о его поведении там?

ЛХ: Мне было стыдно (embarrassed). Я был разочарован. Но смещать президента из-за неудачной встречи в верхах?..

ФБ: Что вы скажете, если Трамп закроет расследование Мюллера?

ЛХ: Это было бы уже слишком, Никто не выше закона, даже президент. Может быть, Мюллер и отклонился от заданной цели, но расследование должно быть завершено.

ФБ: Вы уверены, что Трамп этого не сделает?

ЛХ: Нет, не уверен. Но вообще-то я думал, что вы станете меня расспрашивать: «считаете ли вы себя будущим республиканской партии?», «намерены ли вы спасать свою партию?», а вы все Трамп, Трамп, Трамп.... Я был губернатором два года до Трампа, и никто меня не спрашивал, как я отношусь к  президенту... С момента, как Трамп появился на горизонте, меня ни о чем больше не спрашивают. С какой стати я должен был отвечать за какого-то дядьку из Нью-Йорка, которому вздумалось стать президентом, которого я не поддерживаю, за которого даже не собираюсь голосовать?

ФБ: Я хочу говорить о республиканской партии... Трамп де факто ее лидер. Так что для вас означает быть членом такой республиканской партии?

ЛХ: Послушайте, я республиканец с первого дня, как я пошел голосовать. Я вырос в партии. А Трамп еще четыре года назад был демократом. Какой он республиканец?

ФБ: Но ваша партия больше не стоит, не знаю навсегда или временно,  за многое, во что вы верите, не ваша она больше... Так почему бы не сказать: «Сейчас, по крайней мере, я независимый»?

ЛХ: Давайте ближе к делу. Демократы номинировали против меня на выборы Бена Джелоса. Он  крайний левый, социалист... Большинство его однопартийцев с ним не согласны. Многие из них будут голосовать за меня. Профсоюзы – за меня. По вашей логике им всем следует сказать: «все, раз мы не согласны с этим сумасшедшим (crazy guy), мы больше не демократы?

ФБ: Но имея в виду раболепную угодливость (obseqiousness) республиканцев в Конгрессе Трампу, чьей теперь будет республиканская партия – Дональда Трампа или Ларри Хогана?

ЛХ: Я думаю, мою партию ждет возвращение к нормальности. Найдутся люди, которые поставят ее на рельсы. Не вижу продолжения такой ситуации за пределами этого президенства.

ФБ: Что дает вам надежду?

ЛХ: Подавляющее большинство, голосующее за Чарли Бейкера и за меня. И это не только Массачусетс и Мериленд. Это – Америка, которая буквально вопиет об умеренности, о прекращении розни, о гражданственности, о двухпартийности. Она не согласится с этим сумасшествием. Она с  ним покончит.

ФБ: Но как быть с праймериз. Не допустят этого активисты. Праймериз-то не изменятся.

ЛХ: Может, изменятся и они. Я вижу это как маятник.

ФБ: Говоря о маятниках, что вы думаете о выборах 6 ноября?

ЛХ: Думаю, это будет пробуждение (wake-up call). Что-то вроде синей волны.

ФБ: Меня заботит, что компромисс становится неприличным словом...

ЛХ: Если будет центристское движение, оно начнется с губернаторов. Здесь – лаборатории демократии. От Вашингтона толку не будет. Я стараюсь туда не ездить. Меня от него тошнит.

ФБ: Вот трогательное  письмо от выпускника университета Джона Гопкинса в Балтиморе. Он восхищен Вами. Но в контексте этого президентства сомневается, морально ли вообще голосовать за республиканца. Ваш комментарий.

ЛХ: Но морально ли вымещать свое негодование тем, что происходит в Вашингтоне, на человеке, который хорошо работает в Мериленде? Да, партия пошла путем, которым я никогда не думал, что  она пойдет. Но я верю, мы вернем ее на рельсы.

ФБ: Вам стыдно за свою партию?

ЛХ: Я бы не сказал, что стыдно за партию. За некоторых людей в партии, да. Но демократам тоже должно быть стыдно за некоторых своих. Я определенно не хотел бы сейчас быть демократом.

ФБ: Я предложил вам другую опцию.

ЛХ: Я независимо мыслящий и независимо действующий республиканец. Не навсегда же пришел Трамп.

 

Как я уже говорил, интервью сильно сокращено. Но и в таком виде оно, мне кажется, способно разубедить тех, кто упрощенно, чтоб не сказать примитивно, представлял себе политическую жизнь Америки. Едва ли у кого-нибудь останутся после него сомнения, что республиканцы пойдут на выборы безнадежно РАСКОЛОТЫМИ. Спора нет, свои сумасшедшие есть и у демократов. Только у республиканцев их, благодаря Трампу, намного больше. Откуда иначе «синяя волна» в ноябре, предсказанная Ларри Хоганом?