Все записи
МОЙ ВЫБОР 07:43  /  7.02.20

205просмотров

Aлександр Янов: Русская идея. От Николая I до Путина. Книга третья (1990 — 2000). Приложение

+T -
Поделиться:

Александр Янов

«С ним рухнет вселенная»

Александр Гельевич,                                                                                                                семнадцать лет назад ответ свой на мою статью о Ваших идеях в «МН» Вы начали, негодуя: как мог я предположить, что Вы, Дугин, «уйдете в кусты», не поднимете перчатку, которую Вам бросили? «Я никогда, – воскликнули Вы, – не уходил в кусты от прямого и внятного разговора с идеологическими противниками!» 

Я понимаю, полтора десятилетия - и каких десятилетия! – длинный перегон. И, возможно, сейчас, когда из маргиналов Вы произведены в подполковники, можно сказать, национал-патриотической оппозиции (назовем ее для краткости Н-П), Ваши взгляды переменились. Но скажу Вам как профессор профессору то же самое, что сказал бы в 1998-м, будь у меня в ту пору возможность Вам ответить: вопреки собственной декларации, Вы ушли-таки в своем тогдашнем ответе в кусты. Не ответили ни на один из моих серьезных, судьбоносных, если хотите, вопросов. Отговорились тривиальностями.

Отдаю на суд читателей. Что ответили Вы на мой вопрос о Вашем зловещем пророчестве: «Определенные знаки указывают на то, что скоро исполнится обещание Господа нашего, скоро коронована будет русская нация в чертогах Небесной России»? Скоро (Вы повторили это дважды!) «сквозь русский народ осуществится последняя мысль Бога, мысль о Конце Света»? Именно в этом, как Вы тогда писали, и есть «смысл России»?

Ваш ответ: «Все, что есть, ограничено смертным пределом». Следует ли из этого, спрошу я читателей, СКОРАЯ гибель России и ее «коронация в Небесных чертогах»? СКОРЫЙ «Конец Света», наставший «сквозь русский народ»?

Как, по-вашему, читатель, должно звучать это пророчество для миллионов россиян, которые рожают детей для долгой жизни на этой грешной земле? Да, все, что есть, ограничено смертным пределом. Да, дети тоже раньше или позже умрут. Но лучше позже, чем раньше. И не дай нам Бог видеть их смерть. Большим ли послужит нам утешением, что «именно смерть есть путь к бессмертию», как обещает Александр Гельевич?

Поправлюсь, не на одни лишь таинственные «знаки» Вы ссылаетесь. Еще и на «надвигающуюся цивилизацию Сына Погибели, Саттелита Мрака», на то, что воинствуете Вы «против Современного мира как мира Антихриста», призывая «разрушить темную власть Космоса». Не говоря уже о том, что «мы заканчиваем древний подкоп под проклятое Древо Познания. Вместе с ним рухнет Вселенная».

Ни слова обо всем этом в Вашем ответе мне в «МН». Только для «своих» писали Вы это, для посвященных? Не место этой средневековой абракадабре при свете дня перед лицом профанной аудитории? Что ж, Вам лучше судить, чему где место. Скажу лишь, что на фоне обрушения Вселенной нестерпимой фальшью звучит Ваша забота о «евразийской цивилизации и сокровищницах Суши». Разве не приговорили Вы к смерти и эти сокровищницы вместе с Современным миром, «с проклятым Древом Познания» и рухнувшей Вселенной?

Кто Вы, Александр Гельевич?

Если, впрочем, очистить Ваше послание от всей этой эзотерической шелухи, то сродни оно, скорее, вполне экзотерической угрозе пресловутого телеведущего Дмитрия Киселева, что Россия в силах оставить от США лишь радиоактивную пыль. Другое дело, что Киселев - балаболка, болтун. Как и все Ваши конкуренты в Н-П, не решается он договорить ‒ или додумать ‒ свою угрозу до конца. Вы решаетесь, изображая гибель России и ее превращение в радиоактивный пепел как вознесение в «Небесные чертоги». И накликивая тем самым на мир то, что на профанном языке ученых зовется «ядерной зимой» (для тех, кто подзабыл уже этот страшный термин времен холодной войны, напомню, что, по авторитетному заключению тогдашних специалистов, означает он, что атмосфера Земли просто не выдержит одновременного взрыва десятков ядерных бомб, лопнет), а на Вашем, эзотерическом, «последней мыслью Бога о Конце Света».

Так вот, не понимаю я Вас, Александр Гельевич. На одном, экзотерическом, уровне твердите Вы, что «Запад – наш главный геополитический противник», и этим ничем не отличаетесь от Вашего генерала (от Проханова то есть), на другом, эзотерическом, добиваетесь обрушения Вселенной, совершенного чуждого и Вашему генералу, и вообще Н-П. Но ведь тут же явная нестыковка: что им, спрашивается, до Запада, если с ним рухнет Вселенная? Где Вы – настоящий? На какую роль претендуете: на роль геополитика или на роль... Антихриста?

Недоразумение

Кто-кто, но Вы поймете, почему я об этом спрашиваю. Просто потому, что помните, я думаю, знаменитое проророчество Константина Леонтьева, что Россия когда-нибудь родит Антихриста. И если Вы вообразили себя в этой роли, то мне не о чем с Вами спорить и ни к чему ждать от Вас ответа. Тем более что я не уверен, позволяет ли Ваш новый подполковничий чин полемизировать с идеологическим противником. И вообще я не психиатр.

Другой вопрос, если Вы взялись возрождать такую безнадежно устаревшую и давно вышедшую из употребления в современной литературе о международных отношениях дисциплину, как геополитика. Тут я должен Вас разочаровать. Эту дисциплину, действительно популярную в первой половине XX века, убила мировая война 1939 -1945. Вы опоздали почти на столетие, Александр Гельевич. Последний из ее адептов – Карл Шмитт, Ваш наставник, кстати, чудом избежал Нюрнбергского трибунала по обвинению «Теоретическое обоснование военной агрессии». Вот передо мной авторитетный 500-страничный «The International Relations Dictionary». В нем нет даже упоминания о геополитике. Ни в одном американском университете ее не преподают. И вообще мало кто о ней слышал.

Поэтому меня удивило, что в середине 1990-х вспомнил о ней Збигнев Бжезинский (он, правда, говорил о «геостратегии»). Но и он довольно скоро перестал. Я, конечно, льщу себе, что под влиянием моей критики: я обратил внимание публики, что в России у него есть двойник по имени Дугин. Но, скорее всего, перестал он просто потому, что остался в одиночестве и выглядел анахронизмом. Спор в Америке идет между «реалистами» (от слова realpolitik), как те же Киссинджер или Дэвид Рокфеллер, которых Вы, неизвестно почему, причислили к геополитикам, и «идеалистами» (в каковом качестве подвизались при Буше неоконы). И потому Ваша инсинуация, что «первыми в этом [геополитическом] вопросе идут атлантисты, открыто публикующие планы расчленения Российско-го государства», либо недоразумение, либо, извините, сознательный обман. Доказательств-то нет: из статьи в статью перетаскиваются одни и те же старые цитаты все того же Бжезинского.

Так что Ваше заявление «я представляю и возглавляю сегодня геополитическую школу в России» звучит столь же смешно, как если бы во времена Карамзина наш с Вами тезка Александр Шишков гордо заявил, что пока он возглавляет школу архаистов, никто в России не произнесет слова «калоши», только «мокроступы». И свидетельствует Ваше заявление лишь о том, как отчаянно отстало наше отечество в общепринятом дискурсе международных отношений.

К сожалению, Ваши архаические идеи далеко не так смехотворны, как шишковские мокроступы. И когда слышишь Ваше: «Тот, кто говорит геополитика, говорит война», смеяться не хочется. Тем более, когда это сопровождается мечтой о том, как Россия «закрывает историю», и плохо скрываемым сожалением, что не сбылось «планетарное господство Третьего Рейха». В отличие от Шишкова, Вы играете с огнем, Александр Гельевич.

Личное

Не удержались все-таки, г-н Дугин, попытались ударить ниже пояса: «Все становится на свои места, когда читаешь вторую строку под фамилией «Янов» в публикации «МН» – «Александр Янов, Нью-Йорк»... жителю Нью-Йорка хотелось бы, чтобы геополитика изучалась лишь по ту сторону океана, и чтобы место русского Бжезинского оставалось вакантным».

О  том, что геополитика изучается лишь по одну – дугинскую – сторону океана, я уже говорил. И то, что житель Москвы Дугин об этом не знает, его не извиняет: невежество – не аргумент. А о себе, что ж? Да, я живу в Нью-Йорке. Потому, что советская власть – Ваша, г-н Дугин, идеократическая власть – не пожелала, чтобы я жил в России. И с ее стороны это было вполне логично: я не первый, с кем у нее возникли такие «стилистические» разногласия. Но и живя в Нью-Йорке, я все-таки делаю больше, чем многие, кто живет в Москве, для того, чтоб отечество мое никогда не оказалось в радиоактивных «Небесных чертогах». Во всяком случае, льщу себя такой надеждой. Впрочем, судить об этом читателю.