Все записи
МОЙ ВЫБОР 05:57  /  24.04.20

483просмотра

Русская идея десять лет спустя (2016-2024). Часть первая

+T -
Поделиться:

ПЕРЕВЕРНУТЬ КАРТИНУ

«Русская идея» как первая, сколько я знаю, популярная история национализма в России задумана была в начале 2010-х вполне, мне казалось, логично. Первая книга была - о дореволюционной России, вторая – о советской, третья – о ельцинской, четвертая, наконец,– предназначена была быть о путинской. И после отставки Путина в 2008 году все, казалось, шло в cогласии с предсказанной трехактной исторической драмой (диктатура - оттепель (пусть медведевская, какая-никакая) - «прорыв (декабрьская революция 2011года).

Но Путин захотел перехитрить историю. «Рокировка» смешала все карты: революция не удалась, дело затянулось, по меньшей мере, еще на десятилетие.

И тут передо мной вопрос: как быть? Позволить Путину перехитрить и мой замысел? Или все-таки попытаться довести дело до ума? Добавить, как Дюма, десятилетие? Тем более, что «Русская идея», несмотря на ее демонстративно ненаучный характер, (запись лекций) оказалась, по мнению моего издателя, необыкновенно популярной?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

НО ЧТО В ЭТОМ ИНТЕРЕСНОГО ДЛЯ ИСТОРИКА?

Почему нет? Если хватит времени жизни и сил? Но тут все осложнилось. Да, в 4-й книге мы разделались с изборцами, т.е. с единственной альтернативой, которая имела шанс изменить траекторию режима при Путине. Но попутно, оказалось, что , разделались мы и с Путиным. Ибо что, с точки зрения историка, собственно, изменилось с 2016 года, когда закончилась 4-я книга?

Как был Цезаризм (самодержавие, не передаваемое по наследству, по сути, копия византийского «преемничества), так Цезаризм и остался. Как была вся политика страны продиктована погоней Цезаря за пожизненной властью, так она и осталась. Что изменилось это нюансы, политические завитушки, нарочито запутанные маневры, хитер, как лис, и коварен, как скорпион, наш Цезарь, но это работа для политологов. Историку тут делать нечего.

Да, путинизм- сегодняшняя реальность, но в завтрашней (или послезавтрашней) его не будет. А что будет ? О чем и впрямь интересно поговорить в заключение всей этой лекционной «Русской идеи»?Разве только о том, что будет ПОСЛЕ ПУТИНА?О том, что придется сделать нам, чтобы остался в истории последним Цезарем Путин?

ГЛАВА ВТОРАЯ

В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР

Тем более, что пришла мне в голову странная, на первый взгляд, мысль, что у самодержавия, даже после того, как оно исчерпает свои ресурсы (а дело идет к тому, что при Путине сделает оно это довольно быстро), есть, в отличие от всех диктатур Европы, еще один совершенно неожиданный резерв, о котором ни я, ни кто-нибудь другой никогда не думали. Мысль, которая меня поначалу даже несколько испугала...

Нет, я не имею в виду нефть и газ. Эти кончатся не так скоро, нам еще хватит. Говорю я о ресурсах духовных, интеллектуальных, даже просто объективных. Например, об экономике. О том, что уже сегодня даже при вполне приличных ценах на сырье она ОТКАЗЫВАЕТСЯ расти. Забуксовала, забарахлила. Что бы ни делало правительство – все впустую... Уже и рекордного профицита бюджета добились, и инфляция на историческом минимуме, и рубль отвязали от цены на нефть – а экономика не растет. Это очень плохой знак. Означает он, что путинская Россия хронически отстает не только от передовых стран (от них она уже давно отстала), но и от стран второго ряда, от Турции, скажем, или от Индонезии. Короче, что будущего у нее нет. Дальше – деградация. Или архаизация?

Нельзя сказать, чтобы Путин этого не понимал. Рост экономики – его давний приоритет. В 2008 году был с большой помпой затеян стратегический проект, известный впоследствии под именем «Стратегия 2020». Полторы тысячи экспертов, все, что могло собрать правительство из провластных специалистов, трудились над ним четыре долгих года. И вот, наконец, едва благополучно закончилась «рокировка», в 2012 г., Путин, в эйфории от удачно проведенной спецоперации (белоленточный «презервативный», как он его видел, декабрьский «мятеж» 2011 г. был к тому времени подавлен), объявил в послании Федеральному собранию итоги гигантского труда. Впечатляющие были итоги: оказалось, что интересы исторического развития России требуют всего лишь5% ежегодного роста экономики. Правда, как минимум. И не такой ведь рост давала совсем недавно российская экономика! Но... вот незадача: не успел Путин закончить послание, как рост ее катастрофически упал. И так с тех пор и не поднялся (беспрецедентный спад в крупной экономике). И с этим ни ОМОН, ни Росгвардия помочь не могли. Словно бы мстила экономика за подавление белоленточников.

В послании 2016 г. Путин уже забыл и о «Стратегии 2020» и, что важнее, об интересах исторического России, теперь не требовал он ни обещанных 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест, ни вхождения в пятерку стран-лидеров, всего лишь роста экономики, превышающего общемировой, т.е. жалких 3%. Но экономика оказалась мстительнее белоленточников: и этот минимализм тоже оказался НЕДОСТИЖИМ.

Потенциал роста российской экономики, по признанию Центробанка, ограничен 2%. В реальности хорошо, если 1,5%. По темпам роста экономика России оказалась на 173 месте (из 193). Какой позор для «мировой державы»! Да и только ли позор? Отсюда ведь и падающие уже пятый год подряд доходы населения (согласно «Стратегии 2020 им положено было вырасти на 70!%.). А это ведет к снижению покупательского спроса, что в свою очередь отнимает проценты от экономики. Получается заколдованный круг.

Откуда он взялся, этот «заколдованный» круг, мы знаем из 4-й книги. Расколдовать его было нетрудно. Ибо родом он из все той же диктатуры силовиков, введенной в связи с декабрьской революцией 1911 года и, по сути, сломившей своим произволом экономику.

Да, революция не удалась, но она вынудила Путина согласиться с Владимиром Бурматовым из «Единой России», что «интеллигенцию, средний класс, молодежь мы потеряли. Навсегда». И, стало быть, срок свой придется ему досиживать, опираясь на ту категорию населения, которую акад. Иван Павлов называл «низшей» и которая к свободному предпринимательству неспособна (что положило конец модернизации страны), на силовиков, способных лишь подрывать своим произволом экономическое развитие страны и на иосифлянскую иерархию способную лишь архаизировать страну. Короче, пусть и неудавшаяся, революция декабря 1911 РАСКОЛОЛА Россию точно также, как расколола в 1848 году континент тоже неудавшаяся «весна народов», всеевропейская революция (которую мы очень подробно рассмотрели еще в первой книге). И тут начинается то, что меня озадачило.

Парадокс в том, что конечного результата неудача европейской революции НЕ ИЗМЕНИЛА. То, чего она, разгромленная в 1848, пыталась достичь, т.е. прав человека и либерального миропорядка, основанного на общепризнанных правилах, она достигла.

Да, времени и жертв заняло это уйму, в общей сложности столетие. Но словно бы пытаясь во что бы ни стало оправдать знаменитый девиз Гегеля «Всемирная история есть прогресс в осознании свободы», Европа упорно добивалась торжества ценностей той самой старой «весны народов».И– добилась!

Загадочное в том, что совершенно иначе реагировала на свои неудавшиеся революции Россия.

Самый яркий пример: революция февраля 1917.В принципе она не очень отличалась от европейского Марта 1848: те же либеральные ценности, лишь 70 лет спустя. Отличался ОТВЕТ. В отличие от Европы, вовсе не бросилась Россия в десятках реформ и конституций догонять упущенное в 1917. Отнюдь. Она двинулась не вперед, а В СТОРОНУ от мирового развития. Предпочла, по сути, «выпасть из истории», если хотите, уйти в монастырь, начав строить в нем свой собственный параллельный мир. Помните: «Мы наш, мы новый мир построим!»?Конечно же, это была утопия, путь в никуда. И ничем, кроме гигантского развала, окончится она не могла. Но лишь после того, как сломала жизни трех поколений и вымостила путь к неминуемой катастрофе человеческими костями.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ПРЕЦЕДЕНТ

Кто этого теперь не знает ? Но то, что, не было это каким-то уникальным кунштюком ХХ века то, что произошло это с Россией НЕ ВПЕРВЫЕ, знают не все.

Конечно, события начала XVII века(неудавшуюся попытку Михаила Салтыкова ввести в Москве конституционную монархию, гарантированную иностранной державой в 1610-м), трудно сравнить с Февралем 1917, три столетия долгий перегон. Но имея в виду, КОГДА происходило дело, кардинальные изменения в политическом строе страны, предложенные русским боярством после террористической диктатуры Грозного, можно в известном смысле назвать революционными (тем во всяком случае, что я называю «прорывом», даже такой заядлый скептик, как Б.Н.Чичерин, признавал, что «Россия стала бы совсем другой страной, будь они реализованы»).

Важнее для нас, однако, то, что ответ России на эту неудавшуюся попытку в принципе не отличался от большевистского в ХХ веке. В том, во всяком случае, не отличался, что страна и тогда «выпала из истории», уйдя в свой отдельный параллельный мир. Вплоть до того, что изобрела собственного «русского бога, никому больше неведомого и не принадлежащего» (В.О.Ключевский). И на протяжении трех поколений жила в мире, где геометрия и астрономия считались «душевными грехами», а земля – четырехугольной. Вытаскивать ее из этого параллельного мира пришлось Петру -с большой кровью (с куда большей, между прочим, кровью, чем в ХХ веке Горбачеву и Ельцину).

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

АНТИУТОПИЯ?

Понимаю, что возражений не счесть, что православный фундаментализм XVII века в качестве государственной идеологии ничего общего не имеет с марксизмом-ленинизмом ХХ в., и иосифлянская диктатура совсем не была похожа на большевистскую, что она была архаической, а он модернистским. При всем том принцип ответа («Мы наш, мы новый мир построим») на неудавшуюся революцию посредством ухода в сторону от мирового развития, в параллельный мир неоспорим.

Читатель спросит, пожалуй, ну и что? А то, что никому, сколько я знаю, не приходил в голову такой вариант развития событий после Путина, когда оттепель состоится, как положено, в этом я не сомневаюсь, и даже попытка «прорыва» произойдет, но В СЛУЧАЕ ЕЕ НЕУДАЧИ (лишь в этом случае, подчеркиваю)- может с Россией случится то же, что в 1612 или в 1917. Иначе говоря, уход в параллельный мир. Понятно, конечно, что не в большевистской, а в иосифлянской, фундаменталистской версии (Запад на этот раз не подкинул нам для подражания ничего квазинаучного похожего на марксизм, а вот реакционно-клерикального вроде того, что происходит в Венгрии или в Польше, подкидывает в изобилии).

Согласен, не случись это уже с Россией дважды, я бы первый сказал: забыть как дурной сон. Но ведь случилось. И как забыть, если сам из этого дурного сна вышел? Да, изолировать страну в эпоху глобализации - безумие? Но разве считать землю четырехугольной после Ньютона, Кеплера и Галилеяне безумие? И многим ли от этого отличается автаркия в эпоху научно-технической революции? Но ведь было!

И когда видим мы в XXI веке, во сколько раз число участников какого-нибудь крестного хода или очереди посмотреть мощи очередного святого превосходит число протестующих даже на самых многочисленных митингах против режима, о чем мы должны подумать? И когда слышим президента современной страны, публично рассуждающим о том, что «наш генный код является одним из наших главных преимуществ в сегодняшнем мире» и ни один голос в Академии наук не протестует против столь чудовищной профанации, не резонно ли задуматься в современной ли стране мы живем?

И не усугубляется ли все это тем, - забеспокоились даже политологи, - что Путин, похоже, сознательно ведет страну к изоляции от мира? Вот от Олеси Захаровой из Republik: «Путин не желает вступать в диалог с Европой, наоборот, гораздо важнее сейчас поддерживать идеологический конфликт, чтобы противопоставить Россию остальному миру и усилить ее изоляцию». Тем более, когда мы узнаем, что во многих отношениях Путин уже превратил,«вставшую с колен» и претендующую на статус одной из мировых держав, Россию в страну Третьего мира?

Совсем не странно в этой ситуации, что никакой не ученый Алексей Навальный сказал об одном из высказываний Путина: «Мы думали, что важнее всего для него историческая миссия. Что он хочет остаться в учебниках как Петр I. Никто не ожидал, что он... станет апеллировать к ФУНДАМЕНТАЛИЗМУ»? Роковое слово было произнесено.

Сказано, конечно, было сгоряча. И едва ли понял Навальный, о чем говорил. Но статистика странным образом подтверждала его горячность. В частности, к 2010 году конкурентоспособность России, согласно международным индикаторам, была на уровне Шри Ланки, защищенность в ней собственности – на уровне Кении, надежность полиции - на уровне Мавритании, а коррупция – на уровне Папуа Новой Гвинеи ? На глазах ведь архаизируется страна.

Аналогии всегда хромают. Три столетия, как мы уже говорили, долгий перегон. Едва ли силовики допустят иосифлянскую иерархию в XXI веке к рулю, как в XVII. Но на роль идейного ее водителя она совершенно очевидно претендует. Даром ли формула «симфония властей» не сходит с уст Святейшего патриарха Кирилла? Арнольд Тойнби, правда, считал эту византийскую формулу символом подчинения церкви. Так оно в Константинополе и было. Но в Московии-то все бывало и иначе. Историки знают, что «Великий Государь» (таков был его официальный статус) патриарх Филарет был наставником царя. Так что прецедент есть. Кто может знать, какую форму примет «симфония властей» в архаической стране, укрывшейся от мира за ядерным щитом?

Продолжение следует.