Все записи
МОЙ ВЫБОР 06:53  /  19.05.20

418просмотров

Десять лет спустя. Часть четвертая. Разворот на Восток

+T -
Поделиться:

 Мало сказать, что «разворот на Восток» сулит России огромный сюрприз. Сулит он ей практически слом всего ее государственного cамоощущения. На Западе на протяжении столетий Россия привыкла видеть себя гигантом, самой большой в Европе страной и вести себя по отношению к окружающим ее малым государствам соответственно – как генерал с нижними чинами. На Востоке, в Тихоокеанском бассейне, к которому развернет ее «оттепельное» правителлство, картина – как в перевернутом бинокле.

Глава двадцать третья

В ДРУГОМ МИРЕ

Здесь как раз Россия выглядит нижним, так сказать, чином, «политическим пигмеем», по выражению авторов книги. Какое уж там генеральство рядом не только с миллиардным Китаем, но и с 200-миллионной Индонезией! Да и с 1ЗО-миллионной Японией, согласитесь, не особенно погенеральствуешь. Тем более что «валовый продукт российских зауральских территорий... в 13,7 (!) раз меньше японского и ВВП всех субъектов Дальневосточного федерального округа, вместе взятых, не дотягивает до уровня Мьянмы, беднейшей страны Юго-Восточной Азии».

Словом, вот что будет означать действительный, а не декоративный, как при Путине, поворот на Восток: Россия просто окажется в другом мире. Все усугубится тем, что за столетия ее правители глубоко внедрили в национальное сознание «генеральский» подход к соседям. Даже последний Кирюха (из чеховской «Степи») уверен, как мы помним, что «наша матушка Расея всему свету га-ла-ва». Грамоты не знает, а какую-нибудь Польшу в упор не видит, презирает. Разве не убедила в этом читателя глава 13 в первой книге «Русской идеи» («Патриотическая истерия»)? Как один человек поднялась страна в 1863 году, страстно негодуя против наглой претензии поляков отделиться от «матушки Расеи». Точно так же негодовали Кирюхи в 1953-м против восставших гедеэровских немцев, в 1956-м – против бунтовавших венгров, а в 1968-м – против корректно возражавших чехов.

Глава двадцать четвертая

СОЛОВЬЕВСКИЙ НЕДУГ

Еще в 1880-е по поводу этой массовой «генеральской» болезни горевал великий провидец Владимир Сергеевич Соловьев, писал: «Россия больна, и недуг наш нравственный». Для современной ему петровской России недуг этот оказался смертельным. Не услышали его тогда. И по сию пору не слышат..

Помните, говорили мы о «реконцептуализации традиционных представлений о величии России» (термин д-ра Ло) как о третьем, решающем условии успеха революции после Путина? Именно этим и стал бы в эпоху оттепели реальный поворот на Восток.

До сих пор, однако, слишком уж удобен был этот «соловьевский недуг» лидерам России, чтобы его лечить: стоит им издать воинственный клич – и их рейтинги взлетали до небес. Потому и подбрасывали в огонь хворосту. Самым недавним был «Крымнаш», Стараются не отставать и мелкие бесы, образованные Кирюхи. Так, в мартовском номере 2016 «России в глобальной политике» глава МИД РФ Сергей Лавров публикует исторический очерк о величии России, не стесняясь ссылаться на Гумилева, и на монгольское иго, которое, оказывается, было благодатно для «формирования обновленного русского этноса».

Правда, рядом приводит Лавров и прямо противоречащее этому мнение Пушкина: «Христианское просвещение было спасено истерзанной и издыхающей Русью». Такое вот, было оказывается, «обновление русского этноса». Два противоположных мнения? Неважно: все – в копилку «величия России» Вот и продемонстрировал я наглядно (см. в кн.4 Приложение 4 «В другой реальности»), что потребуется от СВТ сделать с любым Кирюхой, как бы его ни звали в эпоху оттепели: вежливо, тактично, но растереть его в пыль

Глава двадцать пятая

ОПАСНОСТИ НОВОГО МИРА

Трудно передать, до какой степени некомфортно почувствует себя Россия в совершенно новой для нее роли, в новом для себя мире, если хотите. Нет сомнения, адаптация к этому новому миру создаст благодарную почву для лечения «соловьевского недуга». Но таит она в себе и опасности. Элиты, конечно, быстро сообразят, что к чему. Сложнее будет с массами, чего, похоже, не учитывают авторы. Ведь массы могут и восстать против невыносимо унизительной, как они сочтут, для России роли в мире. И найдутся, не сомневайтесь, демагоги из числа рыцарей Русской идеи, тот же Пелевин, если хотите, что возглавят восстание против главного ее бенефициара – Сибири.

И бог весть, к чему это восстание может привести, вплоть до гражданской войны и раскола страны. Несмотря даже на то, что, по меткому замечанию авторов, «представить себе Сибирь без России еще можно – при воспаленном воображении, – но представить себе Россию без Сибири не получается никак». По всем этим причинам лечение «соловьевского недуга» непременно потребует хорошо разработанной стратегии лечения, осторожной, терапевтической. Недуг-то застарелый, вековой. Хирургия здесь не помощник. Но это уже рецепт для «оттепельной России», когда ей придется думать о закреплении тех колоссальных преобразований, которые предстоят ей после Путина.

Глава двадцать шестая

НОВАЯ РОЛЬ СИБИРИ

А пока поговорим о драматической непохожести того мира, в который, поворачивая на Восток, попадет Россия, на тот, традиционный, к которому она за столетия привыкла, и, главное, о том мировоззренческом перевороте в умах, которого он потребует. Но сначала о роли в этом мире Сибири. Новый мир тем уже не похож на традиционный, что на Востоке «практически каждый партнер (Япония, Южная Корея, Филиппины, Индонезия, Малайзия, не говоря уже о Канаде или Австралии) обладает большим экономическим потенциалом, чем Россия, в сотрудничестве с Москвой особо не нуждается, и поставки российского сырья никак не могут определить поведение этих игроков». И это еще не все. «В регионе доминируют два гиганта – Соединенные Штаты и Китай, и на их фоне Россия выглядит экономическим карликом, обладающим к тому же минимальным потенциалом «мягкой силы».

Для «патриотов» поворот на Восток, как мы уже говорили, означает побег из Европы в Азию, в объятия Китая. Но на самом деле, как видим, поворачиватся будет Россия к Тихоокеанскому бассейну, к США. Представьте себе ярость «патриотов», воодушевившихся было побегом России из Европы, когда до них дойдет смысл центрального тезиса авторов, согласно которому «Сибири как колонии, навсегда оставшейся в составе России, следует найти путь к примирению России с Европой и с теми ее колониями, которые давно обрели независимость, но сохранили приверженность европейскому пути развития».

Или того пуще: «Именно тут, на берегу Тихого океана, русские должны обрести свою идентичность и понять, что на Восток от России лежит не Китай, а Соединенные Штаты, что Россия и Америка – это две производные Европы, а Запад соседствует с нами не только на атлантическом, но и на тихоокеанском берегу... Именно здесь русский человек ощущает себя, говоря словами Екатерины II, русским европейцем».

Честно сказать, я остолбенел, когда прочитал это в книге, опубликованной в наши дни в путинской России. На мгновенье – странная иллюзия! – мне показалось, что я нечаянно перепутал и читаю не книгу Зубова и Иноземцева, а свою. Но уже в следующее мгновение вообразил я смятение в умах большинства, которое вызвал бы этот тезис авторитетных ученых, повторяйся он на публичных форумах, например, на центральных каналах российского телевидения. И как хотите, не осталось у меня сомнений, что вера авторов в то, что это возможно при существующем режиме (снова возвращаюсь к нашему «первому спору»), граничит с фантастикой и даже не научной. Нацелено ведь в самое сердце путинской «национальной идеи».

Мало того, что никому на Тихом океане не интересны хронические путинские обиды и жалобы. Из-за того ли, что все бывшие союзники СССР при первой возможности, как крысы с тонущего корабля, сбежали в ЕС и в НАТО. Или из-за того, что коварная НАТО придвигает свою ПРО к границам России. Нет на Тихом океане ни бывших сателлитов России (разве что никому не нужная Северная Корея), ни ЕС, ни продвижения ПРО к нашим границам. Все путинское нытье, все набившие на Западе оскомину мантры на Востоке попросту неуместны. Там, чтобы стать замеченной, потребуется от России положить на стол РЕАЛЬНЫЕ хозяйственные достижения, не мантры.

Вот один пример. 4 февраля 2016 года подписано соглашение о Тихоокеанском партнерстве (ТТП). Среди его членов и Австралия, и Вьетнам, и Сингапур, и Малайзия, и, конечно, США и Канада, и еще шесть стран, представляющих в общей сложности 40% мирового ВВП. Мьянмой ТТП пренебрег. Россией тоже. По простой причине: амбиции, как у Америки, достижения, как у Мьянмы. (Поправка: в 2017 Трамп вывел Америку из ТТП, что, впрочем, сути дела не изменило: Россия по-прежнему никому не нужна).

Реальные достижения России на Тихом океане возможны, в принципе, лишь при одном условии: если собрать Сибирь в единый территориально-производственный комплекс, в ударный кулак, объединив «природные ресурсы русского Севера (включая нефте- и газоносные провинции Западной Сибири), человеческий потенциал больших сибирских городов и логистические возможности восточных прибрежных территорий». Воссоздав, другими словами, единый мегарегион Сибирь. Ибо другого способа, по мнению авторов, возродить реальную конкурентоспособносность России как великой державы НЕ СУЩЕСТВУЕТ.

При Путине Россия старается продемонстрировать свою «геополитическую востребованность» посредством вмешательства в гражданские войны, где б они ни происходили, будь то в Сирии, в Ливии или в Венесуэле. Старается, подражая великим державам и переворачивая таким образом реальность с ног на голову. Ибо настоящие великие державы позволяют себе вмешиваться в дела других стран, не только будучи уверены в своей конкурентоспособности, но именно для того, чтобы ее, эту конкурентность усилить. Путинские интервенции, однако, проводятся заведомо неконкурентоспособной страной - вместо того, чтобы сделать ее конкурентной

Естественно, что все эти бесмысленные, с точки зрения интересов России, метания от одной чужой гражданской войны к другой (только, чтобы где-нибудь «засветиться»), и к результату привели противоположному: ее геополитическая репутация практически уничтожена.

Вот вам еще один судьбоносный повод перевернуть картину после Путина --- на этот раз внешнеполитическую. Но исследование авторов «Сибирского благодеяния» дает нам основания предположить, что резкий поворот к новой роли Сибири способен не только реабилитировать подорванную Путиным внешнеполитическую репутацию России. Способен он действительно перестроить и внутреннюю структуру России, обновить страну, спасти ее от архаики, осовременить ее, если хотите.