Все записи
МОЙ ВЫБОР 07:18  /  3.11.20

157просмотров

Иосифляне и нестяжатели

+T -
Поделиться:

СТАГНАЦИЯ

Преемнику нашего героя, Василию, впору было родиться задолго до своего отца. Он был прилежным "собирателем", скучным и банальным Рюриковичем, покорным сыном церкви. ВПРОЧЕМ, БЫЛ ОН НЕ ЧУЖД САМОДЕРЖАВНЫХ ВОЖДЕЛЕНИЙ И В ЭТОМ СМЫСЛЕ НАПОМИНАЛ СКОРЕЕ АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО, НЕЖЕЛИ ОТЦА. ТОЛЬКО В ОТЛИЧИЕ ОТ ЧЕСТОЛЮБИВОГО ВЛАДИМИРСКОГО КНЯЗЯ XII ВЕКА, РАСПЛАТИВШЕГОСЯ ЗА СВОИ ТИРАНИЧЕСКИЕ ЗАМЫСЛЫ СМЕРТЬЮ ОТ РУК СОБСТВЕННЫХ БОЯР, ПОЛИТИЧЕСКОГО ВООБРАЖЕНИЯ ЛИШЕН БЫЛ ВАСИЛИЙ НАЧИСТО. И ПОТОМУ ОКАЗАЛСЯ НЕСПОСОБЕН НИ НА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ, КОТОРЫЙ УДАЛСЯ ПОЛВЕКА СПУСТЯ ЕГО СЫНУ, НИ ТЕМ БОЛЕЕ НА ПРОДОЛЖЕНИЕ РЕФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ ОТЦА.

Замыслы и свершения ИВАНА III ничем не отличались для него от свершений длинного и однообразного ряда его московских предков. Самое большее, на что его хватало, это копировать отца в деталях. С Псковом, например, сделал он то же самое, что отец с Новгородом. Отселив, однако, из Пскова семьи потенциальных смутьянов, он – в противоположность НОВГОРОДСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ ИВАНА III – и пальцем не тронул монастырские села. Отняв в 1514-м у литовцев Смоленск, первым делом обязался ОН охранять неприкосновенность владений местной ИЕРАРХИИ.

Отец в качестве пугала ДЛЯ ИОСИФЛЯН держал при себе еретиков, Василий некоторое время, по инерции, держал нестяжателей, приблизив к себе Вассиана и покровительствуя Максиму Греку. Но он не наступал на церковь, он защищался от нее. С.М.Каштанов пишет, что в 1511-м, когда митрополитом стал сочувствовавший нестяжателям Варлаам, "правительству Василия удалось каким-то образом приостановить рост монастырского землевладения". Оно произвело частичный пересмотр иммунитетных грамот и некоторые из них отменило. Но все это было лишь бледным подобием стратегии отца.

А ситуация, между тем, стремительно менялась – и на европейской сцене, и в жизни страны.

То, что существовало прежде где-то на втором плане, вышло на авансцену. Могущественная Турция, чье наступление на Европу временно застопорилось, обратила взоры на север. Направляемый ею Крым сумел посадить на казанский престол Саиб-Гирея, брата тогдашнего перекопского царя. Москву это давно назревавшее объединение двух ее заклятых врагов застало врасплох. Очнулась она лишь когда оба брата явились вдруг в 1521 году прямо под ее стены, заставив Василия искать спасения в бегстве. И хотя объединенное крымско-казанское воинство взять Москву не сумело, перепугались в ней страшно. Даже выдали татарам – словно Угры не было и в помине – унизительное обязательство платить им «выход», т.е. попросту дань. Да и пленных увели с собою татары, по тогдашним слухам, много тысяч.

Становилось ясно, что за южными рубежами Москвы заклубились грозные силы и ее государственное существование опять поставлено на карту. Нельзя было больше жить капиталом, оставленным Иваном III. Он обеспечил русской земле покой от татар на много десятилетий. Но не навсегда же...

Подлежала его стратегия ревизии и по другой причине: расколоть Литву, опираясь на ее православно-католические антагонизмы, стало теперь немыслимо. Бушевавшая в Европе Реформация все изменила. Теперь православные магнаты Литвы думали о союзе не столько с Москвой, сколько с католическими панами, для борьбы с общим врагом – протестантизмом, стремительно, как поветрие, охватывавшим городские круги и образованную молодежь в Литве и в Польше. Дело шло к унии между этими двумя странами. Уже не личной, как раньше, а государственной, к образованию Речи Посполитой.

Короче говоря, момент для возобновления штурма Литвы был так же безвозвратно упущен Василием, как и момент для второго секуляризационного штурма внутри страны. Колоссальные усилия, затраченные Иваном III на разработку антилитовской стратегии, пошли прахом.

Сколько-нибудь дальновидному политику было ясно, что спустя поколение Москва и впрямь может оказаться зажатой в клещи между Речью Посполитой и объединенными татарскими ханствами, за спиной которых маячила Турция. Час выбора пробил. Немедленно надо было решать: с кем и против кого Москва. Кто ее союзники и кто враги?

Европейские дипломаты настойчиво склоняли ее к антитурецкому альянсу. И теперь, когда недобитые татарские гнезда трансформировались в гигантский гангстерский союз, способный в одночасье посадить в седло сотни тысяч всадников, такой АЛЬЯНС превращался из платонического пожелания в политический императив. В любом случае, однако, острие московской стратегии следовало повернуть с Запада на Юг. Ситуация требовала повторения Угры.

Зародилась эта мысль, конечно же, в среде нестяжателей. Даже самый миролюбивый из них, Максим Грек, постоянно поучавший царя : "почитай не того, который вопреки правды поощряет тебя к браням и войнам, а того, кто советует тебе любить мир и тишину с соседними народами" - и тот советовал наступать. И именно на Юг. "Против обоих мучителей [т.е. Крыма и Литвы-Польши] стоять неудобно, пагубно, чтоб не сказать невозможно, тем более что и третий волк ополчается на нас. Это змея, гнездящаяся в Казани". Москва, считал Максим Грек, должна немедленно атаковать Казань и сразу же повернуть армию на Крым.

Для новой Угры, однако, требовался новый Иван III. А его на горизонте не было. Даже татарский штурм 1521 г. ничему Москву не научил. Её внешняя политика оставалась вялой и неповоротливой. Острие её стратегии по-прежнему было повернуто на Запад.

Стагнация парализовала и внутреннюю политику. Церковь продолжала расширять свои владения. О союзе государства с либеральной интеллигенцией, так счастливо складывавшемся в начале столетия, и речи уже не было. Предоставленные самим себе нестяжатели изнемогали в борьбе с иосифлянами, которые, наконец, нашли свою золотую жилу и усердно ее разрабатывали. Псковский монах- иосифлянин Филофей первым заговорил о Москве как о "Третьем Риме". Он предназначил царю мессианскую роль защитника христианства на земле до второго пришествия Христа: "Един бо ты во всей поднебесной христианам царь".

Иосиф, потерпевший поражение в открытой идейной схватке с нестяжателями, тоже совершил очередной политический маневр. Он больше не предавался медитациям о царях и тиранах. Напротив, подарил он государю еще более соблазнительную идею, объявив Василия "главою всего", наместником Бога на земле. А поскольку "церковное стяжание суть Божье стяжание", наместник Бога должен, естественно, столь благочестивому делу содействовать (а не покушаться на него, как некоторые).Короче говоря, в обмен на мир с церковью иосифлянство обещало поднять русского царя на недосягаемую высоту, обожествить его власть, признать верховным вождем христианского человечества и уж во всяком случае самодержцем. Так создавалась теория самодержавия. За эту услугу Василий, разумеется, должен был заплатить не только новыми землями, но и головами нестяжателей. Пожертвовать, то есть, интеллигенцией и самим духом московских Афин – драгоценнейшей частью наследия, оставленного России его отцом.

ОН ПОЖЕРТВОВАЛ. ДОСТАТОЧНО ПРОСМОТРЕТЬ ЗАМЕТКИ ГЕРМАНСКОГО ПОСЛА ЗИГМУНДА ФОН ГЕРБЕРШТЕЙНА, ДВАЖДЫ ПОСЕТИВШЕГО МОСКВУ В ЦАРСТВОВАНИЕ ВАСИЛИЯ, ЧТОБЫ В ЭТОМ НЕ ОСТАЛОСЬ НИ МАЛЕЙШЕГО СОМНЕНИЯ. ТО БЫЛА СОВСЕМ ДРУГАЯ МОСКВА – БЕЗМОЛВНАЯ, МРАЧНАЯ, ХОЛОПСКАЯ. НО ИОСИФЛЯНАМ МАЛО ОКАЗАЛОСЬ И ЭТОГО. ИМ НУЖНО БЫЛО НАВСЕГДА УСТРАНИТЬ САМУ ВОЗМОЖНОСТЬ ВОЗРОЖДЕНИЯ НЕСТЯЖАТЕЛЬСТВА, И ДРУГОГО СПОСОБА ЭТОГО ДОБИТЬСЯ, КРОМЕ ТОГО, ЧТОБЫ ПРИРАВНЯТЬ ЕГО К ЕРЕСИ, НЕ СУЩЕСТВОВАЛО. ВАСИЛИЙ ЭТОГО НЕ СДЕЛАЛ, И ПОТОМУ ТИРАНИЧЕСКИЕ ЕГО ВОЖДЕЛЕНИЯ УМЕРЛИ ВМЕСТЕ С НИМ. САМОДЕРЖЦА ИЗ НЕГО НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ.

НО ИОСИФЛЯНСТВО, ЭТО ПРАВДА, НАБРАЛО ПРИ НЕМ БОЛЬШУЮ СИЛУ.

Существенно укрепил ЕГО позиции Даниил, ученик Иосифа и его преемник на посту Волоцкого игумена, которого Василий в 1522 г. поставил митрополитом. Кроме всего прочего, Даниил был изобретателем эффективной политической тактики, с большим успехом использованной много поколений спустя другим лидером (тоже духовного воспитания).

Покуда нестяжатели писали книги, произносили вдохновенные речи и редактировали соборные тексты, Даниил методично расставлял на ключевые посты в иерархии своих людей. Уже через месяц после того, как он стал митрополитом, Даниил поставил епископом Твери брата Иосифа Волоцкого Акакия, а племянник Иосифа Вассиан Топорков поставлен был епископом в Коломну, Макарий (будущий митрополит и сподвижник Ивана Грозного) архиепископом Новгородским. Из этих людей составлялось соборное большинство и, когда дело доходило до голосования, блестящие нестяжательские вожди оказывались генералами без армии. Так же, как впоследствии другой Иосиф, аппаратный гений Даниил давил оппозицию в зародыше.

Продолжение следует.