Все записи
МОЙ ВЫБОР 08:22  /  17.11.20

161просмотр

Иосифляне и нестяжатели

+T -
Поделиться:

ПЕРЕД ГРОЗОЙ

ЕЩЕ ОДНА ЗАГАДКА

Но было ли эпохальное поражение реформаторов 1550-х неотвратимо или имеем мы тут дело с суммой ошибок неопытных политиков? Другими словами, была ли средневековая "большевистская революция" Грозного царя судьбою России?

Я знаю, что у меня нет предшественников и очень мало единомышленников – не только в том, как я отвечаю на этот роковой вопрос, но и в том, что я вообще его ставлю. Однако никто ведь, кроме самых унылых детерминистов, не станет, я думаю, утверждать, что аналогичный «цивилизационный откат» в ХХ веке был неотвратим, неизбежен, фатален. На самом деле, как пытаюсь я очень подробно показать В ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ книге трилогии, не видать бы большевикам Октябрьской революции, как своих ушей, «если бы» не толкнуло императорское правительство в 1914-м Россию в ГУБИТЕЛЬНУЮ – и совершенно ненужную ей – мировую бойню.

Да, ошибка была усугублена либералами, не догадавшимися после февраля 1917 вызволить страну из фатальной для нее войны. Да, сумма этих ошибок действительно сделала цивилизационную катастрофу ХХ века неотвратимой. Но ведь не перестали они от этого быть ошибками.

Я настаиваю на этом именно потому, что оперируя представлениями о неизбежности и судьбе, мы не только перелагаем ответственность за исторические события на НЕКИЕ, безличные, анонимные силы вместо живых, реальных, ошибавшихся людей. Мы, что еще важнее, лишаем себя возможности учиться на их ошибках - способствуя тем самым, пусть невольно, их повторению. Еще хуже, отнимаем мы таким образом у истории ее главную функцию – УЧИТЬ НАС.

Как бы то ни было, если применимо это рассуждение к большевистской революции ХХ века, то почему, собственно, неприменимо оно к ее аналогу в веке XVI? Может быть, разгадка в том, что политические ошибки 1908-1917 гг. не только живы в нашей памяти, но и расписаны во всех подробностях в СОТНЯХ томов, тогда как ошибки 1549-1560 темны и мало кому известны? Или, может быть, разгадка в могуществе Правящего Стереотипа, из-под завалов которого так и не сумела выкарабкаться постсоветская историография – и в неожиданно подкрепившем его «неоевразийском реванше», о котором говорили мы во Введении?

ОТСТУПЛЕНИЕ В СОВРЕМЕННОСТЬ

Как проверить эту гипотезу? Ничего лучшего для этого, казалось бы, не придумаешь, нежели внимательно присмотреться к ТОМУ VIII, как раз и претендующему на взгляд, так сказать, с птичьего полета на всю тысячелетнюю историю страны, подводя в известном смысле итоги первому десятилетию постсоветской историографии. Другое дело, что авторы этого роскошного подарочного тома (больше 800 крупноформатных страниц убористого шрифта) склоняются как раз к тому, что «цивилизационный откат» XVI века и впрямь был судьбою России. И смешно поэтому говорить о чьих-либо ошибках. И нет в нем, стало быть, виноватых.

Ну, разве что несчастное сиротское детство будущего Грозного царя, из которого вышел он «недоверчивым, пугливым, нервным». Нет, конечно, были, добавляют авторы, и другие обстоятельства, повлиявшие на характер царя. Например, двухсотлетнее ордынское иго. Нельзя ведь в самом деле забыть, что «Москва перенимала из Орды многие порядки управления, а главное – безусловное и полное подчинение золотоордынскому владыке... В этом смысле власть московских князей... сформировалась под влиянием не столько далеких западных королевств... сколько под влиянием близких восточных деспотий».

Положим, Литва и Польша были все-таки поближе восточных деспотий. Но так или иначе мы пока что в пределах все того же Правящего Стереотипа. Читатель, надеюсь, помнит его главный постулат, что ордынский «черный ящик» каким-то образом полностью преобразовал саму цивилизационную природу русской государственности. Войдя в него вполне европейской Киевско-Новгородской Русью, вышла из него СТРАНА деспотическим монстром. Семь столетий арабского владычества так почему-то и не сумели сделать ничего похожего с испанской или с португальской государственностью, а вот двух веков золотоордынского владычества оказалось, видите ли, вполне достаточно, чтобы сделать это с государственностью русской.

Всё это, впрочем, абстракции, попытка задним числом объяснить самодержавную революцию Грозного. Как, однако, быть с конкретными фактами? С Европейским столетием России, например, случившимся, КАК МЫ ПОМНИМ, ПОСЛЕ СВЕРЖЕНИЯ ИГА ? Как быть с царствованием Ивана III, с вполне европейским преобладанием денег над барщиной, с расцветом идейного плюрализма в 1490-е или с опередившей Европу стратегией церковной Реформации, которые уж никак не могли быть заимствованы у «восточных деспотий», сколь бы близко они ни располагались? Просто потому, что не было и быть не могло ничего подобного в этих деспотиях. Как быть, наконец, с реформами Правительства компромисса – с ограничением царской власти или с введением местного самоуправления?

Тут на помощь авторам ТОМА VIII приходит другой, УЖЕ ИЗВЕСТНЫЙ НАМ постулат Правящего Стереотипа – об однолинейности развития средневековой Москвы. Помните, Юрьев день как первый шаг крепостного права или «тоталитаризм» Ивана III как увертюру к тирании Ивана IV?

Оказывается, что влиянием «близких восточных деспотий» можно объяснить, по мнению авторов ТОМА VIII, не только революционные события 1560-х, но и вообще «власть великих московских князей, в первую очередь Ивана III, Василия III, а позднее Ивана IV Грозного». Иначе говоря, ни расцвета идейного плюрализма при Иване III, ни стратегии Реформации не было, как не было никакой самодержавной революции при Иване IV. Все они одним миром мазаны. И даже то удивительное обстоятельство, что при Иване III люди с Запада бежали в Россию, а в 1560-е они почему-то побежали в противоположном направлении, повисает вдруг в воздухе.

Что поделаешь, словно бы говорят они читателю, у Правящего Стереотипа свои законы и не нам их нарушать. Тем более на деньги ЮНЕСКО, спонсирующей наш том. И ведь правда, так делают многие эксперты – и на Западе, и в России. Особенно в России, где политики всех цветов спектра рутинно декларируют, что их родина всегда была «страной рабов». И что-то я не слышал, чтобы эксперты публично дезавуировали своих безответственных сограждан. Несмотря даже на то, что политики эти регулярно ссылаются как на высший свой аргумент на «тысячелетнюю историю России». Иначе говоря, включают в нарисованный ими «холопский» ландшафт не только Европейское столетие России, о котором у нас речь, но даже три с половиной столетия Киевско-Новгородской Руси, когда, как знает любой эксперт, традиция вольных дружинников решительно преобладала над холопской.

Не буду голословным. Вот хоть два примера. Станислав Белковский, рьяный державник, не устающий проповедовать императив «возрождения в сегодняшней России Православия, Самодержавия и Народности», ссылается, как мы уже говорили, на всё ту же «тысячелетнюю историю». Но на неё же ссылается и Борис Немцов, либерал и антипод Белковского. Он тоже уверен, что «Российское общество оказалось генетически не подготовлено жить без государственного патернализма, ибо тысячелетняя история России есть история рабства».

Пусть авторы ТОМА VIII делают вид, что не замечают этого торжествующего невежества, тиражируемого средствами массовой информации. Но никто ведь не обязывал их подбрасывать хворосту в огонь, утверждая, что в средневековой Москве «особенно ощутимо чувствовалось влияние деспотических государств Востока». Или что «рабское подчинение монарху... перешло на всю систему отношений в России» и «князь или боярин падали ниц перед великим князем», требуя «такого же холопского подчинения от своих вассалов». Сильно ли в самом деле отличаются эти утверждения от знаменитой фразы основоположника евразийства князя Николая Трубецкого, что «так называемое освобождение от татарского ига» свелось к перенесению ханской ставки из Сарая в Москву?

Действительная проблема ТОМА VIII, однако, в другом. В том, что его авторы отчаянно противоречат сами себе. Посреди всех их утверждений о «холопском подчинении вассалов» они неожиданно замечают: «Не надо думать, что... власть великого князя была абсолютно неограниченной. Существовала Боярская дума... Довольно значительной была власть наместников на местах. При Василии III сложилась и система местничества, с которой было тяжело бороться даже великому князю». Мало того, оказывается вдруг, что неизвестно каким образом сложилось в этой «евразийской державе» и сословное представительство. И объясняется, что это «когда монарх правит совместно с представителями сословий». В свою очередь это, оказывается, «говорило о зарождении первых признаков гражданского общества в России, т.е. такого общества, когда сословия получают доступ к влиянию на решения властей». КАК, ОДНАКО, УВЯЗЫВАЮТ АВТОРЫ «ХОЛОПСКОЕ ПОДЧИНЕНИЕ» С «СОСЛОВНЫМ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВОМ» И ТЕМ БОЛЕЕ С «ПРИЗНАКАМИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА» – ДЛЯ МЕНЯ ЗАГАДКА.

Но и это ведь еще не всё. Под влиянием сословий «пришел конец безобразиям кормленщиков, этих насильников, вымогателей и взяточников, кормления были отменены, а на место кормленщиков пришли органы местного земского самоуправления. Отныне все дела вершили выборные люди... черносошные крестьяне сами выбирали своих управителей – старост и целовальников. Такие же порядки были введены в городах, среди посадского населения».

ЭТО В КАКОЙ ЖЕ СТРАНЕ, ПОМИЛУЙТЕ, ПРОИСХОДИЛО? НЕУЖЕЛИ В ТОЙ САМОЙ, ЧЬЮ «ХОЛОПСКУЮ» ПОЛИТИЧЕСКУЮ КУЛЬТУРУ, ЗАИМСТВОВАННУЮ ИЗ «БЛИЖНИХ ВОСТОЧНЫХ ДЕСПОТИЙ», ТОЛЬКО ЧТО ТАК ВЫРАЗИТЕЛЬНО ЖИВОПИСАЛИ НАМ ВСЕ ТЕ ЖЕ АВТОРЫ? БОЮСЬ, ЧИТАТЕЛЬ ТАК УЖЕ БЕЗНАДЕЖНО ТЕПЕРЬ ЗАПУТАН ЭТОЙ ФАНТАСМАГОРИЧЕСКОЙ ЭКЛЕКТИКОЙ, ЧТО ПРИДЁТСЯ НАМ САМИМ РАСПУТЫВАТЬ ЕЁ В ИВАНИАНЕ.

Правда, о главном, о пункте 98 Судебника 1550 года, на 800 страницахтома VIII – ни слова. Но ссылка на позднейшую жалобу Ивана Грозного, адресованную уже не существовавшему Правительству компромисса каким-то образом уцелела. А в ней, между прочим, упрек бывшим министрам, что сами они «огосударилися, как хотели, а с меня государство сняли. Словом яз был государь, а делом ничем не владел».

Ничего себе «царство холопов», где ЦАРЬ НИЧЕМ НЕ ВЛАДЕЛ! Так чем же в таком случае была Москва до рокового момента, когда «Иван, прозванный Грозным, установил жестокую личную диктатуру»? Была она «евразийской державой», где «князь или боярин падали ниц перед великим князем» или европейским государством с «сословным представительством» и «признаками гражданского общества»?

Вот же где на самом деле загвоздка. Ибо не дает на неё ответа ТОМ VIII, В КОТОРОМ БЕЗНАДЕЖНО смешано и то и другое – великий дед с «кровопийственным» внуком, сословное представительство с поголовным холопством, местное самоуправление с «восточным деспотизмом». Исчезла динамика, исчезла борьба между традицией вольных дружинников и холопской, патерналистской, исчезла живая драма тех решающих лет.

Я понимаю, что ТОМ VIII – официозное, подарочное издание, (в нём даже нет именного указателя, но зато открывается оно портретом президента Путина). Но ведь и честь надо знать. Все-таки марка (или бренд, как сейчас сказали бы) академического института к чему-то обязывает. Можно ли представлять миру постсоветскую историографию как НЕВЕРОЯТНУЮ мешанину, претендуя при этом на подведение итогов её первого десятилетия? Или они и в самом деле так печальны, эти итоги?

Как бы то ни было, давайте все же исходить из фактов.

Продолжение следует.