Все записи
05:37  /  11.10.10

570просмотров

Три утопии. Часть вторая

+T -
Поделиться:

                                                                                                         

 

     Повторю вопрос, которым закончил первую часть этого блога: где и как искать сегодняшней оппозиции союзников – достаточно сильных в технологическом и медийном смысле – чтобы преодолеть «черту оседлости», в которой она оказалась в путинской России? Иначе говоря, способных сделать для нее то же самое, что сделала для диссидентского движения в конце 1980-х перестроечная команда в Кремле?

    Проблема в том, что содержится здесь не один, а по меньшей мере два очень разных вопроса (на самом деле их, как мы скоро увидим, много больше). Разумнее поэтому отвечать на них по порядку.

    Короткий ответ на первый вопрос («где») очевиден: там, где есть воздух, без которого не может дышать никакая оппозиция власти, -- гласность. А это значит в Европе. Разве не выглядела бы совсем иначе ситуация, если блестящие порою аргументы оппозиции против адвокатов  «оттоманского» режима не умирали бесплодно в недрах очерченного для нее  медийного «гетто», а пестрели ими заголовки всех европейских газет? Или, еще лучше, если они обсуждались бы на всех европейских talkshows? Если бы, короче, воссоздан был публичный перестроечный ДИАЛОГ конца 1980-х  (вместо казенного монолога власти) – только в континентальных масштабах?

    А он непременно, не сомневайтесь, был бы в этом случае воссоздан, даром что все это происходило бы не дома, а в Европе. Ничего из этого диалога ни на минуту не осталось бы секретом для публики в России. И антенны международные размножились бы во мгновение ока, и интернет, не ведающий границ, и слухи, слухи! позаботились бы обо всем остальном. И ни один софизм привыкших к безнаказанности косноязычных адвокатов режима больше не остался бы безнаказанным, как не оставался он во времена перестройки.

    Легкомысленная гипотеза, фантазия – скажут читатели. И будут правы, если подойти к делу со стандартной, принятой в сегодняшней оппозиции точки зрения. Так, например, как сделал в интервью LeMonde 8 октября М. Касьянов, призвав «европейцев оказать давление на Москву в вопросе соблюдения демократических норм... Если право на свободные выборы не соблюдается, надо исключить Россию из Совета Европы».

    Пустяки ведь, согласитесь, сотрясение воздуха. Очевидно же, что никто в Европе Касьянова не только не послушает, но и просто не услышит. У европейцев своих забот полон рот и «соблюдение демократических норм в России», боюсь, последняя из них. Короче, позиция очень неудачная,  лишенная как элементарного знания истории – и психологии, -- так и политического воображения.

                                              *      *      *

     Но что если попробовать подойти к делу с другой позиции? И ответить на вопрос  «а им-то, европейцам, зачем это нужно?», например, так: затем, что деградация России ничуть не менее опасна для них, нежели для самой России? Злобин так описал их нынешнее к ней отношение: «Главная для них проблема России – это совершеная невозможность понять, что она выкинет в следующий момент, поэтому, как им кажется, лучше всего держаться от нее подальше...»

     Правильно описал. Но это отношение сегодняшнее, проистекающее из того, что европейцы просто забыли, что такое «больной человек Европы». Нет, не могли они «держаться подальше» от деградировавшей Оттоманской империи. ОНА БЫЛА ПОСТОЯННО ДЕЙСТВУЮШИМ ОЧАГОМ НЕСТАБИЛЬНОСТИ, насмерть перессорившим между собою все ведущие державы континента (я очень подробно это описал во втором томе трилогии «Россия и Европа. 1462-1921»). И избавиться от этой гниющей державы без мировой войны  оказалось невозможно.

    Тем более не получится «держаться подальше» от деградировавшей России, если и впрямь позволить ей вырождаться до точки невозврата. Хотя бы потому, что у Оттоманской империи не было, в отличие от нее, самого большого в мире запаса тактического ядерного оружия. И права вето в Совете безопасности ООН тоже не было. И от оттоманского газа Европа не зависела. Одним словом, не допустить окончательной деградации России и впрямь столько же в интересах европейского обшества, сколь и российского.

    Такой  подход прямо, мне кажется, вытекает из аргументов Злобина, которые я всего лишь позволил себе довести, скажем так, до логического конца в первой части блога «Три утопии».

     Другое дело, кто напомнит европейцам эту старую историю? И кто в Европе не увяз в текущей политике и способен поэтому понять нарастающую с каждым годом опасность возникновения на ее границах еще одного «больного человека»? И, главное, чей голос они услышат?

                                               *       *      *

    Отвечая на этот последний – решающий – вопрос, обращу, как ни странно это для постороннего, внимание оппозиции на ее собственный кадровый состав. В нем, между прочим, числятся и бывший премьер правительства РФ, и бывший заместитель премьера, и бывший заместитель спикера Думы, и бывший Советник президента, и бывший заместитель Председателя Центробанка, не говоря уже о бывших министрах и их заместителях. Короче говоря, не крикливая шантрапа, как рисуют оппозицию адвокаты «оттоманского» режима, но совсем даже наоборот, очень солидные и бесспорно компетентные люди, в диагнозе которых трудно усомниться.

    Конечно, присоединись к ним и бывший президент СССР, авторитет которого в Европе огромен, достоверность их диагноза еще труднее было бы подвергнуть сомнению. Но и без Горбачева  речь все-таки идет о мощной группе первоклассных экспертов, компетентность которых настолько же выше подозрений, как верность жены Цезаря.

    И весь этот бесценный кадровый капитал напрочь отрезан сегодня от жизни страны, наглухо замкнут в «черте оседлости», третируется скорее как сборище изгоев, нежели как экперты. Так вот, могут все эти люди договориться между собою по одному единственному вопросу о том, что утопические видения нынешних правителей России действительно ведут ее по пути  необратимой деградации (в моих терминах к превращению в «больного человека Европы»)? Если могут,.то почему бы им не предупредить об этом Европу? Не обратиться, допустим, с оовместным Предостережением к Европейскому парламенту?

   Согласитесь, что такое Предостережение самых компетентных экспертов РФ нельзя было бы просто пропустить мимо ушей, как очередную жалобу на «несоблюдение демократических норм» в стране, где такое «несоблюдение» давно   стало нормой. Это был бы сигнал тревоги. Возможно, самый серьезный сигнал со времен окончания «холодной войны». На такой сигнал министрам европейских правительств и чиноникам ЕС пришлось бы отвечать перед своими парламентами.

    А если бы авторы Предостережения живо напомнили европейским парламентариям мучительный опыт континента с его предыдущим «больным

человеком» (пусть даже понадобилось бы им для этого перебороть естественную в наше суетное время неприязнь к толстым томам и просмотреть хотя бы соответствующие главы трилогии), их обращение обрело бы еще более серьезный вес в глазах многих европейцев.

    И прежде всего в глазах влиятельной европейской интеллигенции, людей, сумевших не так уж и давно мобилизовать международное общественное мнение на гигантские – и успешные– кампании, например, «Спасти Дарфур» или за отмену апартеида в еще более далекой ЮАР. А тут речь все-таки об угрозе самой Европе, об угрозе, засвидетельствованной независимыми специалистами, знающими реальную ситуацию в России несопоставимо лучше иностранных наблюдателей.

     Так или иначе, поставили бы наши оппозиционные эксперты Европу перед поистине судьбоносным выбором: она может по-прежнему  беспомощно наблюдать за нарастающей деградацией России, стараясь, как сейчас, «держаться подальше» от непредсказуемого соседа, но может и реально помочь своим российским союзникам предотвратить его превращение в « больного человека Европы». Для начала включившись в спор между оппозицией и «оттоманским» режимом в Москве и  развязав тот самый публичный перестроечный ДИАЛОГ между оппозицией и адвокатами режима, с которого и начал я этот пост. И превратив его тем самым  в спор между режимом и Европой

     Есть основания  надеяться, что и на этот раз европейская интеллигенция сделает правильный выбор. Слишком многое в конце концов на кону. Моральная правота, помноженная на страх за будущее собственных детей, обретает порою недолимую силу

                                          *        *        *.

    Но и в этом случае, если гласность конца 80-х, пусть окольным путем, действительно вернется в Россию, проблему она не решит, деградацию страны не остановит. Напротив, именно тогда, в ситуации свободного соревнования политических программ, и настанет для оппозиции самое трудное.

     Сможет она предложить стране реалистическую программу преодоления деградации, которой будет ждать от нее Европа? Сможет ли разбудить для борьбы за эту программу, по крайней мере, меньшинство  в стране, «русских европейцев»,  т.е. затосковавшую, невостребованную режимом интеллигенцию и молодежь? Сможет ли преодолеть яростное сопротивление «ретроградной партии», как называли в XIX веке защитников «особого пути» России, стоявших насмерть сначала против отмены крепостного права, а потом против отмены самодержавия?

    А ведь они, ретрограды, и сейчас станут стеной за режим «суверенной демократии». И не сомневайтесь, объявят авторов Предостережения предателями. Точно так же, как объявляли их предшественники предателями «особого пути» сторонников отмены крепостного права и самодержавия.

     Короче, станет это для оппозиции временем испытания на прочность., И выдержать она его  сможет лишь в случае: если все разрозненные сейчас либеральные партии и движения объединятся вокруг инициативного ядра, хоть тех же авторов Предостережения, в Европейскую партию России (ЕПР), поставившую во главе угла одну единственную задачу – повернуть деградацию страны вспять. А этого, как свидетельствует опыт всех без исключения бывших сателлитов СССР, добиться можно опять-таки лишь одним единственным способом, -- «слившись», по выражению Чаадаева, с Европой.

     Вернув, другими словами, России утраченную за десятилетие «суверенной демократии» историческую цель, без которой страна, как убедились мы на собственном опыте, неминуемо деградирует.

    Об опасности исторического одиночества для России предупреждал, как мы помним, еще тот же Чаадаев. Но сам факт, что за прошедшие с тех пор семь поколений, так и не удалось стране вырваться из ловушки «особого пути», свидетельствует, как нелегко это. как непросто. Ничего подобного нет ведь в XXI веке ни у одной другой европейской страны. Даже у бывших сверхдержав нету – ни у Англии, ни у Франции, ни у Германии. Только у нацистов да у Оттоманской Турции и было. Но где они сейчас?

    Конечно, если старый Маркс был прав и великая цель действительно рождает великую энергию, то у ЕПР может быть и есть шанс завоевать в условиях гласности большинство и побить на президентских выборах кандидата партии «особого пути». Если не в 2012, то в 2018. Чего я не знаю, это сумеет ли она воспользоваться этим шансом. Не знаю даже будет ли она создана. Не исключено ведь, что российские либеральные лидеры увязли в текущей политике еще глубже, чем европейские чиновники.

   Боюсь только, что если не будет она создана или не справится со своей задачей, не много у России шансов избежать судьбы Оттоманской  Турции.