Все записи
16:18  /  22.12.10

3887просмотров

Александр Янов:
Россия — родина свободы

Проект «Оппозиция»-4. Лучше зажечь свечу, чем проклинать тьму

+T -
Поделиться:

Проект «Оппозиция»-4. Лучше зажечь свечу, чем проклинать тьму

Британский журнал The Economist так начинает раздел о России в своем футурологическом обзоре «Мир в 2011-м»: «Годовщины могут многое сказать о стране, прошлое которой почти так же непредсказуемо, как ее будущее». Увы, эта жестокая присказка стала в последние годы модной. Я понимаю, что на фоне какого-нибудь погрома на Манежной эта мода может показаться неважной. Но мне почему-то хочется заткнуть уши, когда я это слышу. Ну представьте человека, себя, потерявшим память. Долго проживете вы с этим на свете?

Не одному ведь цеху историков России это приговор, но и всей интеллектуальной элите страны. Не справились, не утвердили в общественном сознании честное, убедительное — и для мира, и для отечества — представление о своем прошлом. Похоже, и впрямь обеспамятили мы страну.

Но если прислушаться к автору мудрого изречения, вынесенного в заголовок этого эссе, свет в конце тоннеля есть. Только никогда не увидите вы его, говорит нам автор, если будете лишь проклинать тьму прошлого. Тьма ослепляет. Рассеется она лишь в одном случае: найдите в прошлом «свечу», способную осветить вам путь в будущее. Я искал ее много лет. И вот пытаюсь рассказать о ней тем, кому трудно жить без «свечи».

*    *    *

Нашел я ее, вы уже знаете, в русской либеральной оппозиции. Зажглась «свеча», как мы видели, в момент возникновения русской государственности. Очень неудачный это был момент, совпал со «вторым изданием крепостного права». И в Москве были могущественные силы, заинтересованные в том, чтобы его использовать для закрепощения страны, для «долгого рабства», говоря словами Герцена. Были помещики, офицерский корпус новой армии, которым земля с крестьянами давалась лишь на срок службы. Была всесильная, как повсюду тогда в Европе, церковная иерархия, которой принадлежало больше трети всех земель в стране. Если бы только крестьяне от них не уходили!

Удайся этой иерархии создать военно-церковный политический блок, крепостники были бы непобедимы. Но ведь та же опасность угрожала тогда всей Северной Европе. И тамошние нестяжатели — вместе с государством — зажгли «свечу» Сопротивления. То же самое сделали и русские. И тоже вместе с государством. Ибо церковь была в ту пору несопоставимо богаче и сильнее государства. Разница была лишь в том, что североевропейская оппозиция довела свою борьбу до конца, не дала поработить страну, а московская не смогла.

Вот как в решающий момент разрушила военно-церковный блок оппозиция в Северной Европе: монастырские земли были конфискованы и розданы помещикам, насмерть поссорив их с церковниками. Могло ли то же самое произойти в России? Могло бы, я думаю, когда б оппозиция в решающий момент не раскололась.

Этот первый и без преувеличения эпохальный раскол русской оппозиции заслуживает, однако, отдельного разговора. Пока что скажу лишь, что все описанные здесь события (в 1527 году началась конфискация монастырских земель в Швеции, десятилетие спустя волна секуляризации прокатилась практически по всей Северной Европе: в 1536-м началась она в Дании, в Норвегии, в Шотландии и в Англии, в 1539-м в Исландии) произошли все-таки через два поколения после того, как в Москве был введен Юрьев день.

Да, как ни удивительно может это показаться сегодня, «свеча» зажглась в Москве раньше, чем в Европе, и Москва шла тогда непроторенными тропами. Но шла в правильном направлении: «свеча» горела. И следующие после «крестьянской конституции» политические победы оппозиции — созыв в 1549-м Земского собора и статья 98 Судебника 1550-го, запрещавшая царю единолично принимать новые законы, — были столь же значительны, как Юрьев день.

Более того, еще за десятилетия до того, как Густав Ваза, король Швеции, открыл в Северной Европе, так сказать, сезон секуляризации, Москва была буквально на шаг от того, чтобы и здесь опередить Европу. Это ответственное заявление, придется цитировать летопись.

Происходило дело в 1503 году на самом, быть может, драматическом в истории русского православия церковном соборе, когда неожиданно появился на нем Иван III и заявил оторопевшей иерархии, говоря словами документа, что «восхоте князь великой у митрополита и у всех владык, и у всех монастырей села поимати и вся к своим соединити». И на этом дело не закончилось. Вслед за государем выступили его сыновья, за ними великие дьяки, руководители московских приказов, за ними, наконец, — и в этом, конечно, была суть всего сценария — нестяжатели во главе с лидером второго их поколения, знаменитым старцем Нилом Сорским. И речи были все жаркие, нещадно обличавшие церковное «любостяжание» как грех и неправедное, недостойное духовного пастыря народа. «Свеча» горела.

Но что были для иерархии все эти моральные ламентации по сравнению с несметными ее земными богатствами? Увы, ничем, кроме моральных обличений, не могло еще тогда помочь государству второе поколение нестяжателей. Удивительно ли, что отбилась в тот раз иерархия от этого первого штурма? Историческими, между прочим, аргументами отбилась: «старина» была в ту пору верховным законом жизни, против которого не посмел пойти и сам государь.

Но «свеча» горела. Не пройдет и десятилетия, как явится на политической арене новое, третье поколение молодой русской интеллигенции, выдвинутся новые лидеры, «мудрейший из мудрых» Максим Грек и блистательный полемист Вассиан Патрикеев, против исторических контраргументов которого не мог устоять и сам Иосиф Волоцкий.

Читатель может удивиться: что это я все об аргументах? Дело, однако, в том, что самодержавия, диктатуры еще в тогдашней Москве не было, а был обыкновенный европейский абсолютизм, то есть власть, постоянно декларировавшая свое всемогущество, но на деле вынужденная терпеть всевозможные ограничения, например, неприкосновенность частной собственности (в трилогии об этом очень подробно). И решали тогда все именно аргументы.

*    *   *

После смерти в 1505-м ненавистного Ивана III, которого Иосиф еще при его жизни заклеймил, как ни больше ни меньше «неправедного властителя, слугу диавола и тирана», иерархия круто сменила фронт. Наследника вознесли до небес, объявили  «единым во всей поднебесной христианским царем», «наместником Бога на земле» и «главою всего». Тогда же появляется и сказка о Москве как о Третьем Риме. Началось, одним словом, строительство грандиозного долгоиграющего мифа.

Почему с воцарением Василия III сменила фронт иерархия и какие долгосрочные цели она перед собой ставила в условиях, когда северные соседи Москвы были уже на шаг от церковной Реформации, мы обсудим в следующем эссе. Пока что скажу лишь, что ближайшую свою задачу этот ее маневр выполнил: Василий выдал ей на расправу главных ее врагов, две самые блестящие фигуры тогдашнего московского интеллектуального мира. В 1525 году был осужден и сослан Максим Грек, в 1531-м — Вассиан Патрикеев.

«Свеча» зачадила. Но не погасла. Впереди еще было четвертое поколение нестяжателей, вырастут новые лидеры и достанется еще от них иерархии. И кто знает, не состоялся ли бы в 1550-е второй, решающий штурм церковной твердыни, когда б не великий раскол оппозиции. Но все это впереди...

Проект «Оппозиция»: Часть 1|Часть 2|Часть 3|Часть 5|Часть 6|Часть 7|Часть 8|Часть 9|

Комментировать Всего 48 комментариев

Александр Львович, Вы - Прометей :)

С Вашим приближением становится светлее!

Свеча горела на столе .....

Блестящее эссе. Ждем продолжения.

Нестяжатели!  Какой замечательный термин!

Эту реплику поддерживают: Федор Гнучев

Спасибо, Феликс Юльевич, дальше браузер не пускает, увы!
А куда он Вас не пускает, Александр? Или окуда?
Не пускал в текст, Феликс Юльевич,

перепробовал все  советы, последним был совет Федора: перейти на третий уже браузер (Firefox). Помогает на один день. Но вот пользуюсь передышкой и отвечаю. Нет, с Гариком я знаком не был и о судьбе его ничего, к сожалению, не знаю. Зато я нашел Вас!

Кстати, очень близким моим друзьям позарез нужен КЛАССНЫЙ психиатр в Нью Йорке, а у кого спросить они не знают, Нет ли у Вас случайно подходящего коллеги в наших местах?

Двух "Отношенческих психоаналитиков" (Relational psychoanalysis), из всех, которых я слышал на конференциях, я бы мог рекомендовать.

Я с ними разговаривал, но не думаю, что они меня помнят.

Lewis Aron - он практикует в Нью Йорке, или окрестностях.

Jody Davies - по моему - тоже.

И тот, и другая, вроде, знают своё дело.

Психиатров же пруд пруди, но я ни одного не могу рекомендовать

Спасибо.

Вы, наверно, знали Гарика Суперфина? Где он? Жив ли? Последний раз видел его в 84-м, в Мюнхене. Если знали - поговорим.

Еще раз - спасибо. Трезвые, интересные мысли.

Гарик Суперфин

Он по-прежнему связан с Институтом Восточной Европы в Бремене. Последний раз контакт с ним был пол-года назад 

Александр, а мне вот кажется, что неевропейский путь России начался существенно раньше самодержавных реформ Ивана Грозного, а именно когда Русь выбрала православие вместо католицизма. А вместе с православием и тяжёлую византийскую наследственность. Даже без Ивана Грозного она была бы белой вороной в европейском Christendom.

Ну, подумайте, Юрий, в таком случае и протестанты оказались бы белой вороной в Christendom.

К тому времени как протестантизм распространился по Европе средние века закончились и Christendom вместе с ними. Его нишу заняла сложившаяся к тому времени общеевропейская культурная традиция в которой религия больше не играла решающей роли. Поэтому несмотря на все последовавшие за реформой войны Европа осталась Европой. Россия изначально не вписалась в Европейскую традицию из-за орды, из-за географии, и из-за византийской наследственности.

У Вас три, как это вижу, ошибки, Юрий,

1) Раскол в Христианском доме, а с ним и Средние века, завершился лишь в 1648 году  с окончанием Тридцатилетней войны.

2) Протестантизм принес с собою куда более глубокий раскол (отмену иерархии), нежели процедурный, по сути, спор с православием.

3) Московское нестяжательство XV- XVI веков было, в сущности, подготовкой православной Реформации, предпротестантизмом. И только его подавление привело к пропасти между восточным и западным христианством.

Короче, православная иерархия защищала себя успешнее, чем католическая. И Орда вместе географией и византийской наследственностью имеют к этому лишь очень косвенное отношение.

Что считать окончанием Средних веков не суть важно. Важно, что к началу XVI века в Европе сложилась общее культурное и экономическое пространство. И религиозный раскол, глубокий или поверхностный был уже некритичен для сохранения этого пространства. В экономическое пространство Россия ещё каким-то боком вписывалась, а в культурное - нет. Вообще, суть не в отличии католицизма от протестантизма и католицизма от православия а в культурном наследии Византии и Рима, которое эти религии притащили за собой, соответственно в Россию и в Европу.

Могу лишь повторить, Юрий,

что Вы недооцениваете глубину угрозы, которую предсталяла для общего культурного пространства Европы Реформация. Она могла его разрушить дотла и в этом смысле далеко превосходила опасность, исходившую от уже не существующей Византии и ее наследников. Православная Реформация, если бы она удалась, могла бы восстановить религиозную общность Северной Европы, уже сплошь в XVI веке реформированной. Все одинаково были бы в этом случае против католицизма. Действительная проблема поэтому была не в византийском наследстве, а в том, что православная иерархия из корыстных побуждений выбрала католическую модель -- и пропасть разверзлась.

православная иерархия из корыстных побуждений выбрала католическую модель

Волосы дыбом встают от Ваших писаний.

Примерно как объяснять творчество писателя его социальным происхождением (по Марксу) или детскими ощущениями в анальном проходе (по Фрейду). 

Не трогали бы Вы то, что даже отдалённо не понимате? Сделайте милость. 

Пишите, о чём знаете из личного опыта. 

Какой-то вульгарный марксофрейдизм. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Тимофеев

Спасибо, Владимир Владимирович, как только браузер пустит меня в текст, я предложу Вам написать рецензию на мою трилогию, где
о католическом выборе иосифлянской иерархии XVI века очень-очень подробно.

Александр Янов Комментарий удален

Мне тоже кажется, что культурное пространство Европы сложилось до реформации, а все последующее было уже внутренними разборками ...

А не переоценивается ли отличие России от Европы ? Конечно, Россия государственное образование уникальное, но общем изоляция кончилась еще при Петре, игроком в Европейской политике Россия стала наверно еще раньше... Не говоря уже про девятнадцатый век ... Неучастие в культурном пространстве ... Трудно историческую Россию - в силу ее размера - воспринимать как единое культурное пространство, что наверно было еще более верно до изобретения телефона и паровоза ... Петербург, Москва  и западные прибалтийские территории  таки были частью европейского культурного пространства - до советской власти ...

Это наверно плод советской власти скорее, которая отрубила все каналы, а вот  до 17 года он по французки в совершенстве мог изъясняться и писал , легко МАЗУРКУ ( и вальс наверно тоже ) танцевал ...  ...

Увы, Иосиф, браузер опять не пускает меня в текст. А в одном заголовке разве ответишь?
Да, похоже что Ваш браузер окончательно продался большевикам ...
Разговор у нас, Иосиф, о Московском государстве XV- XVI века, которое было не намного больше Швеции.

Да, я похоже действительно растекся мыслью по древу времени.

Меня все-таки интригует, как победа нестяжателей могла бы способствовать включению России в культурное поле Европы. Мне почему-то кажется, что они были еще большими изоляционистами, чем церковные иерархи. Или я что-то путаю ?

Буду ждать Ваших следующих эссе.

Эту реплику поддерживают: Юрий Петров

Иосиф, он были не столько изоляционистами, сколько просто не хотели путать теплое с мягким. Свои религиозные переживания с административно-хозяйственной частью. И многие сбегали в еще не заселенные места, основывая пустыни и пустоши. Вслед за ними набегали крестьяне, быстренько отстраивавшие вокруг их уединенных скитов деревеньки. Под деревеньки крестьяне сводили леса, засевали поля - и заодно отстраивали в скитах церкви, строили укрепления, разрушая тишину скитской жизни. Из Троице-Сергиевой Лавры вышло очень много иноков, которые стали "девелопперами по неволе".

Это распространение народа по земле вслед за монахами хорошо показано у Ключевского. Так же как и роль церкви в приведении в чувство бушующих толп - особенно наглядно в главе про Новгород. Основной способ усмирения толпы - заставить каждого осознать свою личную ответственность. Рискуя быть раздавленными в бойне на мосту, выходили священники и вставали между распаленными толпами новгородцев.

Несколько сбивает с толку  выражение "победа нестяжателей". Нестяжатели ни за какую победу и не желали бороться. Это был придуманный Иваном III способ ненасильственно изьять у церкви треть (!) всей земли в стране, которая была необходима как фонд заработной платы армии. Изьять можно было либо силой, либо убеждением, что это соответствует старине и церковной традиции.

Отлучение от церкви, закрытие храмов и прочие DDOS атаки применялись и в Европе, как мощнейшее средство борьбы с феодалами и королями при попытках покуситься на собственность церкви. В Европе секуляризация - с основной целью изьятия монастырских земель для армии - была иделогически обоснована Реформацией. В России вместо Реформации внутреннюю церковную оппозицию создал Иван III. Прямо идти против церкви для Ивана III было нереально. Приверженность нравственным традициям, понятных и поддерживаемых всем населением страны, тщательное обоснование всех своих действий "стариной" - т.е. имевшей силу закона традицией, было основой его политики. Жесткие формы протестантизма и кальвинизма были бы безжалостно отторгнуты народом - поэтому оппозиция была выращена внутри православной церкви с целью сохранения, а не переделки православия - и были выбраны очень почитаемые монахи.  Иван III был очень прагматичным и последовательным в своих действиях.

"Победа нестяжателей" -  на самом деле была бы победой политики Ивана III. А хозяйственно-неспособных нестяжателей, после получения монастырской земли, быстро бы освободили от тягот общественной политики - отпустили бы дальше осваивать пограничье. Нет пожертвований - нет службы,  такой катастрофы для государства допустить было нельзя. Не оставили бы хозяйственные Даниловичи нестяжателей управлять церковным хозяйством.

Поражение нестяжателей (точнее, политики московских князей) в аппаратной борьбе привело к чудовищному поражению всей церкви при Иване IV  - и физическому уничтожению многих иерархов, и прямому разграблению имущества. Землю и привилегии церковь потеряла - но уже насильственным путем, а полученные ресурсы были просто растрачены. Растерзали и душу, и тело страны.

И опять же - речь идет не о "включении в культурное поле Европы". При Иване IV приключилось именно выключение, точнее - вырезание целой страны из Европы. И произошло это потому, что создался противоестественный блок "церковно-хозяйственной иерархии" с помещиками (основа армии - поместное дворянство) за счет уничтожения аристократии - земли аристократии (бояр) были распределены помещикам. И создание этого противоестественного блока привело к столь же исторически противоестественному закрепощению крестьян, с резким ухудшением экономической эффективности сельского хозяйства и эффективности экономики всей страны. В Европе помещикам досталась земля монастырей, даже там где устояло католичество, произошло мягкое перерапределение земли за счет монастырей, а не аристократии.

В одном отдельно взятом государстве, в России, произошел "перегиб" - от монархии с разнообразными мощными ограничениями власти государя к самодержавию с ничем не ограниченным произволом самодержца. И изоляционизм возник, как ответ на  необычайное падение силы государства, страх перед изменениями, которые принесла Реформация, как преграда мощному потоку эмиграции из России. До этого "перегиба" эмиграция шла в Россию, которая тогда напористо-лицемерно упирала на права человека, когда от московских князей требовали выдачи знатных эмигрантов.

Кстати, не только церковная иерархия выбрала католический путь борьбы за землю - Иван IV тоже воспользовался западными технологиями при создании опричнины. Опричнина подозрительно напоминает рыцарские ордена, также интернациональна по составу - только создана была с целью установления неограниченной самодержавной власти. По сути - захвату страны с устойчивой конституционно ограниченной  монархией в свою частную собственность :-) . И прямо как у Шиллера - "Мавр сделал свое дело, мавр может уходить" - опричнина была уничтожена по достижении цели ее создания.

А трилогию очень интересно читать и сразу же сравнивать с "Историей России" В.О. Ключевского - видно, что в трилогии очень точно и последовательно продолжаются идеи Ключевского, но делается шаг дальше - со знанием истории следующего столетия.

Боюсь, Федор, Вы все-таки недооцениваете политический потенциал оппозиции, А Земский собор?

А статья 98 Судебника?

Александр Львович, я просто хотел показать, что связь между поражением нестяжателей и последующим изоляционизмом не зависела от воззрений нестяжателей на международные отношения. По моему, им было совсем не до дипломатии  - лишь бы в скит обратно отпустили (и желательно без сопровождающего мира - поселенцев, с их строительной суетой и дитями)

Разница между Нилом Сорским и Артемием была огромная!

Но ведь в исходной партии Ивана III способности нестяжателей к общественной жизни поддерживались только железной волей самого Ивана III. Они же не по своей воле покинули свои скиты и переместились в многолюдные монастыри, да еще со множеством административных обязанностей.

А возможность продавить свое решение у Ивана III  была, ну не получилось по состоянию здоровья. Но ведь технически же это можно было сделать - заменить еще пять иерархов на соборе и получить большинство. Достаточно, возможно, было бы год продержаться - и получилось бы голосование за ненасильственную передачу земли князю.

Александр Львович, а зачем это ограничение -  что такое понимание истории России должно быть привязано к оппозиции?Если имеющийся "Правящий Стереотип" с "Третьим Римом" дает такой устойчиво негодный результат - почему бы его не заменить на более жизненный?

Но кто, кроме оппозиции, Федор, мог бы его изменить?

Правящий Стереотип - Правящая Партия. Например, в целях самосохранения. Воздействие Правящего Стереотипа на нее всегда было, мягко говоря, не благоприятным.

Но ведь в имеющийся стереотип верят все - и оппозиция, и правящая партия! Значит, его действие не избирательно, следовательно, не существенно, кто заменит "мертвую воду на живую"

Не понял.

А мой комментарий к "Накопилось" все-таки посмотрите. Это важно.

Если имеющийся Правящий Стереотип (мертвая вода) используется всеми и для всех негоден в равной мере, то есть ли разница, кто его заменит более выгодным пониманием истории России (живой водой)? Ведь новая концепция однозначно выгоднее устаревшего чертополоха мифов существующего Правящего стереотипа с иллюзией сверхсамодержавности.

Я говорил о "правящем стереотипе" ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ. Победа оппозиции в России могла бы помочь

Но ведь он стал проблемой не только в историографии  - он же вьелся в обшее сознание и восприятие.

Сергей Терехов Комментарий удален

И выгода смены стереотипа для правящей партии многократно превосходит выгоды для оппозиции -  мгновенно легализуются стариной все новоприбретения "служилой аристократии". Навсегда! Уже этого достаточно, чтобы вцепиться в новую концепцию.

У меня все началось сначала. Прокомментируйте лучше мою полемику с Кантором.

Владимир Генин Комментарий удален