Все записи
12:31  /  11.05.11

3651просмотр

ВОПРОС ВОПРОСОВ

Проект «Оппозиция» — 18

+T -
Поделиться:

   Это не могло не случиться. Раньше или позже ничего не подозревающие читатели сайта должны были догадаться, что, следуя за мною по ухабам российской истории, они неминуемо попадут в ситуацию, что зовется в просторечии «меж двух огней». Окажутся, иначе говоря, уязвимы для атаки с обоих флангов. Как со стороны чемпионов неевропейского происхождения России, так и тех, кто полагает, что отделяют Россию от Европы лишь «субъективные заблуждения» и «корыстные интересы определенных социальных групп». Полагают, забывая о «традиции долгого рабства», которая, вспомним грозное предостережение Герцена, может и победить.

    Во всяком случае, если Рубикон не легенда, то в «Драме русской аристократии» мы его перешли. Да, независимая от абсолютной вроде бы власти страта, аристократия, оказалась и впрямь в России неистребима – совсем как в Европе. Но драма-то в том, что ее время от времени УНИЧТОЖАЛИ, обращая во вполне янычарскую служебную элиту, как в какой-нибудь, прости Господи, Оттоманской империи. Тут уже не политические были игры, тут пахло «полной гибелью всерьез». И не раз. Тут веяло трагедией (тем более, что в 1917 страте этой вновь предстояло уничтожение).

    Дореволюционная русская историография, crème de la crème тогдашнего интеллектуального сообщества, полагало Россию, совсем как сегодня ИНСОР, лишь запоздалой Европой. Полагала, конечно, лишь до 1917-го, когда неожиданно разродилась Россия вовсе не Европой, а коммунистическим монстром, вознамерившимся осуществить безумную рекомендацию Константина Леонтьева «совершенно сорваться с европейских рельсов и, выбрав совсем новый путь, стать во главе умственной и социальной жизни человечества».

    Претензия была, как выяснилось, пустая, хотя будоражила мир на протяжении трех поколений и принесла ему, и в особенности России, неисчислимые, возможно, невосполнимые потери. О потерях этих  написаны тома. Но главная из них, та, без которой не может существовать ни один уважающий себя народ, как-то ускользнула от обсуждения. Я говорю о потере НАЦИОНАЛЬНОЙ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ.

    Между тем именно это вопрос вопросов, без ответа на который мы ни на шаг не продвинемся в решении каких бы ни было других проблем, сколь бы животрепещущими они не казались.

     Коротко, дело в том, что Россия больше не знает, как она хочет жить и чем быть. Империей или, как большинство сопоставимых с ней по величине государств, США, Канада, Индия, Австралия, федерацией? Или вообще национальным государством? Европой или Евразией? Республикой или монархией, за которую отчаянно хлопочет Станислав Белковский, ссылаясь на поддерживающие его позицию социологические опросы? Жить по формуле «Человек на службе у державы» (той самой, кстати, формуле, которую на наших глазах отвергла в предыдущем эссе русская элита)? Или напротив, как все нормальные люди в XXI веке, так: «Не человек для державы, а государство для человека»? Ни в чем не уверена больше Россия. Больна.

    Ситуация на самом деле еще хуже, чем в феврале 1730 года, когда 13 проектов конкурировали, как мы помним, за то, какой быть послепетровской перестройке. Тогда никто, по крайней мере, не сомневался, что место России     в Европе и спор шел лишь между сторонниками английской, шведской или польской монархий и республики «по всей форме».

    Сегодня же серьезные люди, от академиков до философствующих художников, уверяют нас, что Россия вообще не принадлежит к Европе. А культурологи, претендующие на статус теневой элиты сегодняшнего интеллектуального сообщества (теневой потому, что реальная элита -- экономисты), и вовсе придумали себе «русскую цивилизацию». Придумали несмотря даже на то, что у классиков мировой культурологии -- от Шпенглера и Тойнби до Хантингона и Багби – и речи не было ни о какой «русской цивилизации». Зато наши доморощенные «цивилизионщики»  могут приписывать России все, что их душе заблагорассудится. 

    Между тем никто, кроме интеллектуального сообщества страны, не может ее диагностировать (идентифицировать, то есть, ее болезнь). Ошибка в диагнозе может, как мы знаем, в лучшем случае не остановить течение болезни, а в худшем – убить пациента. 

    Но что происходит со страной, если само это ученое сообщество в разброде и в запустении? Боюсь, то самое, что видим мы в сегодняшней России...

*    *    *

    Именно это обстоятельство и навело меня на мысль, что начинается выздоровление страны с новой ее самоидентификации. И именно поэтому решился я предложить принципиально отличный как от дореволюционной историографии, так и от постсоветской культурологии диагноз отечественной болезни: «испорченная Европа». Решился, сознавая, что ставлю себя – и следующих за мной читателей – в ситуацию меж двух огней, что мы рискуем остаться одни в море оскорбленного такой «ересью» ученого сообщества. Да и вообще массы не желающих сознавать себя «испорченными».

     Тут все зависит от того, способны ли мы еще посмотреть правде в глаза. А правда все-таки в том, что первый диагноз («запоздалая Европа») обанкротился дважды – в 1917 и снова в 2000-е. А против второго («неЕвропа») буквально вопиет вся история русской государственности. Даже тот начальный ее отрезок, с которым успели мы на сайте познакомиться, -- начиная от борьбы нестяжателей против закрепощения страны в XV веке и Великой реформы 1550-х и кончая антисамодержавным бунтом послепетровского шляхетства и возрождением аристократии в XVIII.

    Почему в таком случае «испорченная», спросите? Да потому, что все усилия «молодых реформаторов» 1550-х закончились зверской опричниной Ивана Грозного; антисамодержавный бунт февраля 1730-го – мрачной «бироновщиной»; сравнительно либеральное царствование Екатерины  –  жесточайшей диктатурой Павла, «сим царством ужаса», по словам Н.М. Карамзина;  Серебряный век – «военным коммунизмом», либеральный хаос ельцинского десятилетия  -- суверенной демократией  2000-х. 

    Короче говоря, каждая попытка европейских сил страны «присоединиться к человечеству», говоря языком Чаадаева, сменялась усугублением «порчи». Другое дело, что после каждого такого усугубления неминуемо наступала новая попытка «присоединения к человечеству» (оттого и Европа). Увы, лишь для того, чтобы в свою очередь сменится новой «порчей» (оттого и «испорченная»). 

    Потому-то и кажется мне, что покуда не отречемся мы от обеих не оправдавших себя в истории самоидентификаций, покуда не осознаем, что живем внутри маятника, меж двух взаимоисключающих традиций (подробно об их происхождении в трилогии), меж двух, если хотите, огней, никогда не избавится Россия от этой свистопляски.

*    *    *

    Так не честнее ли и впрямь посмотреть правде в глаза, признать, что «порча» у нас внутри, что она глубока и опасна, идентифицировать ее и, подобно нашим предшественникам в первой половине XIX века, единодушно сосредоточиться на ее изживании? Я уже писал, что только борьба за гарантии от произвола власти, воплощающем сегодня «порчу», могла бы собрать максимальное число сторонников. Эта борьба может иметь или не иметь немедленные политические последствия. Но все-таки от произвола страдают все. 

    Нет слов, очень также помогло бы такой борьбе, найдись сегодня лидер, пусть символический, но безоговорочно авторитетный, вокруг имени которого могли бы сплотиться все без исключения европейские (и даже нейтральные) силы страны. Например, МБХ, согласись он, конечно, с таким диагнозом. И даже заточение не было бы тому помехой.

     Легко себе представить, как  яростно сопротивлялись бы этому ретрограды. Но их позиции были бы слабы, как никогда: сколько бы ни старались они перевести спор в другое русло, им пришлось бы защищать произвол. 

    И все-таки невозможно было бы сломить их сопротивление, тем более в ученом сообществе, не опираясь на либеральное наследство русской истории, на мощный ресурс, который никогда еще по настоящему не использовался в борьбе за европейские гарантии. Так почему бы и впрямь на этот ресурс не опереться?

*    *    *

    Так уж получилось, что «съели» на этот раз всю мою квоту, и сверх того, теоретические, кто-то непременно скажет абстрактные, соображения в ущерб живому повествованию. Мне будет очень жаль, если читатели на них заскучают. Все-таки национальная самоидентификация действительно вопрос вопросов. Как бы то ни было, обещаю, что следующие эссе будут доверху полны неожиданных – и страшных – событий. 

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5 | Часть 6 | Часть 7 | Часть 8 | Часть 9 | Часть 10 Часть 11 | Часть 12 | Часть 13 | Часть 14 | Часть 15 | Часть 16 | Часть 17

Комментировать Всего 20 комментариев

Александр Львович, конечно - Россия это Европа, Европа испорченная исторической свистопляской. Что Вы хотите, если крепостное право отменил только Хрущев, выдав паспорта крестьянам ? О каких элитах может идти речь, если ХХ веке практически все элиты были и есть элитами первого поколения, из грязи - да в князи. Разве что за исключением славного семейства МихАлковых, доблестно и не жалея языка своего, любивших все прошлые и все нынешние власти ? Т.е. об элитах, как об английском газоне, требующем многовековой селекции, и речи быть не может. Речь идет лишь о бюрократии - коммунистической ли, постсоветской ли и обслуживающей ее части бестолковых идеологов. Стратегический горизонт планирования для этой бюрократии и связанного с ней бизнеса – не далее собственной пенсии.

Они вполне себе европейцы, судя по тому, где живут и учатся их дети, где у них построены запасные аэродромы. Но они и вполне себе азиаты в старом смысле слова, поскольку волнуют их исключительно собственные права, защиту которых они хотят получить в том числе и в европе.

И  понимание того, что там, где начинаются права вверенных им людишек, кончаются их собственные, отнюдь не вызывает в них желание строить правовое государство.Это мешает жить в стране как себе заблагорассудится. Но для этого нужна стабильность, спокойствие вверенного им населения, кстати совершенно избыточного для сырьевого бизнеса, но отчасти необходимого для сохранения собственного суверенитета. Посему и нанимаются идеологи, вполне себе бестолковые, вполне себе циничные, а иногда и полусумасшедшие, как к примеру, Дугин, чтобы создать приемлемую для населения сказку о месте России в мире, ее путях и целях. Но сказка эта – раньше ее национальной идеей называли, должна предусматривать обязательно полную свободу действий властных групп, и при этом выглядеть хоть как-то по европейски. Однако, трудно скрестить ужа с ежом, посему приходится иметь одну идеологию для себя лично, другую – для внутреннего потребления широкими народными массами, а третью –  в экспортном варианте. Народ же все это неплохо понимает, хотя старается не думать о грустном. Часть принимает правила игры – восхищаясь победами в футболе над Голландией и в войне с Грузией. Мобильная часть населения ( а у нас очень низкая мобильность) приглядывается к эмиграции или уезжает – и не в Азию, замечу, а в Европу и Штаты. Предприимчивая пытается заняться не предпринимательством – сейчас среди молодежи это не модно, а попасть в госструктуры, чтобы тоже начать приворовывать. Ну а поскольку протестантской культуры у нас нет, работа не волк, и трудами праведными не наживешь палат каменных, пассивная часть населения довольно спокойно (пока) наблюдает за действиями власти и старается жить как может, своими личными интересами. И как-то пока не видится выхода из этого исхода, пока верхи хотят и могут жить по старому а низы при высоких ценах на нефть тоже относительно сносно существуют.

Эту реплику поддерживают: Владимир Невейкин, Алексей Воеводин

Вы во всем правы, Сергей, спору нет.

Но что все-таки делать при таком печальном раскладе людям неравнодушным к судьбе отечества, да и собственных детей? Я ведь именно это предложил обсудить.

Давайте перечислим все сначала. Тут полно "если". но все-таки какое-то подобие карты вырисовывается.

1. Выздоровление начинается с национальной самоидентификации. Если бы все либеральные партии, какие уж есть, все сайты, блогеры и, главное, МБХ, согласились, что Россия и впрямь "испорченная Европа" и что воплощение этой "порчи" сегодня ПРОИЗВОЛ ВЛАСТИ, и стали бы, как учил в свое время Герцен, бить в одну эту точку, разве не появилась бы какая-то цель, какой-то свет в конце тоннеля? В конце концов самое худшее в том, что происходит, это ощущение безнадежности. От него надо избавляться в первую очередь.

2. Ответственность за национальную самоиндентификацию несет в конечном счете интеллектуальное сообщество страны. Так разве не настало время отделить в нем овец от козлищ? Предложенная формула дает для этого, мне кажется, уникальную возможность.

3. Другого инструмента для консолидации всех европейских сил страны, чем возрождение ее либерального прошлого. т.е именно того, чем мы с вами занимаемся в проекте "Оппозиция", я не могу себе представить. Мы не всегда были такими, как сегодня, мы выбирались и не из таких ям, вот же что говорит оно людям, опустившим руки. Вот как придумать, чтобы это распостранялось в тысячах блогов, я не не знаю. Знаю лишь,что, если бы это поддержал своим авторитетом МБХ, это очень бы помогло.

4. Но давайте подумаем вместе, что еще можно выжать из этой формулы, может что-нибудь и придумаем. Все лучше, чем беконечно жаловаться.

Александр Львович, не знаю. Если говорит насчет МБХ - то именно его арест ознаменовал великую бюрократическую революцию в России 21-века. Именно так я ее сразу и оценивал. Соображения локальной несправедливости, избирательности права, персональной трагедии людей на фоне исторического перелома вторичны.Однако до сих пор общественный дискурс крутится вокруг неправосудности его осуждения и прочих совершенно вторичных в рамках реально произошедшего проблем. Именно тогда была сломлена очередная попытка превращения России в действительно европейскую страну.

Так что я совершенно уверен, что МБХ эту идеологию бы поддержал, тем более что его осознание проблем принципиально выросло за годы заключения - судя по его статьям и выступлениям. И что ? До сих пор он для большинства граждан один из тех воров, которые "должны сидеть в тюрьме".

А если посмотреть с точки зрения истории, которую я практически не знаю, на то, когда открываются окна возможностей для больших перемен - то со своей колокольни я только вижу, что необходимым для этого является существенное обеднение народа, перебои с питанием в первую очередь. Так было и в 1917, отягощенным непонятной войной и развалом доминирующей идеологии, так было и в 1991 . При этом лаговый период от падения цен на нефть в 1983 до краха строя составило целых 8 лет. При этом и перед 1917, и перед 1991 власти понимали наростающие проблемы и пытались проводить пусть половинчатые, но реформы. Современное состояние дел в идеологической сфере я бы отнес к году 1988 - т.е. практически полный крах идеологии с попытками ее латания или перестройки. Но вот что касается уровня потребления - му в лучшем случае находимся году в 1981, хотя сейчас собвтия развиваются гораздо быстрее. так что по моему скромному мнению, без резкого падения уровня благосостояния граждан, ни на какие реформы, приближающие нас к европе рассчитывать нельзя. Т.е. цены на нефть первичны, идеология - вторична. И все еще осложняется тем моментом, что на мой взгляд уже в текущем десятилетии западные страны испытают весьма серьезный финансовый и социальнвй кризис, более сильный, чем страны юго-восточной азии. И Россия на этом фоне может смотреться еще относительно прилично - хотя бы из-за привычки народа к крахам. Что тоже не улучшает шансы на успешное завершение европеизации. Т.е.  я пока не вижу объективных причин для оптимизма в обозримом будущем, хотя не жалуюсь, и счастлив был бы их увидеть.

"Ошибка в диагнозе может, как мы знаем, в лучшем случае не остановить течение болезни, а в худшем – убить пациента."

– кто это "мы"? знание знанием, а факта убийства пациента кривой диагностикой не наблюдается. одно только последнее 70-летнее лечение чего стоит. да и вся история – как лебедь, рак и щука – пациент живуч и выживает от любого лечения, колесования и четвертования, переваривает все таблетки. 

"Ни в чем не уверена больше Россия. Больна."

– неуверенность = болезнь? странный вывод. если уж вводить такие категории, то я как раз полагал, что уверенность – признак глупости. 

"Коротко, дело в том, что Россия больше не знает, как она хочет жить и чем быть"

– а что в этом плохого? именно в этом незашоренном идеологически состоянии страна наиболее свободна. или вы хотите, чтобы вам назначили генеральную линию и – ни-ни..?

 "Я говорю о потере НАЦИОНАЛЬНОЙ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ."

– это всегда и было, но потеря ли это? какая национальная самоидентификация в мультикультурной стране? тем более постоянно призывающих иностранцев на царство, начиная от рюрика. какая генеральная национальная самоидентификация в америке? канаде? австралии? индии? или еврейство – по какой-то части не вопрос крови, а вопрос мышления. 

"Тогда никто, по крайней мере, не сомневался, что место России в Европе"

– смело утверждать за всех словом "никто".

"Сегодня же серьезные люди, от академиков до философствующих художников, уверяют нас, что Россия вообще не принадлежит к Европе. "

– частично утверждают, частично нет. разные суждения.

"Между тем никто, кроме интеллектуального сообщества страны, не может ее диагностировать (идентифицировать, то есть, ее болезнь)."

– странен реверанс в сторону сообщества и есть ли вообще сама болезнь? иметь своё лицо – называется болезнью. лечить негра пока не побелеет.

"начинается выздоровление страны с новой ее самоидентификации."

– который раз? увы. кстати, можно лукаво узреть зачатки новой кровавой тирании в ваших фразах. когда некая "право имеющая" интеллектуальная верхушка начнет этим заниматься. может, предоставить народу? естественным эволюционным путём? петь свои песни, не заимствовать пути, не желать быть не азиатами и не американцами, не англичанами и не французами.

«испорченная Европа»

– согласен. хотим как в европу, а сами другие. того, что мы другие – на данный момент стыдимся. ждем одобрения от европы. синдром белой вороны. чем больше стыдимся, тем больше в ответ хамеют. да и любви не было от европы никогда, моё субъективное мнение. есть большие подозрения, что наше будущее равносильно еврейству – жить в куче страшилок и баек про собственное кошмарное коварство и прочие вселенские заговоры "русские идут".

"правде в глаза. А правда все-таки в том…"

– после этого весь текст смело перекочёвывает в категорию "поэзия" и "художественная литература". хочу наехать на личности. 

как писателю-художнику это позволительно. но текст претендует на историю, пусть и с философскими отступлениями.  история это наука о событиях, произошедших в конкретной местности в конкретное время. область же художественного творчества вас, как писателя – поиск всемирно исторических закономерностей в развитии государств, как специфической формы существования человеческого сообщества, не относится непосредственно к исторической науке. и читать такие категории, как "правда" в данном контексте честно говоря немного странно. 

«присоединиться к человечеству»

– вводя данную категорию, мы еще больше отчуждаемся. с каждой неимоверной попыткой. 

что есть "человечество" и что – нет? неприсоединившиеся к человечеству папуасы не являются человечеством?  кто из автономно живущих государств, например, века 14-го является человечеством, кто нет (китай, народы на территории нынешней америки, европа… )?  и кто к кому должен присоединяться?

"покуда не отречемся мы от обеих не оправдавших себя в истории самоидентификаций"

– как вы это себе представляете на деле, вот вы президент, ваш указ? выкидываем матрешки, самовары, сносим питер, меняем храмы на язычество, переписываем фамилии, прыгаем через костёр… 

"признать, что «порча» у нас внутри, что она глубока и опасна, идентифицировать ее и, подобно нашим предшественникам в первой половине XIX века, единодушно сосредоточиться на ее изживании?"

– в этом видимо и разница наших подходов. я не вижу никакой глобальной такой многовековой национальной порчи. вы под лелеемую идею "порчи", на мой субъективный взгляд хотите переписать всю историю. только вот порченный больной уже тыщу лет никак не свалится, хоть и ковыляет как последний инвалид, в отличие от стран, запросто терявших свою государственность, армию и прочие национальные моменты на несколько веков.

Эту реплику поддерживают: Галя Суровегина

Я так ведь и думал -- и написал -- Алексей,

что некоторые читатели не простят мне "абстрактных" соображений, пусть даже касаются они вопроса вопросов, в ущерб прямому изложению событий. Но предположить, что кто-нибудь станет вырывать из контекста отдельные строки, лишая их тем самым какого бы то ни было смысла, предположить я не мог.

У меня нет возможности, выстукивая одним пальцем, ответить на все случаи искажения моей мысли в Вашем комментарии, надеюсь, это сделают читататели, печатающие лучше меня. отвечу лишь на некоторые.

Да, у таких мультикультурных и мультиконфессиональных стран, как США, Канада или Индия, есть национальная самоидентификация. Никому не приходит в них в голову сомневаться, что они ФЕДЕРАЦИИ, а не империи и не национальные государства. Никто не сомневается в формуле "Не человек для государства, а государство для человека". И в этом смысле все все они Европа. Ибо Европа давно уже не географическое понятие, но Цивилизация (с заглавной буквы и в единственном числе). Европа всюду, где есть ГАРАНТИИ ОТ ПРОИЗВОЛА ВЛАСТИ,

Есть в России такие гарантии? Уверена она, и в особенности ее интеллектуальное сообщество,которое, собственно, и несет ответственность за национальную самоиденификацию, в том, что она именно федерация, а не национальное государство и не империя? В том, короче говоря, что она Европа?

Продолжу дальше.

Продолжаю ответ Алексею.

Вы считаете, что, хотя гарантий от произвола в России нет, хотя страна не знает, хочет ли она "принадлежать к человечеству" (выражение, как я и написал,Чаадаева, сказано 180 лет назад, уточним, "к Цивилизации"), зато есть "свобода, идеологическая незашоренность". И это совсем неплохо. Что ж, каждому свое. Мало ли было рабов, сожалевших об отмене крепостничесества? Хоть Чехова почитайте.

И последнее, Я не устаю повторять из эссе в эссе, что "испорченная Европа" это не приговор, что "порча" ИЗЖИВАЕМА, И пример за примером ее изживания привожу, в том числе пример наших предшественников в XIX веке,добившихся, вопреки бешеному сопротивлению ретроградов, отмены крестьянского рабства. Хочу я этим сказать лишь то, что мы ничем не хуже их.

Остальное пусть скажут читатели.

хотя страна не знает, хочет ли она "принадлежать к человечеству"

– опять, опять голословное утверждение за всю страну, еще и между строк априори  предполагающее, что она не принадлежит к человечеству (не россия, не человечество, – марсиане, пикантеропы...), еще и некое знание за всех, что она "хочет". присвоение себе утверждения неких гласов народных.... 

и подспудно сквозящее неформулируемое желание склеить понятия "европа" и "человечество", неосознанно вставая на скользкую дорожку, ведущую к просвещенному, интеллектуальному фашизму, ведающему секреты чудесного лечения отсталых народов, зародившемуся не в варварской отсталой вотчине и в какой-то азиатской деспотической утробе, а в самом интеллектуальном центре европы. если нам полезно время от времени вспоминать про то наше азиатское коммунистическое братское безумие (если опять же позабыть территориальное происхождение этой идеи), то европу полезно время от времени тыкать носом в этот милитаризированный марш образованных и культурных людей центра европы с его фейсконтролем на "избранность".

"Европа всюду, где есть ГАРАНТИИ ОТ ПРОИЗВОЛА ВЛАСТИ"

– а в самой европе есть такие гарантии? какая гарантия от произвола властей – таких как фашизм полувековой давности? всё зыбко и относительно, даже в той же европе. фашизм как отрыжка именно европейской цивилизации и псевдодостижение европейского великодержавного местечкового снобизма по отношению к "более отсталым" народам. и эта порча именно европейская, именно образованно-просвещённая, что самое ужасное – не изжита до сих пор. зверь спит. и я не устану аналогично вам повторять эту свою истину.

допустим, вы уже не та страна, так как далеко уже в краях чужих нам. но как вы можете брать на себя глас МОЙ, являющийся тоже гласом той страны, о которой вы ведете эссе, и не совпадающий с вашим обобщенным гласом? 

_________________

Идеология прав человека имеет центром Запад и уже поэтому пристрастно-ангажированная. Понятие о человеке исключительно как об индивидууме – типичное течение именно западной культуры. И естественно, оно служит тем, кто его создал.

В других обществах, в том числе российском, проблема человека решается, исследуется более сложным образом. На основании холизма – принципа, соответственно коему человек рассматривается как нечто большее, нежели просто индивид.

То есть на первый взгляд выдвигается коллективное, а не индивидуальное начало. Вот эти два подхода в социологии – индивидуалистический и холический – уже сами по себе идеологически заряжены.

Наши «правозащитники» – сторонники исключительно методологического индивидуализма и противники (причём жесткие, яростные, истерично-бесноватые) любой формы холической социологии и социальной целостности.

/ Александр Дугин /

Эту реплику поддерживают: Михаил Данилюк

"В других обществах, в том числе российском, проблема человека решается, исследуется более сложным образом. На основании холизма – принципа, соответственно коему человек рассматривается как нечто большее, нежели просто индивид."

Я верно  понимаю,  что упомянутй выше "холизм" -  это философское обоснование  чисто конкретной  идеологии "партии жуликов и воров" ?   В смысле, если кто кричит, что ему руку оторвали или бизнес отняли, то надо отвечать "у нас не индивидуальный, а холистический подход к цивилизации" -  и все будет понятно и хорошо ?  Или есть еще какое-то более хитрое (глубоко зарытое)  содержание ?

Я верно понимаю?

нет.

посмотрите на японскую и китайскую модель, там еще более контрастно с европейскими пониманиями. интересы индивида над коллективом не ставятся, личностная и персональная конкуренция как стимул к "подвигу" – не приветствуется. совершенно другой подход, не менее, а порой и более успешный. разные цивилизации, разная философия. стоит ли настолько так сгоряча пренебрежительно топтать только ради желания воспеть любимую сердцу европейскую модель? 

корни вижу именно в философском подходе, лежащих в глубинах бессознательного в нации: буддизм, синтоизм, конфуцианство его удачно выражают – очень противолежит европейскому подходу, где ценность и самобытность отдельного "я" настолько важнее коллективного, и должно быть неприкосновенно.

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне, Галя Суровегина

Алексей,

Вы, к сожалению, насчет "китайской модели" находитесь в глубоком заблуждении (как, впрочем, очень многие). Китайцам очень сильно присущ индивидуализм и дух предпринимательства. И сами китайцы очень даже любят "европейскую модель". То, что в течении многих столетий у них практиковался Деспотизм, который  сильно "заморозил" китайское общество в своем развити, еще совсем не говорит о "любви" китайцев у нему.  Пример в Вашем контексте Китая совсем неуместен. Вы желаете нашей стране ту же социально-государственную катастрофу, которую Китай испытал в 18-19-20-х веках?

Владимир, можно я сорвусь, после прочтения очередной порции снобовского срача ? Так вот , Дугин, по моему глубокому убеждению - мудак, ярко выраженный, мудак-красавец в своем мудизме, правда в муудизме далеко не бескорыстном.

 А по теме - насчет холизма - ну это долго и нудно, любое стайное животное, и человек здесь не исключение, конечно холистично. И политкорректный холизм евроатлантической части стаи ничуть не меньше холизма юговосточной ее генерации. В России некоторый экстремум, холистичность которого завязана на фразу - Б-г не фраер, правду видит.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

В России некоторый экстремум, холистичность которого завязана на фразу - Б-г не фраер, правду видит.

– да! )) хорошо подметили ))

Ибо Европа давно уже не географическое понятие, но Цивилизация

– с этим соглашусь. 

"Европа всюду, где есть ГАРАНТИИ ОТ ПРОИЗВОЛА ВЛАСТИ"

– с этим – нет.

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне, Галя Суровегина

Произвол власти и "порча"

Идея, что свыше 400 лет назад, из-за действий поборников Иосифа, шатаний и разброда среди тогдашних "либералов", самодержавной  революции Ивана IV Россия (Московия) испортилась политически, социально и ментально,  достаточно захватывающая. Всю "Трилогию" читаешь как детективный роман, практически на одном дыхании. Все как бы подталкивает к выводу, что достаточно было на всех переломных этапах большего единства среди интеллектуальных элит, то Россия избежала бы большинство  своих исторических трагедий, периода нескольких рабовладений  и давно бы оказалась в лоне европейской цивилизации. Как пример приводится успех общества (его думающей части) в борьбе против крепостничества, когда и "западники" и "славянофилы" объединились на одной "антикрепостнической платформе" (извините за советизм) и оно (крепостничество) было отменено.

В принципе, эту идею можно разделить и, наверное, в ней много правды. Однако, по моему мнению, она далеко не является исчерпывающей, отражает только одну из граней исторического процесса , хотя и очень важную. 

Поэтому, отдавая должное самому историческому исследованию, сводить ВСЕ проблемы сегодняшней России ТОЛЬКО к " идейному разброду" среди либеральной и другой  критически мыслящей оппозиции представляется мне несколько однобоким, хотя и верным в своем аспекте.  Конечно, наличие мощной и сплоченной оппозиции, объединенной одной  позитивной  Идеей может серьезно  облегчить смену социально-экономической парадигмы, приблизить общество к более цивилизационным формам существования, которые мы называем общим словом "евпропейские".  Задача по ограничению "произвола власти" вполне может такой  идеей  стать.   Однако некоторое знакомство с историей развития самих европейских стран, начиная с Хартии Вольностей Иоанна Безземельного, историей некоторых азиатских стран, особенно последнего столетия, мы видим, что  переход от тотального государственного произвола к обществу закона и свободы нигде не сводился ТОЛЬКО к вопросам оппозиции. Везде эта "история" была достаточно трагичной и противоречивой, а многие государства сумели ограничить свой произвол совсем без всякой оппозиции. Более того, сам цивилизационый переход произошел в условиях жесткой автократии, где была запрещена любая оппозиционная деятельность (Ю.Корея, Чили, Тайвань). Такой "переход" мы сейчас наблюдаем и в Китае. Там нет оппозиции в западном понимании этого слова (диссиденты и недовольные присутствуют), но произвол власти по отношению к своим гражданам серьезно ограничен, особенно в экономической деятельности (это не относится к "произволу" против преступности и коррупции).

Все не так "однозначно" в этом мире и лидером реформ по "самоограничению" может выступить и сама власть.

Особенно вызывает сомнение провозглашение МБХ (при всем человеческом сочувствии к нему и уважении его силы духа и достоинства в сложившихся обстоятельствах) лидером оппозиции в России. Вся его бизнес-империя (как и других новых русских магнатов) была основана на произволе чистой воды, пусть и не совсем государственном (хотя от этого совсем было не легче тем, которые с ним столкнулись).

Спасибо, Владимир, что вернулись к оборванной на полуслове дискуссии,

чего никто, кроме Вас, не сделал. Ваша мысль о "самоограничении" власти без всякой оппозиции интересна, хотя в Европе я таких случаев не знаю (Чили особь статья, это страна с богатой либеральной и демократической традицией). Но вот в юго-восточной Азии вопрос, я думаю, действительно требует исследования. Почему бы Вам этим не заняться? Возможно, дело и впрямь не исчерпывается европейским опытом, на котором построена моя концепция.

Аналогичная мысль и мне приходило в голову. Вот где-нибудь в сентябре должно выйти в Москве отдельным изданием мое интервью "Почему в России не будет фашизма", где нечто подобное как раз и высказано. Как выйдет, обязательно Вам сообщу.

И насчет МБХ тоже пришлю Вам линк к другому моему интервью, как толко оно будет опубликовано.

Ограничение произвола и власть

Александр Львович, рассматривать исторический процесс можно и с точки зрения парадигмы "действие-взаимодействие-результат-издержки". Каждый человек постоянно совершает действия, взаимодействует с другими людьми, достигает (не достигает) определенного результата, несет издержки как самостоятельно,так и со всеми вместе, причем в самом широком смысле этого слова, включая экономические, социальные и биологические (потеря здоровья тоже "издержки" ). Любой человек стремится (за очень редкими исключениями) получить максимальную  выгоду (ее понимание, конечно, варьируется) с минимальными издержками. С этой точки зрения совершенно не важно, где в настоящее время, в какой социальной страте он находится. По этой парадигме все стремятся к своей выгоде, будь то наемный рабочий, владелец компании, государственный чиновник или сам руководитель страны. Их совокупные действия и взаимодействия приводят на определенных исторических этапах к системам правил, которые обеспечивают достижение общественных и экономических целей с определенными издержками. Чем меньше издержек несет все общество при достижении всех целей, тем выше его эффективность и конкурентоспособность. Западные страны, достигнув своего уровня общественных отношений в результате своих действий и взаимодействий (в том числе и оппозиционно-конфликтных), установили практически мировое доминирование, причем не только военно-экономическое, но и культурно-идеологическое. Это стало настолько очевидным , что даже правящие кланы восточных деспотий вполне осознано стали вводить у себя внутри "европейские правила". Сначала в экономических взаимоотношениях, а затем и социально-политических. Единственно, что они не могли (не могут) себе позволить, то это очередную общественную "дискуссию" по этому поводу, понимая, что при низком экономическом и образовательном уровне своего населения высок риск повторения и отрицательного общественного опыта многих европейских стран, основанного на популизме, например, фашизма или латиноамериканизации. Все это могло затянуть процесс европеизации на многие десятилетия, а то и вообще столкнуть страну с этого пути. Даже путь самых передовых европейских стран в своем развитии к современным формам управления был очень тернист, часто сопровождался революциями, гражданскими войнами и временными откатами к деспотиям. Более того, из жизни этих же европейских стран мы можем подчерпнуть опыт, когда совсем не либералы или соответствующие демократические институты (парламент, суд), а что ни на есть правящие авторитарными методами власть предержащие вводили очень даже демократические законы (Бисмарк - всеобщее избирательное право, Наполеон - гражданский кодекс и т.д.). Конечно, их действия были вызваны противодействием со стороны других общественных групп, в том числе и оппозиции и страхом перед социальными протестами. Но такие факты имеются. Вот и в Азии, "немного" засидевшись в своей азиатской деспотии и испытав все унижения слабого государства, элиты решили начать европейскую перестройку по уже готовому образцу, минуя болезненные фазы общественного  взаимодействия самого европейского исторического пути. Как мы видим на примерах Японии, Ю.Кореи, Тайваня, Сингапура, Чили, Малайзии, а теперь и Большого Китая, им это удается лучше, чем через традиционный конфликтно-оппозиционный путь. 

А цели у них следующие:

1. Ограничение произвола официальной власти и защита населения от преступного произвола

2. Гарантии частной и общественной собственности

3. Создание условий честной (позитивной) экономической конкуренции

Пока у меня такое понимание. Если чрезвычайно кратко.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Пока что несколько упрощенно, Владимир.

Не торопитесь, вопрос требует исследования.По ходу дела некоторые поправки.

1.В Европе никогда не было деспотизма ( это очень подробно доказывается а первом томе,, в Азии он был.

2.Введение всеобщего избирательного права, сначала Наполеоном III, а потом Бисмарком (гражданский кодекс Наполеона I тут ни при чем) никак не связано с либерализмом. В обоих случаях оно было продиктовано стремлением противопоствить рабочему классу с его социал-демократией консервативное крестьянство, составлявшее тогда большинство.

3. Попытка европеизации без "дискуссии", т.е без гласности, очень напоминала бы попытку Петра заимствовать РЕЗУЛЬТАТЫ европейского развития, пренебрегая самим этим РАЗВИТИЕМ. В ЕВРОПЕ такие фокусы не удавались. Почему они удались в некоторых странах Восточной Азии как раз и требует изучения, по возможности воздерживаясь от общих рассуждений в духе Адама Смита.

Я все жду, когда Вы обратите внимание на попытку Алексея Воеводина деконструировать весь проект "Оппозиция" и ответите ЕМУ, как я в своем ответе надеялся.

Спасибо за ответ

1. Думаю, что пришло время более точно определиться в терминах, чтобы не попасть в т.н. "лингвистическую ловушку", когда каждый, отстаивая свою позицию, вкладывает свое значение в одинаково звучащие слова. Как говорил один из французских просветителей, что не существовало бы большинства жарких споров, если бы люди изначально договорились об общем понимании слов (сейчас точно не помню автора, кажется, Дидро, но могу ошибаться). Говоря о Деспотии, я имею ввиду все ее разновидности, включая Абсолютизм и Тиранию. Главным объединяющим признаком является сосредоточение всей власти (исполнительной, законодательной, судебной и (часто) духовно-идеологической) в одних руках Суверена. Конечно, многие исследователи, начиная с Аристотеля, совершенно справедливо отмечали различия в практическом функционировании таких форм управления государством в разные периоды времени и в разных географических зонах. Выделялась отдельно и Азиатская Деспотия, связанная с т.н. "азиатским способом производства", и Восточная Тирания, характеризующаяся дополнительно особо жесткими способами и методами правления,  также   и европейский абсолютизм имел свои особые черты, которые допускали  (при отдельных правителях)  относительную либеральность к представителям высших сословий и включали некоторые правила, которым добровольно (здесь нужно слово «добровольно» подчеркнуть) подчинялся и Монарх. Об этом очень хорошо рассказано у Монтескье в "Персидском дневнике" и "Духе законов". Но с точки зрения юридической они ВСЕ относятся к одному типу правления, где каждый верховный правитель может сказать "Государство - это я" (слова приписываемые Людовику XIV). Поэтому, при использовании термина "Деспотия" в юридическом значении (а я именно так его использовал) принципиальной разницы между формами Абсолютизма не существует. А  "добрые" Цари (Императоры), стремившиеся избегать жесткой Тирании, встречались и в Азии, например в Китае в эпоху Тан. Да и Салладин был куда менее свиреп, чем многие "чисто" европейские короли, проявляя  больше милосердия и государственной мудрости (конечно, с учетом средневековых нравов). С этой точки зрения в Европе мы можем привести примеры множества деспотичных (в смысле Абсолютизма) государств. А  Испанию, после распада багдадского Халифата, и вообще отнести к восточной Деспотии. Я уже не говорю о современных недавних Тираниях, вроде "социалистической" Албании или Румынии, где многие существенные элементы Деспотий присутствовали в полном объеме.

2. Чем не было бы вызвано принятие определенных либеральных действий (страхами перед революциями, попытками "переиграть" свой же парламент в текущей политической борьбе) они, в конечном счете, были инициированы все-таки властями и сыграли значительную роль в развитии европейского общества. Думаю, что выполнение решения берлинского суда со стороны Фридриха II (дело парка Сан-Суси) стало  не менее серьезным вкладом в укрепление судебной власти наряду со всеми действиями либеральной оппозиции. 

Не понимаю, почему Вы не относите Гражданский кодекс к достижениям либерализма. Как в его наполеоновском виде, так и немецком (1900 г.). Гражданский кодекс значительно снижает степень произвола практически на всех  уровнях общественного взаимодействия, не только по линии "государство-гражданин", но и в  межличностных и семейных отношениях, где традиционного произвола всегда было предостаточно, в том числе и в европейских странах.

3. Петр I, как и все другие Деспоты, которые осознали отставание перед западными странами, совсем не переносили европейские системы управления обществом на свою территорию. Наоборот, они пытались "догнать" запад в рамках своей традиционной деспотической модели, при этом часто превращаясь в настоящих Тиранов. Например, у Петра на заводах работали все те же крепостные, а государственная бюрократия, которая управляла вновь создаваемой промышленностью, ничего не имела общего с европейской системой частного предпринимательства. Это больше похоже, с определенными оговорками, на "карго-культ", где считается, что позаимствовав чужую форму (например,построив заводы, сбрив бороды и одев европейские платья), можно реализовать и само содержание (например, превратиться в европейское государство). Вот дикие племена в Океании тоже выпиливают из дерева сотовые телефоны, а потом при помощи шамана пытаются "вдохнуть" в них и всю присущую им функциональность. Действия Петра I также ничего общего с европеизацией не имели, как и осовремененные обряды  диких племен Индонезии с мировой электронной индустрией.

А вот политика уже многих современных азиатских (и не только) стран направлена как раз на перенос системы европейского общественно-экономического устройства , которое в силу своих родовых черт и обеспечивает необходимую защиту от произвола как собственно власти, так и любого другого внеэкономического давления на законную собственность и условия конкуренции. А уже на этой основе создается «предметная» экономика. Никто там уже давно не пытается просто закупить западное оборудование и заставить на нем работать своих подданных в том же статусе рабов, как это было при Петре или (также с оговорками)  при советской власти.  Такой подход вполне можно назвать «фокусом». Что сейчас в несколько смягченной форме пытается сделать и наша современная российская власть.

Сейчас мало кто в странах Восточной и Юго-восточной Азии  оспаривает преимущества европейского способа производства и организации общества. Но существуют, конечно,  свои "почвенники" и "популисты". Если ДО внедрения европейских отработанных способов организации общества открыть общественную дискуссию, то вероятность того, что большинство неграмотного и забитого населения проголосует за очередного популиста Мао, Уго Чавеса, Жириновского или Перона чрезвычайно велика . И это грозило бы стране (в частности КНР) новыми большими социальными потрясениями. А ПОСЛЕ их внедрения и достижения существенных экономических результатов, а главное,  формирования класса собственников, которые массово добились успеха при новой парадигме, шансов у популистов значительно меньше. По плану Китай начнет отходить от однопартийной модели (которая очень сильно тормозит инновационное развитие), когда средний доход на душу населения станет сопоставим с развитыми странами (где-то 20-25 тыс. долл. США в текущих ценах).

Рассуждать в духе Адама Смита (по моему мнению) совсем не зазорно. Да и собственно "экономическое мышление", достаточно полно изложенное, например, в американском учебнике Пола Хэйнне и Питера Боутке  "Экономический образ мышления" не помешает, наряду с исключительно историческими подходами, более полному пониманию современных общественно-экономических процессов

4. Позиция Алексея Воеводина основана на его собственном понимании слов и терминов. Добавить более того, что Вы уже ответили ему, мне нечего. Иначе придется долго переписываться насчет терминологии.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Александр Львович,

Простите мне понятное невежество в вопросах Деспотологии (честно говоря, я так был увлечен "сюжетом" Вашего исследования, что крайне невнимательно прочитал главы, посвященные языку спора и теоретическим аспектам деспотологии). Ваши рассуждения в этой области, подкрепленные глубоким знанием самого предмета, не вызывают отторжения и вполне соответствуют и моим представлениям (хотя и не таким системным). Правильно Вы и делаете оговорку, что в "чистом виде" все эти формы встречаются редко и многие Деспотии могут нести некоторые черты и других парадигм общественного устройств. Но по сути все верно. Единственное, что хочется добавить, что очень многое не относится к узким историческим терминам, а лежит уже в пределах других научных дисциплин как социопсихология, социальная эволюция и социобиология. Деспотия в ее чистом виде крайне естественна для "стадных животных" с  их "альфа" и "бета" лидерами, соответствует глубинным мотивациям биологических существ по стремлению к максимальному доминированию и продолжению СВОЕГО рода. Впрочем как и склонности к взаимодействию и стадной солидарности. Там, где для историков "нет Истории", для других наук вполне себе предмет для системного исследования. 

Речные заводи одно из моих любимых произведений. Все-таки разбойничьи горные крепости " Шаньчжай"  несколько противопоставлялись деспотии регулярной власти. В них были правила (законы), обязательные и для лидеров.

Еще раз извините за мою невнимательность при чтении Вашей книги.

Владимир, милый, просто я был занят,

писал очередное эссе и письмо Маше Шубиной. Подробнее отвечу по почте. Скоро.