В эти тёмные ноябрьские дни вспоминается лето... Вот и мне вспомнилось. У нас есть семейная традиция - на отдыхе сочинять и рассказывать детям запутанные детективные истории. Такая история сочинилось этим летом:

Начало августа на побережье Ионического моря выдалось сухим и жарким. В воздухе стоял пряный запах туи, розмарина и лаванды. Пугающе крупными малиново-розовыми цветами полыхал повсюду олеандр. Наливались соками и ждали осени бледно-зелёные оливки, усеявшие невысокие деревья, словно новая поросль молодых листьев; зрели мандарины и лимоны... Солнце пекло нещадно, лишь к вечеру уступая место главного действующего лица - ветру, загибающему на море высокие волны и опрокидывающему виндсерфингистов. Вечером одного такого жаркого дня семья преуспевающего афинского адвоката Димитриса Михалиса поднималась с вещами по трапу небольшой яхты «Посейдонос», припаркованной в бухте недалеко от рыбацкой деревушки Аркуди. В эту пятницу адвокат работал допоздна, поэтому в Аркуди стояла уже глубокая ночь, а супруга адвоката госпожа Мария и двое их детей, семнадцатилетняя Ксения и девятилетний Георгиос, сонно и устало роптали на отца, чья нерасторопность грозила омрачить завтрашнее торжество. Как же, госпоже Марии в субботу исполнялось... ах, конечно! - очередные восемнадцать лет.

В полутьме, с помощью команды «Посейдоноса», Михалисы кое-как разбрелись по каютам, и яхта отчалила. Утром проснулись поздно - первым на палубу выскочил отец семейства, сделал, жмурясь на солнце и мурлыкая веселую песенку, лёгкую зарядку и пошёл будить жену и детей. Наконец-то можно познакомиться - конечно, сперва с замечательным завтраком! - ну а после - и с командой яхты, состоявшей из бравого новозеландца капитана Джона, жилистого матроса Павлоса, дородного грека - повара Яниса, юркого стюарда Филиппусиса и скромной горничной Анны.

После завтрака - купание с трапа (помогал матрос Павлос) на стоянке у Закинтоса, одного из островов Ионического моря. Изумрудные брызги, счастье! После, перед обедом, адвокат пустился обсуждать с супругой планы на вечер. Да, конечно, - ужин при свечах в лучшей гостинице побережья - «Мандола Роза». Разумеется, адвокат будет в своих лучших белых мокасинах и белоснежной рубахе. А не забыла ли супруга своё роскошное кольцо с бриллиантом в три карата? Ах, вот оно - красуется на пальце. Да, любимая, больше не купайся либо перед купаньем не забывай убрать кольцо в укромное место...

На обед повар подавал суп-пюре из белых грибов, салат из рукколы с обжаренными на масле креветками, на горячее рыбу со спаржей и шоколадный десерт. Выпили две бутылки ледяной сухой «Харисмы». После обеда дети спустились в свои каюты, а разгорячённые взрослые - тут же на палубе вздремнули.

...Адвокат проснулся от страшного крика , он вскочил и не мог поверить своим глазам - его супруга просто визжала, демонстрируя солнцу и небу, и всей в страхе сгрудившейся команде свои руки. Димитрис с большим трудом успокоил жену - горничная принесла капли - и госпожа Мария, захлёбываясь, проговорила: - Пропало кольцо! Я положила его на стол перед тем, как чистить креветки! Я проснулась, а кольца нет! Я уже везде искала - и под столом, и по всей палубе! Это дурной знак! Мой день рождения испорчен!

Адвокат с детьми и вся команда вновь обшарили палубу и каждый уголок яхты, но кольца нигде не было. Тогда адвокат позвонил в Афины и выписал частного детектива - кольцо должно быть найдено, и банкет по случаю семейного торжества - должен состояться!

Детектив не заставил себя долго ждать. Уже на берегу, в местечке Кастро-Киллини, в одной из комнат, любезно предоставленных гостиницей «Мандола Роза», он допросил всех очевидцев, задав им лишь по одному вопросу - не заметил ли каждый из них в этот день что-либо странное в поведении или действиях других. Капитан Джон был возмущён случившимся, он несколько раз повторил, что за его двадцатилетнюю практику такое случилось впервые. Команду он знал плохо, и вообще в следующем сезоне вновь будет работать на Лазурном берегу с русскими клиентами. Русские колец не воруют, а если кто и ворует - никто о пропаже не плачет!

Матрос Павлос был смущён и отвечал на вопросы неохотно. Да, он видел кольцо лежащее на столе около вазы с букетом из цветов олеандра. Странно, по его мнению, вела себя горничная - она несколько раз ходила убирать каюту хозяев, хотя сами хозяева отдыхали на палубе.

Повар Янис рассказал детективу, что во время обыска яхты нашли коробочку со снотворным порошком у матроса Павлоса - первый раз-де он встретил матроса, страдающего бессонницей. А вообще-то ему, повару, очень жаль, что столь вкусный обед - крем-суп из белых грибов, креветки и судак из вчерашнего улова - окончился таким ужасным скандалом.

Стюард Филиппусис заявил, что подозревать кого-либо - не в его правилах. Он во всём помогал повару. А то, что у детей Михалисов вместо глаз - двухевровые монеты, это его не касается. Почему он так решил? Очень просто - всё утро сын канючил у отца новую гоночную машину с дистанционным пультом, а дочь - умоляла мать поехать в конце августа в Милан за покупками. Пообносилась-де!..

Горничная Анна заметила детективу, что ей очень не понравился повар - он всё время о чём-то шушукался со стюардом. Матрос - просто прохвост, всё время приставал, не давая ей прохода. Капитан - зануда, ну нельзя же всё время молчать! Дети - страшно противные, на уме одни шмотки, а в каютах - вечный бардак. Госпожа Мария и вовсе - истеричная особа, такой видный адвокат мог бы найти себе супругу и получше.

Потом детектив опросил и членов семьи Михалиса. Георгиос заявил, что во всём виноват капитан - он здесь главный и всё подстроил, а сам, чуть что, готов дёрнуть в Новую Зеландию. Ксения же сказала, что её и маменьку сморил чудовищный запах цветущего олеандра. Ах, он не пахнет? Ну тогда - чудовищный вид олеандра! А значит - горничная всему виной, именно она поставила на стол вазу с цветами.

Разумеется, сами супруги Михалисы были вне подозрения детектива.

Немного поразмыслив, детектив решил, кого именно ему следует допросить повторно и, возможно, обыскать. Какое решение принял детектив?