Все записи
17:39  /  27.09.15

951просмотр

Лев Мелихов "Смерть в Венеции"

+T -
Поделиться:

23 сентября в кинотеатре «Москва» Frida Project Foundation в рамках Московской Биеннале Современного Искусства представил на публику Специальный проект - экспозицию Льва Мелихова «Смерть в Венеции». Куратор: Михаил Слободинский.

 

Гости познакомились с экспозицией на одной из самых популярных, но в тоже время закрытых для широкого круга людей площадок столицы – кинотеатр «Москва».  За бокалом Prosecco в ресторане «Прекрасное общество» присутствующие обсудили последние новости в арт-мире и лично поприветствовали Льва Мелихова - члена Союза художников, выпускника МАРХИ, архитектора, известнейшего фотографа. С 1963 года его работы стали публиковаться в центральных журналах и газетах СССР. 

«…21 июня 2007 года в заводи у стен острова Сан-Микеле обнаружено тело известнейшего фотографа Гуса Маляра». 

 

Смерть в Венеции

Ограбили и зарезали, бросили в воду, варвары, – почти ритуал,  выработанный сотнями лет.Неужели опять венецианцы? Некогда бурлящий жизнью Гус лежал, запрокинув руки в волны, а глаза сурово следили за небом, как и при жизни не позволяя утаиться ни одной детали. Из карманов карабинеры извлекли набухшие от воды пленки. Зажиточному Маляру по средствам были любые палаццо, но из непонятного каприза жил он в апартаментах под крышей дешевого отеля на облюбованной еще в старину убийцами улочке Ассассини. Хозяин меблирашек, боясь раздражать апоплексичного следователя, подписал справленные бумаги, что-де смерть наступила в силу естественных причин, а именно инфаркта, что при такой жаре не вызвало подозрений у сплетников. Безнадежное дело было замято, Венеция припорошила убаюкивающей статистикой еще одно убийство, как если бы снегом замело следы на мосту.

Фотоаппарат на треноге застыл в вечной экспозиции, направленный объективом на Венецию. Последний кадр был переэкспонирован и пересвечен. По неаккуратности или какой другой причине, Маляр повторно использовал пленку, и на последнем изображении можно различить наложившегося рыжего мальчика, уходящего в море. Да и на других кадрах совмещаются в одном сюжете могилы Стравинского, Дягилева, Бродского и известные актеры, жизнь отеля на Лидо и отчего-то инфекционное отделение Ospedale Civile

Поскольку Г. Маляр на свое 50-тилетие получил официальное признаниестав членом Союза Художников, то Итальянский Арт Фонд счел необходимым переслать поплывшие пленки в Московское отделение СХ, а давнишний друг и учитель убиенного Л.Мелихов взял на себя обязательства разобрать наследие Маляра.

Так началась эта мистическая история, послужившая поводом для этой книги и всего проекта. Открытие экспозиции состоится в сентябре 2015 и к моменту издания книги оно ужесвершится. В еще более отдаленном будущем, когда Вы держите этот текст в руках, скорее всего проект уже перестанет существоватьОстанутся лишь фотообразы, эта книга, да порожденные ими мысли. Non omnis moriar… (Нет, весь я не умру…)

Раз вы держите этот том в руках, вам незачем объяснять, в какие фантасмагорические лабиринты может завести нас обаяние гения книги, в каком месте он прорвет круг привычных нам шаблонов. Ведь в нашем сознании обитают млечные созвездия стереотипов и блоки привычных представлений. Так Венеция – это карнавал, лето, гондола, пл. Св. Марка…

И вот 3 марта фотограф слышит о падающем в Венеции снеге, выхватывает камеру, ближайшем же рейсом, в ночи заиндевевшего города … впрочем,однажды в истории искусств художник фиксировал Японию под снегом.

Проект выстроен на противоборстве с нашим уютным сознанием.  Вместо гондолы – рыбацкая лодка. Вместо цветастого музыканта  дети-скрипачи в черно-белых одеяниях попрошаек.Вместо карнавальных масок открытие сопровождают белолицые танцоры японского буто– потустороннего танца тьмы, с первой постановкой по роману Ю. Мисима. Аллюзия не случайна. Написав книгу о вооруженном восстании, Юкио театрализованным жестом устроил государственный переворот и ритуальное самоубийство строго по своему тексту

Этим Мисима достиг бессмертия своим зафиксировавшим будущую смерть текстомТакойже рывок через смерть проделывает Г. Маляр. Лев Мелихов - апостол, несущий правду о бессмертии художника. И именно об этом наша история.

Обустроив свою смерть, художник становится бессмертным, запуская свое творчество в самостоятельное плавание в неизведанное долгоебудущее, как пустую лодку, в которой свалены вперемежку фотопленка и снимкиСмертью смерть поправ. В этой книге пытливый читатель найдет причину гибели художника. Для этого надо внимательно смотреть на улики в фотографиях, для этого надо читать сопровождающий трактат, для этого надо удерживать картинку инсталляции. В помощь зрителю в разных частях проекта спрятаны шифры, где стоит найти Дягилева, Томаса Манна, Гете, Стравинского, Плисецкую. Все Художники Преодолевшие Смерть. Отдельно к выставке пристроен кинозал, где можно освежить в памяти детали «Смерти в Венеции» Висконти.

Встроенная в проект зеркальная композиция «Амбивалентность 000» Сергея Меньшикова проворачивает заявленную тему под углом старинного опасения об угасании искусства по вине технократической цивилизации. «Все великие конфликты миросозерцания, искусства, науки, чувства происходят под знаком противоположности культуры и цивилизации», - вывел ОсвальдШпенглер. 

Здесь венецианская маска как символ человеческой природы выступает культурным кодом для понимания метафизики человеческого сознания. Маска как противоречивый феномен, с одной стороны выступает в форме видимости, оболочки, при этом символа неподлинного бытия. С другой стороны, маска  одна из универсальных искусственных структур, помогающая в самоопределении человека: через неё проявляет себя личность, выступая в той ипостаси, которая ей более свойственнанежели предопределенная природой внешность. Человек убивает свою внешность, чтобы овладеть той вожделенной, бессмертной, застывшей. 

Венецианский следопыт Глеб Смирнов взялся распутать дело Маляра и вот результат расследования, переросший в исследование метафизики современного искусства и являющаяся частичкой большого проекта г-на Смирнова, самого ускользающего и скрывающегося, оттого коварно незаметного философа культуры наших дней и озаглавленного «Распушение чувствилищ».   В трактате содержится для нас разгадка ухода Гуса и пришествия нового Мелихова. Отчего-то работа начинается словами «Никто не желает исчезнуть бесследно». Исследование показывает, что лишь одна религия, а именно искусство, помогает преодолеть смерть. И через это нам дано понять, что же случилось с Гусом и всем современным искусством.

Внимательный посетитель выставки обнаружит в темном закутке оборотную сторону могильной плиты Бродского, с сакраментальной строкой

 

LETUM NON OMNIA FINIT – 

НЕ ВСЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ СО СМЕРТЬЮ

Открыли выставку ее куратор Михаил Слободинский, художественный руководитель ГЦСИ Леонид Бажанов, руководитель театра музыки и драмы Стас Намин,  российский искусствовед, директор НИИ теории и истории изобразительных искусств Андрей Толстой и сам автор Лев Мелихов.

На вернисаж собралось более 700 человекжелающихпосмотреть перформанс с японским танцем смертипослушать автора и восхититься игрой воспитанников Юрия Розума. Сам маэстро играл для публики, с благодарностью что часть отчислений от проданных работ с выставки поступит в Международный БлаготворительныйФонд поддержки юных музыкантов Юрия Розума.

 

На открытии присутствовали: Ирина Хакамада, Тимур Гугугберидзе (Гум), Стас Намин, Татьяна фон Варденбург (Основатель Frida Project Foundation), Марат Сафин, Юлия Королькова, Михаил Алексеев (UniCredit), Юрий Розум, Валерий Фадеев, Василий Бычков и многие другие.

 

 

Посетить экспозицию можно каждый день до 30 октября с 12 до 19 часов в кинотеатре «Москва» - Охотный ряд 2, ТГ Модный Сезон, 4 этаж. Вход свободный.

Читайте также

Новости наших партнеров