Внимание! В этом посте нет фотографий. Уверена, вы не хотели бы их видеть. Честно говоря, я не до конца уверена, что вы хотели бы читать этот текст.

В минувшую пятницу в Гранаде широко гуляли по такому незатейливому поводу как наступление весны. Для местной молодежи это сигнал выйти на улицу и напиться до беспамятства. Ладно бы просто выйти и напиться. Но вот именно что до беспамятства.

Университет Гранады определяет демографический состав города с 1581 года, и на улицы обычно выходит действительно много действительно очень пьяной молодежи. Поскольку весна упорно наступает каждый год, и против этой стихии муниципалитет бессилен, городские власти хитро придумали локализовать праздник в довольно жиденьком скверике между гипермаркетом и офисным зданием, не представляющим исторической ценности. Если дословно переводить с испанского, этот скверик теперь называется «Бутылкодром». По-русски, конечно «Алкодром».

Каждый год в праздник весны у весьма условного входа в Алкодром дежурят полицейские машины и «Скорые». Несколько кварталов вокруг скверика заполнены студентами - теми, которые ЕЩЕ и теми, которые УЖЕ. Некоторые сидят на мостовой и едят кебабы (едва не написала «сидят на поребриках и едят шаверму»). Некоторые оттаскивают от эпицентра пьянства своих друзей, утративших координацию. Некоторые, весело перекрикиваясь, бодро идут к скверу.

На ближних подступах все больше пьяных и печальных. Многих тошнит. Некоторые писают по углам. Под ногами шуршат пакеты от фаст-фуда, повсюду валяются пустые бутылки. Слышны сирены «Скорых», которые ездят по округе в готовности оказать помощь жертвам наступления весны. Ранним утром на работу выйдут уборщики, и Гранада снова сможет заслуженно гордиться неформальным званием самого чистого города Андалусии.

Сам Алкодром являет собой зрелище совсем уж странное. На довольно ограниченном заасфальтированном пространстве довольно плотно друг к другу стоят - скамеек нет - несколько сотен (тысяч? у этих болонок нет никакого глазомера (с)) студентов со стаканами и бутылками. Невообразимый гул. Что поразительно, на весь Алкодром ни одной гитары.

Особенно трогательно, что я имела счастье наблюдать эту картину всего-то в девять часов вечера.

И вот когда возвращаешься в половине десятого с этого праздника, на который и заходил-то из чисто этнографического интереса; когда возвращаешься рано, трезвый и точно зная, рядом с кем проснешься завтра утром; - вот тогда начинаешь подозревать, что молодость, кажется, уходит.

И слава Богу.