Все записи
13:04  /  28.01.19

3206просмотров

Про Дау

+T -
Поделиться:

Как человек, оказавшийся в эти дни во Франции и получивший возможность посмотреть несколько фильмов проекта «Дау», считаю необходимым заявить следующее. 

Я приехала в Париж не из-за Хржановского и уж тем более не в качестве его гостя. 

Я не испытывала к этому проекту ни заведомой симпатии, ни заведомого предубеждения. Главной целью моего визита была обширная театральная программа (Лепаж, Кастеллуччи, навсегда любимый Черняков, несколько спектаклей известных режиссеров в «Одеоне» и «Буф дю Нор»). 

Так вот самое сильное мое впечатление из всего увиденного – «Дау». 

Это опус магнум. И это событие. 

О нем интересно думать, говорить, спорить, его можно рассматривать с разных точек зрения (искусствоведческой, социологической, психологической, антропологической, перформативной, продолжите сами). Он вызывает раздражение, восхищение, ужас, ступор и множество вопросов. Но он затягивает в свою энергетическую воронку. Не помню, сколько часов я потратила на просмотр его фильмов (серий) – 12? 15? больше? Хочу еще! О том, как устроен проект, уже много написано и по-русски и по-французски. Почитайте «Ле Монд», «Коммерсант», «Медузу». 

Я же просто коротко констатирую: 

– В связи с «Дау» вспоминали Алексея Германа, разнообразные документальные фильмы, реалити шоу, мелодраматические сериалы, Жана Жене (это вот уже я лично), Ингмара Бергмана, «Кольцо нибелунга» и много что еще. Отдельными своими гранями «Дау» иногда похож на все вышеперечисленное. Но ничему из этого не равняется. Вообще!

– Главное, что отличает его от всего, виденного мною прежде – то, как придуманная реальность и реальность документальная не просто соседствуют, но буквально пропитывают друг друга. Объединяются на каком-то молекулярном уровне. «Дау» – это фантастический имаджинариум и фантастическая правда жизни. Как если бы нас со всеми нашими отношениями, спорами в ФБ, любовями, изменами, предательствами, мелкими бытовыми ссорами и духовными прозрениями поместили в другое время. И мы стали бы разом жить своей жизнью и немного не своей. В своем времени и в чужом. Мы забывали бы о камере, которая нас неустанно снимает, но все время держали бы в уме эти предлагаемые обстоятельства, которыми ежеминутно на бытовом уровне (посуда, одежда, еда, черные воронки кружащие по двору института) окружены. Ученые, гэбэшники, хозяйственники то и дело вспоминают в своей речи про коммунизм или постановления партии и т.д. Даже дворники и разнорабочие, упившись вусмерть, вспоминают. Это они не по роли (тут вообще нет ни ролей, ни сценария, ни текста) просто прониклись предлагаемыми обстоятельствами. Антураж вдруг стал естественной частью жизни. 

– Поразительно передана тут порой жизни мышья беготня. И поразительным образом она вдруг как бы само собой складывается в киносюжеты. Кто тут творец, кто автор, кто демиург, есть ли он? Это придуманный мир или настоящий? Не дает ответа. И то и другое. Одновременно. Между направляющей волей режиссера и естественным течением жизни тут не вставишь и кончик иглы. Но в иногда достигнут такой уровень киноправды, после которого некоторое время сложно вообще смотреть на то, как кто-то что-то играет, сливаясь с ролью.

 – Интересно как кочуют из фильма в фильм не только герои, но и темы. Они тоже не придуманы. Они просто есть. Как есть небо над головой и времена года. Переходящие из фильма в фильм (серии в серию?) качели между влечением и отталкиванием, человеческим достоинством и абсолютной безвольностью, материально-телесным низом и взысканием высшей правды. На всех социальных этажах герои качаются на этих качелях. Амплитуда разная. В каждой избушке свои погремушки. Но качели всегда тут. И простой человек прост тут не меньше, чем маленький человек великой русской литературы. Он вызывает и ужас, и оторопь. Но и жалость тоже. И восторг порой. 

– Этот проект поразительным образом вмещает в себя все новые тренды: тут в процессе создания нам были явлены такие горизонтальные структуры, что уж куда горизонтальнее, и такая перформативность с тотальной процессуальностью, что куда до нее всем нам, грешным. И в то же время это проект, созданный в старой парадигме, согласно которой художник может говорить и творить, как право имеющий. Да еще творить на деньги богатого мецената, как в какие-нибудь ренессансные времена. Почему? Как так! Вы уж или крест снимите или современным искусством не занимайтесь. Ну вот так! Этот проект столь масштабен, что может вместить противоречие.

 – Надо бы при этом учесть, что делался он долго. И за это время изменилось буквально все. Мы оказались в новом дивном мире, где никогда не знаешь, кто будет обиженным в следующий раз: верующие, защитники прав индейцев, вегетарианцы, феминистки, представители гей-сообщества, борцы за права простых людей. Десять лет по нынешним временам – это же вечность. Так что бить по голове создателей «Дау» будут и справа и слева. Кажется, они к этому готовы. 

– Чего им, как мне кажется, не стоило бы делать, так это наверчивать вокруг своего вполне себе перформативного проекта дополнительную перформативность. Все эти инсталляции в Театр де ля Виль, выставки в Помпиду, кабинки для исповедальных разговоров, шаманы, манекены, которыми должны быть обставлены коинопоказы, мало что добавляют к впечатлению от кино как такового. А именно из-за них проект был поставлен на грань срыва. Театр де ля Виль на ремонте. Там и так-то не работает ни канализация, ни отопление. А тут еще инсталляции… Службы технической безопасности не дремлет… Стоило ли эта игра свеч. Уверена, что нет. Надо было сначала запустить зрителя в саму киносагу. Позволить обжиться в ней. Этого уже так много, что большего и не надо. Потом, в другой раз, в другой жизни проекта можно, вероятно, было бы подумать и о дополнительных опциях. Это неправда, что хорошего много не бывает. Иногда бывает. Тут перестарались. Не рассчитали сил. Жаль! НО!

 – Все театроведческие баталии последнего времени строились примерно по следующей схеме: кто-то выпускал необычный спектакль. «Это не тятр!» – кричало консервативное большинство. «Нет, тятр-тятр!» – привычно откликалось прогрессивные меньшинство. Создатели проекта «Дау» с самого начала декларируют: это не кино, это что-то другое. Совсем другое. В ответ хочется сказать: да полноте! важнейшим из всех искусств по всей этой истории как раз является кино. 

Не слушайте никого, просто пойдите и посмотрите его, сколько сможете.

Перепост