Все записи
10:21  /  23.02.12

7021просмотр

Улица Русаковская. Сносить или помиловать?

+T -
Поделиться:

24 февраля в 13.00 состоится очередное заседание Комиссии при Правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия. Комиссия, состоящая в основном из чиновников, будет решать, сносить или помиловать. В числе подсудимых под седьмым номером — квартал 998, жилые дома 1920-х годов постройки по ул. Русаковская (д. 2/1, стр. 1 и 2; д. 2, стр. 3; д. 4, стр. 4; д. 6, стр. 2; д. 8), плюс дом 3/1 по ул. Гаврикова — всего семь крепких кирпичных прекрасных зданий.

Район Русаковской — заповедник архитектуры эпохи советского авангарда. Неподалеку сразу два клуба великого К. С. Мельникова — «Буревестник» и им. И. В. Русакова — врача и революционера, погибшего при подавлении Кронштадского мятежа. Напротив упомянутого квартала — комплекс из трех «итальянских» домов Б. М. Иофана с лоджиями и арками. Пять лет спустя Иофан построит пугающий «Дом на набережной» для Совнаркома, а тогда, в 1925-м, он только вернулся из солнечной Италии и строит для рабочих, легко и изящно. Рядом, на Русаковской, 10, — одна из первых построенных после революции школ, с тонким куполом обсерватории.

Сам квартал 998 — один из ярких примеров «рабочих поселков» 1920-х годов — новых жилых кварталов, возводившихся Моссоветом для работников предприятий. Эти здания сегодня выглядят рядовыми, но тогда, в разрушенной, голодающей, отчаянной и веселой стране это был колоссальный прорыв: вместо бараков или заводских общежитий (по 50 коек в комнате) люди получали кирпичные стены, просторные комнаты, светлые окна, горячую воду, газ вместо керосина, кое-где — не поверите! — даже ванны. Это было другое качество жизни. А по качеству планировки квартир типовые серии 20-х годов остаются непревзойденными до сих пор: это умные, эргономичные, экономные, но уютные планировки.

В середине 2000-х Институт генплана Москвы провел масштабнейшее обследование «рабочих поселков» рубежа 1920–1930-х годов. Было выявлено 58 комплексов жилых домов и общежитий и еще полсотни отдельных жилых домов этого времени, разработаны критерии их историко-культурной оценки, проанализирована их сохранность, предложены меры по сохранению комплексов и развитию их территорий. Целый ряд ансамблей был предложен к постановке на государственную охрану. В их числе была и «Русаковка», планировку которой приписывают архитектору М. Мотылеву. Но охранный статус так и не был окончательно утвержден. Сегодня весь ансамбль жилых домов числится в реестре Москомнаследия в статусе «прочие объекты», то есть не охраняется никак.

За последние 10 лет он объявлялся аварийным, готовился к расселению, вновь объявлялся жилым, проходил экспертную комиссию Москомнаследия, выставлялся на градостроительный тендер — очевидно, кому-то очень хочется снести и застроить квартал.

«Ворота» квартала и начало всей Русаковской улицы сразу за эстакадой Третьего кольца — два дома-близнеца под номером 2/1. Первые три этажа были построены в 1925 году в рамках программы муниципального жилищного строительства. Автор их не известен, но технология строительства (изогнутые кирпичные перемычки над окнами) выдает дореволюционную школу, а декор фасадов — вертикальные членения и пунктирный круг, напоминающий о городских часах, — отсылает к эстетике ар-деко. В 1935 году оба дома были реконструированы и надстроены по проекту архитектора Крестина, но первоначальный декор был сохранен.

В этих домах-близнецах жили настоящие близнецы — братья Борис и Зиновий Паперные. Борис погиб в самом начале войны, и его дочь, Ирина Паперная, совсем не помнит его. Зиновий жил здесь до 1981 года. Здесь были написаны книги о Маяковском («О мастерстве» и «Поэтический образ»), о Чехове («Очерк творчества», «Записные книжки», «Чайка»), о М. Светлове, «О художественном образе», «Самое трудное», «17 1/2 фельетонов». Сюда много лет приходили Лиля Брик, Василий Катанян, Ираклий Андроников, Леонид Зорин, Владимир Этуш, Борис Слуцкий, Наум Коржавин, Борис Заходер, Анатолий Эфрос, Сергей и Татьяна Никитины, Майя Туровская, Эмиль Кардин, Наталья Крымова, Александр Асаркан, Анна Берзер, Инна Соловьева, Станислав Долецкий.

Здесь выросли Владимир и Ирина Паперные — родные-двоюродные брат и сестра. Эта история напоминает историю Кая и Герды, живших в соседних домах и ходивших друг к другу в гости по крыше. Ирина Борисовна замечательно вспоминает о том, как встретились и переплелись судьбы двух семей, двух домов, двух людей:

«В большом городе, где столько домов и людей, что не всем хватает места хотя бы на маленький садик, а потому большинству жителей приходится довольствоваться комнатными цветами в горшках, жили двое бедных детей, и садик у них был чуть побольше цветочного горшка. Они не были братом и сестрой, но любили друг друга, как брат и сестра. 

Родители их жили в каморках под крышей в двух соседних домах. Кровли домов сходились, и между ними тянулся водосточный желоб. Здесь-то и смотрели друг на друга чердачные окошки от каждого дома. Стоило лишь перешагнуть через желоб, и можно было попасть из одного окошка в другое. <…> Родители позволяли мальчику и девочке ходить друг к другу в гости по крыше и сидеть на скамеечке под розами. Как чудесно им тут игралось!»

(Ганс Христиан Андерсен)

 

Благодарю Ирину Паперную, Владимира Паперного, Алексея Паперного, Ирину Крымову, Николая Васильева за помощь в подготовке материала.

Комментировать Всего 11 комментариев

Спасибо, Марина! Я и не знал, что вырос в памятнике культуры)). С мужем Лили Брик, Василием Абгаровичем Катаняном мы постоянно обменивались пластинками и записями. Когда Лиля и остальные гости вели интеллектуальные разговоры за столом, мы с ним ускользали в мою комнату и рылись в моих пластинках и магнитофонных кассетах (историки нам этого не простят). Оформлять папину книгу «17 1/2 фельетонов» пытался я, еще до поступления в Строгановку, но мои дилетантские попытки были отвергнуты худредом. Зато после окончания я успешно оформил «Записные книжки Чехова». Любопытный факт: на черно-белой фотографии справа (которую я нашел в музее архитектуры), в девочке с косичками я узнаю сестру Иру в возрасте примерно 8 лет. Кто вторая девочка — навсегда останется тайной.

Эту реплику поддерживают: Вячеслав Поличенко, Марина Хрусталева

Володя, этот дом стал памятником культуры в том числе и потому, что ты там вырос :)

Этот город окультуривается нами, в этом его глубина.

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова, Вячеслав Поличенко

Сегодня НИЧЕГО не решилось.

Вопрос был СНЯТ с РАССМОТРЕНИЯ по инициативе Префектуры ВАО. Что вовсе не значит, что Префектура решила сохранить квартал. Напротив, известно, что разрабатывается проект новой застройки. Просто, видимо, решили подготовиться понадежней.

Ждем следующей серии.

Лиля Брик

Кстати, Лиля Брик прислала телеграмму к моей первой свадьбе, которая тоже праздновалась в этой квартире. На свадьбе среди прочих присутствовали литературоведы Мариэтта и Александр Чудаковы, историк литературы Николай Котрелев, Дмитрий Симис (ныне американский политолог Dmitry Simes), его жена Наталья (ныне профессор университета Джонса Хопкинса в Вашингтоне), художники Евгений Богданов и Анна Бирштейн и многие другие.

Не прошло и полгода...

Градостроительно-земельная комиссия при Мэре Москвы утвердила "проект планировки территории квартала 998 Красносельского района города Москвы (ЦАО). Проектом предусмотрено строительство жилого комплекса со всей необходимой инфраструктурой.

Проектируемая территория площадью 2,89 га ограничена с северо-запада Русаковской улицей; с северо-востока - Леснорядской улицей; с юго-востока - Леснорядским переулком; с юго-запада –  улицей Гаврикова (трассой Третьего транспортного кольца).

Здесь расположены жилые дома, которые на данный момент расселены. Общая площадь сносимой жилой застройки составит 42,7 тыс. кв. м, в том числе площадь квартир – 33,3 тыс. кв. м. Проектом планировки на месте сносимой застройки предлагается возвести жилые дома с квартирами общей площадью 40,4 тыс. кв. м, со встроенным детским садом на 40 мест, предприятиями социального, культурного и бытового обслуживания. Для жителей квартала в наземных и подземных гаражах запроектировано 714 машино-мест, для организаций, размещаемых в первых нежилых этажах, - 161 машино-место. Жилой комплекс будет рассчитан на 2235 человек". (http://www.realestate.ru/new.aspx?id=25352)

Поразительно, что ГЗК согласовала проект нового строительства независимо от того, что вопрос о судьбе квартала выносился на заседание другой комиссии - Комиссии при Правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия. И был отложен для более подробного изучения.

Марина, а боролись ли жильцы, когда их расселяли, против расселения и сноса?

Дмитрий, насколько я понимаю, два дома на Русаковской выселили еще несколько лет назад, когда вопрос о сносе еще был так очевиден. Капремонта в них не было, говорят, они были все же не очень комфортны, так что, может быть, и не слишком жильцы боролись. Сейчас эти два дома точно решили сносить.

Но вот жители более поздних домов по этой же стороне улицы и знаменитых "итальянских" иофановских, стоящих напротив - эти вроде бы возмущались. Итальянские дома сохраняют.

А как возмущадись? Для нас важна практика. Я из "Буденовского городка": http://www.snob.ru/profile/26549/blog/56129

У вас, случайно, нет координат активистов из Русаковской?

Я уточню у коллег, нет ли контактов.

Был еще позитивный опыт на Октябрьском поле, там есть квартал трехэтажных домов "Немецкая слобода". Тоже отстояли жильцы, еще при Лужкове, году в 2009-м.

Спасибо. Также будет очень интересен опыт общения с властями по поводу дальнейшего благосустройства таких городков. Какие пути существуют? Откуда могут идти бюджеты. Как требовать благоустройства. Как найти честных консультантов и подрядчиков в этой сфере. Как наладить контроль жителей за процессом.

Дмитрий, я отправила Вам некоторую информацию в "Личные сообщения". Вот еще один совсем свежий рассказ о борьбе жителей против новой застройки:

http://yopolis.ru/occasion/595577/9337