Ну что, друзья мои,

чувствую себя полной дурой.

Десять лет пыталась всеми средствами, которые хороши, переводить на русский непереводимое civilizing influence of continuity и убеждать, что от сохранности наследия зависит качество жизни. А последние девять месяцев в каждым днем все меньше сама понимаю: какое качество? чьей жизни? кого убеждать? О чем я?

А в Москве лето, и большинство из нас вовсе не в ней.

А в Москве наконец утвержден главный архитектор: молод, хорош собой, говорят, эффективный менеджер, а больше и не говорит никто.

А скоро день города, и Москва должна дивно украситься, как она любит.

Вот, например, некий "Центр цвета города" разработал и утвердил колористические паспорта для неизвестного числа исторических зданий и теперь отрабатывает госзаказ. И если Евгений Викторович Асс возвопил до небес и не дал покрасить построенный отцом сталинский дом на Садовом в цвет бедра испуганной нимфы, то не всем домам Бог дал таких наследников и сыновей. И вот уже конструктивистский дом-коммуну на Гоголевском красят дуэтом серо-болотных оттенков, а ДК им. Зуева - в поросячий розовый цвет.

дк зуева.jpg 

Кто эти люди, которые нарисовали и утвердили колористический паспорт? Что они знают о конструктивизме? Их не тошнит? Им не сводит зубы, как от фальшивой мелодии? Они собираются ходить мимо этого? Или им правдо красиво?

Вот, например, в июне после долгих мучений типографии Лисицкого придали охранный статус. Все, вы думаете? Можно выдохнуть? Можно только вдохнуть. Потому что ночами там стучат отбойные молотки и самосвалы вывозят оттуда строительный мусор, и никто на свете не может добиться от ЧОПа ответа - что же делают там, где теперь возможна лишь реставрация. А жильцам соседнего дома прозрачно дают понять, что стройка "Интеко", зависшая у них во дворе, будет продолжена, несмотря ни на что.

 

Как объяснить товарищам из ФСБ, что имя "Лисицкий" - одно из немногих, пробуждающих немедленное узнавание в западной художественной и академической среде? Что ему посвящают выставки и монографии? Что это здание - одно на весь мир, и другого уже не будет? Или он нужен только там - в Фонде Гетти, где хранится его архив с десятками нежных писем жене, вот с такими шуточными картинками - прочь отсюда, из СССР с елкой и дядькой в ушанке, в США с небоскребами...

Вот, например, после многих лет противостояний сломали дом на Арбате, 41. Дом был давно отселен, сопротивлялись соседи. Потому что давно уже были исследования про грунты - там подземная речка, полно новостроек с подземными гаражами, и так размывает уже и плывет. А тут, само собой, собираются строить торговый центр, еще минус 15 метров под землю. Сломали. Несмотря на вой в прессе. Трещины в 43-м доме, где жил Окуджава и где, вообще-то, должен бы был быть его музей. Трещины в доме Мельникова

 © Д.Лазарев / dmitryl68.livejournal.com

Это новые трещины. Плакать хочется и кричать, сколько бедному дому и без того досталось. Мне посчастливилось, я была там много раз, за руку приводя столбенеющих в изумлении иностранцев. Я могу писать и рассказывать о невероятных пространственных метаморфозах, когда из узкой винтовой лестницы попадаешь вдруг в просолнечный водоворот гостиной. Но вы-то можете туда уже никогда не попасть, понимаете? Он держится на честном слове, и грунты пошли.

Вот, например, собираются поменять лифты в высотке на Красных воротах. Заказчик работ - Государственное казенное учреждение г. Москвы по капитальному ремонту многоквартирных домов г Москвы "УКРиС". Догадайтесь, что собирается сделать казенное учреждение в этой и прочих высотках? Правильно, разломать деревянное обрамление лифтов к чертовой матери. Почему? Потому что лифты Карачаровского механического завода на 5 см шире оригинальных. Нельзя, понимаете, впихнуть невпихуемое. Нельзя заказать для семи высоток лифты соответстующей им ширины.

Господибожемой, как писал Окуджава...

 

Я хочу знать, кто эти люди, которые решают, какого цвета Москва.