Все записи
12:25  /  17.04.15

4434просмотра

Добрый шеду, добрый ламассу

+T -
Поделиться:

Это мой прапрадедушка, Исаак Аврум-Берович Майорский. Он прожил чуть больше семидесяти лет и умер в Елисаветграде около ста лет назад.

Это шеду, крылатый человеко-льво-бык из Нимруда. Он простоял на месте почти три тысячи лет и был уничтожен взрывами ИГИЛ в прошлое воскресенье.

Если бы у меня была борода, я выглядела бы приблизительно так же.

У людей, которые взрывали Нимруд, тоже есть борода. В роликах, педантично показывающих уничтожение древней Ассирии, эти люди поют суры Корана и произносят пламенные речи. Мы их не можем понять.

Что происходит?

В январе этого года бойцы ИГИЛ уничтожили тысячи книг и рукописей из библиотек Мосула. В феврале разбили кувалдами аккадские памятники в мосульском музее. В марте впервые вторглись в Нимруд на бульдозерах, подступились к Ниневии и Хатре. 12 апреля, когда мы отмечали Пасху и День космонавтики, Нимруд, библейский Калах, наиболее полно сохранившийся из древнейших городов мира, был полностью взорван. Этих шеду, хранителей врат, больше нет.

Почему? Что это? Слепое иконоборчество? Отказ от корней? Попытка нащупать самую болевую точку западной цивилизации? В одном из видео бородатый человек говорит: "Эти руины за мной - идолы и статуи, которым люди прошлого поклонялись вместо Аллаха. Пророк Мухаммед, войдя в Мекку, разрушил идолов голыми руками. Наш пророк приказывал нам низвергать идолов и уничтожать их. Все последователи пророка делали это во все времена, завоевывая новые страны". В другом его коллега заявлят: "На каждом клочке земли, где мы сможем разрушить идолопоклонничесто и утвердить монотеизм, мы будем делать это".

Генеральный секретарь ЮНЕСКО Ирина Бокова выступила с резким осуждением происходящего в Ираке и призвала бороться с военными преступлениями против всемирного культурного наследия и покарать виновных. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун в юбилейной речи, посвященной 80-летию Пакта Рериха - первого международного соглашения об охране наследия - заявил, что "подобные действия наносят удар в самое сердце человеческой индивидуальности и гуманистических устремлений". Профессор Джон Кертис, президент Британского института изучения Ирака, в интервью BBC признал необходимость защищать древние памятники военными методами.

Но дворца Ашшурнасирпала II больше нет. Дворец властителя Ассирийской империи, включавшей Ирак, нижний Египет, части Турции и Леванта теперь можно видеть лишь на гравированных реконструкциях XIX столетия и на видео археологических раскопок - совсем недавнем, уже нереальном.

Два 30-тонных шеду (или ламассу) были вывезены английскими археологами в Британский музей. Их родственники из Хорсабада стоят в Лувре, а слепки - в Пушкинском. Мы одни из немногих счастливчиков в мире, кто мог с детства искать у шеду пятую ногу и рассматривать бесконечное руно их бород. В рамках междунородного инстарамм-проекта #savetheshedu ГМИИ им. Пушкина проводил акцию "Рисуем вместе памятники древних цивилизаций", а на этой неделе устроил презентацию каталога клинописных табличек - древнейшей человеческой переписки.

В книжке "Ассирийская магия", живущей рядом с моей кроватью, есть заклинание: "Злой утукку, злой намтару, во имя земли, пусть они уйдут из его тела, добрый шеду, добрый ламассу, добрый утукку, во имя земли, пусть они держатся по бокам от него".

Завтра, во Всемирный день культурного наследия, сходите в Пушкинский музей. Встаньте между статуями шеду, пусть они будут от вас по бокам. Подумайте о том, как мало мы можем в этом большом и необъяснимом мире. Как легко разрушить то, что дорого одним, но непонятно другим. Поблагодарите Цветаева, который сберег для нас хотя бы копии добрых шеду.

Комментировать Всего 1 комментарий
Мы одни из немногих счастливчиков в мире...

Тут уместно было бы вспомнить о большевиках, взрывающих церкви, о Лужкове, сносящем памятники и достраивающем Баженова, о поэтах в гулаге, и о многом другом. Такие ли уж мы счастливчики? Вопрос: почему варварское поведение привлекает последователей. Ответ: потому что люди, демонстративно нарушающие понятные всем принципы добра и зла, в глазах толпы становятся как бы богами. Убийство женщин и детей, разрушение святынь (даже чужих) противоречит естественным инстинктам большинства людей. Когда кто-то говорит «а у меня есть не только сила, но и моральное право», он становится для толпы как бы богом.