Я со съемочной группой канала НТВ уже неделю нахожусь в Кабардино-Балкарии. Мы приехали снимать сюжет про беспорядки в регионе. В Нальчике все напуганы. Вчера мы снимали гаишников на центральной площади. Они просили нас не показывать их лица, говорят: нам страшно!

Как нам рассказывали местные, есть негласное распоряжение МВД, чтобы милиционеры, которые не состоят в патрульной службе, не ходили в форме и работали под прикрытием. В результате несколько дней назад ДПСники по ошибке расстреляли участковых прямо около центрального кинотеатра Нальчика, потому что те были без формы и с оружием.

Интересно, что практически у всех, с кем мы говорили, есть ощущение, что вчерашнее нападение боевиков в Нальчике (когда были обстреляны управление ФСБ и посты ГАИ) и расстрел туристов и подрыв канатной дороги, которые случились на прошлой неделе, — это две разные истории. Последнее — это не нападение боевиков, как пишет пресса, а просто передел бизнеса в Приэльбрусье. Пострадавших нет, потому что бандиты в мирных жителей до сих пор не стреляли. У каждого из них кто-то из родственников занят в турбизнесе.

Примерно в то же время, когда было сообщение в новостях о том, что в ущелье проводится воздушная операция против бандитов, взорвавших дорогу, мы ехали по этому ущелью. Но не только мы, но и никто из местных не слышали этих ударов. По всей дороге стоят зенитные установки, и они стреляют по горам, чтобы сбивать лавины. И это слышно по всему ущелью. Если бы действительно были авиаудары, это было бы слышно!

Мы были на поляне Азау, где взорвали канатную дорогу. Мы разговаривали с туристками — двумя девушками из Белгорода, которые приехали незадолго до взрыва. Сейчас они живут в гостинице вдвоем. Когда они приехали, гостиница была полная. Но когда рвануло, все уехали, а девушки остались. С тех пор там ничего опасного не происходило, девушки продолжают спокойно отдыхать-кататься. На склонах людей немного, но есть. После взрыва Приэльбрусье было объявлено зоной КТО (контртеррористической операции). Новых туристов не пускают. Чтобы попасть к турбазам, нужно проехать пять-шесть постов с бронетранспортерами и солдатами внутренних войск.

Мы разговаривали с владельцами гостиниц, говорили с министром спорта и туризма Кабардино-Балкарии. Все они говорят одно: сейчас в регионе высокий сезон, туризм тут — единственный источник дохода. В марте-апреле местные зарабатывают себе на весь оставшийся год. Потому сейчас у них паника: они не понимают, сколько они потеряют и как проживут оставшийся год, если туристов не пустят.