На волне патриотического неприятия в современной России всего заграничного и, особенно, западного, успели попиариться уже многие российские чиновники. Слово «импортозамещение» является едва ли не самым популярным в стране. В сентябре 2015 года в Москве прошла специализированная выставка «Импортозамещение» (по каким-то причинам все же – «международная»), на которой побывал сам премьер-министр Медведев.

Продуктовое эмбарго – запрет на ввоз в Россию продуктов питания, произведенных в Евросоюзе, США, Канаде и Австралии, введенное в качестве «ассиметричной» ответной меры на санкции Запада против России за вторжение в Украину – пока не вызвало народных волнений. Министр сельского хозяйства Ткачев вообще считает, что всего через 5 лет в Россию из продуктов питания нужно будет завозить исключительно цитрусовые, бананы и финики  – остальное произведем сами.

Хотя некоторые, более здравомыслящие, министры осторожно говорят о том, что уже введенными запретами стоит и ограничиться, не распространяя эмбарго огульно на все товары, особенно потребляемые в промышленном производстве и здравоохранении, большинство граждан поддерживает расширение эмбарго на другие категории продукции. Так, согласно данным опроса Фонда общественного мнения, «64% россиян уверены, что в ближайшие годы российская промышленность вполне способна обеспечить население страны качественными одеждой и обувью».

Президент Путин еще в мае 2014 года на Петербургском международном экономическом форуме заявлял о необходимости «вернуть собственный рынок национальным производителям». Не отстает от него и премьер Медведев, не говоря уже про некоторых губернаторов, кровно заинтересованных в развитии собственной легкой промышленности. Ограничить импорт одежды, обуви и тканей предлагает крупнейшее отраслевое объединение – Российский союз предпринимателей текстильной и легкой промышленности (Союзлегпром) и Ассоциация текстильщиков России. Им вторит официозный еженедельный журнал «Эксперт».31 марта 2015 года Минпромторг России выпустил приказ «Об утверждении плана мероприятий по импортозамещению продукции в отрасли легкой промышленности РФ». Повседневную одежду, кроме форменной и рабочей, он пока не затронул, но тенденция очевидна. В середине сентября в эфире Первого канала государственного телевидения был показан сюжет, в котором зрителям недвусмысленно намекают, что «обувь российских и белорусских производителей подходит нам анатомически».

К чему может привести взятый российским правительством курс на ускоренное импортозамещение жителям России старше 35-ти нетрудно вспомнить – в Советском Союзе практически любая гражданская одежда и обувь были в огромном дефиците: их распределяли по предприятиям и по талонам, продавали втридорога на «черном» рынке, а километровые очереди за адидасовскими кроссовками, которые по немецкой лицензии выпускались в России, стояли в ночь и насмерть. По оценке экспертов, в России (население – 141 млн. человек) ежегодно производится лишь 33 миллиона пар обуви, включая детскую. С носками и колготками дело в перспективе обстоит несколько лучше – примерно по две пары в год на человека к 2017 году (согласно данным «Стратегической программы исследований Технологической платформы «Текстильная и легкая промышленность на 2013 – 2020 годы», с. 53). И даже по мнению Общественного совета по развитию малого предпринимательства при губернаторе Санкт-Петербурга, «мобилизационные потребности страны в продукции легкой промышленности удовлетворяются всего лишь на 17-36 процентов, что противоречит законодательству о безопасности государства».

На сегодняшний день, продукция отечественной легкой промышленности покрывает потребности внутреннего рынка менее, чем на 25 процентов. По оценке Минпромторга, Россия из-за этого ежегодно теряет около 1.1% своего ВВП, поскольку недостающие 75 процентов импортируются Согласно вышеупомянутому Союзлегпрому, крупных и средних предприятий текстильной и легкой промышленности в России всего 458. Не ясно только, сколько из них работает на российском оборудовании и на российском же сырье. В текстильной столице России — городе Иваново — давно уже практически не производят ткани, а если что-то и шьют, то из импортных материалов. Оставляет надежду только то, что эмбарго наложено на товары с Запада, а большая часть одежды и обуви поставляется в Россию Китаем и другими странами юго-восточной Азии. Еще одним массовым поставщиком ширпотреба в Россию всегда была Турция, но авиа и ракетные удары российской армии по Сирии могут серьезно пошатнуть эти в общем-то взаимовыгодные торговые связи.

Не хочется даже думать о том, что будет, если завтра всенародно поддержанный президент Путин развяжет боевые действия еще в каком-нибудь сопредельном государстве, и на площадях выстроятся стройные ряды патриотов России, одетых в военную форму и обутых в кирзовые сапоги отечественного производства.