Все записи
08:43  /  11.11.15

3087просмотров

Кремлевский Коган(ат)

+T -
Поделиться:

 В последнее время ликвидация, отзыв лицензий и санация (введение внешнего управления) российских банков стали практически еженедельной новостью. Центральный банк Российской Федерации (ЦБ РФ) якобы активно борется с кредитными организациями, нарушающими нормативы и занимающимися незаконной финансовой деятельностью. Так ли это на самом деле?

Рассмотрим на свежем примере. Банк «Уралсиб», входящий в 30-ку крупнейших в стране, стал очередной жертвой «банковской чистки». Однако его лицензию не отозвали — фактически, «Уралсибу» насильно поменяли владельца: 4 ноября ЦБ РФ поручил санацию одного из крупнейших российских банков частному инвестору. Им оказался Владимир Коган, сделавший в 90-е годы карьеру банкира, благодаря близости к Владимиру Путину. Само решение ЦБ многих удивило: последнее время «Уралсиб» шел на поправку, и никто не ожидал, что ему потребуется санация, да к тому же при помощи крупных вливаний от Агентства страхования вкладов (АСВ).

С одной стороны, госполитика в отношении неблагонадежных финансовых институтов вполне последовательна: только с начала 2015 года ЦБ РФ отозвал лицензии более чем у 70 банков. Наблюдатели уже привыкли к жестким комментариям официальных представителей ЦБ об огромных дырах в банковских активах.  Руководителям некоторых проблемных банков уже предъявлены обвинения в мошенничестве. На 1 января 2014 года в России было 859 кредитных организаций, а на 1 октября 2015 их уже всего 714. Характерно, что лицензий лишаются, в основном, небольшие региональные банки — крупные, с существенными активами, отдаются на санацию их более удачливым коллегам. Это неудивительно — накопленные в докризисный период средства государственного АСВ ограничены, на всех не хватит, поэтому спасение утопающих банков стараются переложить на плечи самих утопающих, и выживают, естественно, сильнейшие – близкие и преданные Кремлю.

С другой стороны, до сих пор, практически все банки, «попавшие под нож», по крайней мере, по данным официальной статистики, находились в плачевном положении. «Уралсиб» — совсем другая история. Его основной акционер Николай Цветков на протяжении года честно выполнял предписания ЦБ по докапитализации банка. Только в августе он передал в капитал «Уралсиба» денег и недвижимости на 15,2 млрд рублей, а в октябре ЦБ вместе с АСВ провели проверку и назвали результаты оздоровления банка «удовлетворительными».  Далее планировалось продать непрофильные активы и привлечь инвестора. Но кто мог предположить, что инвестор появится буквально спустя пару недель и купит практически весь банк, 82% акций, за символическую цену, а главное — получит 81 млрд рублей от АСВ: из них 14 млрд руб. на шесть лет и 67 млрд руб. на десять — под ставку 0,5% годовых.

Счастливчиком оказался друг Путина Владимир Коган, который получает почти даром один из крупнейших российских банков. При этом у Когана нет ни своей команды, способной решать столь масштабные задачи (временно руководить банком будет менеджмент мелкого банка БФА, бенефициаром которого является сын Когана), ни опыта руководства действительно крупным банком, ни достаточных средств для покупки. В 90-е Коган владел питерским Промстройбанком, продал его ВТБ в 2004 году, а также возглавлял банк «Санкт-Петербург» (контролируется семьёй Валентины Матвиенко, спикера Совета Федерации, а ранее – губернатора Санкт-Петербурга). С начала 90-х началась дружба Когана с Путиным, что было ключевым стимулятором его карьеры. С 2004 по 2012 год Коган руководил Росстроем (ныне – Госстрой) — федеральным агентством, контролирующим все крупнейшие финансируемые за счет российского бюджета стройки. Как и у любого крупного кремлевского чиновника, благополучно ушедшего в отставку с «хлебной» должности, у Когана возникла потребность инвестирования нажитого за годы госслужбы. В 2013 году он пытался купить банк «Возрождение», а также получить контроль над «Уралкалием», который из-за финансовых авантюр своего прежнего «контролера», близкого Кремлю сенатора-предпринимателя Сулеймана Керимова, из процветающей публичной компании мирового уровня меньше чем за год превратился в аутсайдера с подмоченной репутацией. Можно сказать, что Когану в 13-м году повезло – не засветился, в результате – не попал под введенные в 2014-м против ближайших друзей-бизнесменов Путина международные финансовые санкции.

Передача банка «Уралсиб» Когану – безусловно политическое решение, получившее одобрение на самом верху. В его пользу сыграл не столько текущий экономический кризис, разрушающий ранее вполне устойчивые частные бизнесы, сколько введенные Западом финансовые санкции, под которые попали как российские государственные, так и принадлежащие друзьям Путина банки. Именно им, включенным в санкционные списки Ротенбергам и Ковальчукам, понадобился давно и основательно отстроенный крупный российский банк, чтобы продолжить протаскивать через него свои «гешефты». Такой банк кому попало не доверишь, тут нужен свой, проверенный Коган.