Желание кремлевских правителей, или хотя бы тех из них, кто хоть немного разбирается в экономике, найти возможность для снятия санкций, введенных Западом против России после аннексии Крыма и военного конфликта на востоке Украины, очевидно и обосновано. Западные санкции серьезно мешают российскому бизнесу находить финансирование и развивать технологии, а введенное в ответ на них собственное продуктовое эмбарго лишь добавляет проблем.

Основными покупателями российской экспортной продукции, прежде всего, нефти и газа, по-прежнему являются европейские страны, а не политически близкий Китай, хотя объемы поставок в Азию и растут год от года. 48,2 % российского товарооборота в 2014 году приходилось на страны Европейского союза. По данным Торгово-промышленной палаты РФ, основные торговые партнеры России — Нидерланды, Германия, Италия, Япония, Южная Корея, Польша, Великобритания, а также Китай и Турция. Против последней «ограничительные меры» были добавлены Кремлем совсем недавно, в ответ на сбитый турецкими ВВС российский военный самолет, на несколько секунд залетевший из Сирии в Турцию. В отношении остальных европейских «партнеров» уже второй год как действует продуктовое эмбарго – запрет на ввоз в Россию продуктов питания, произведенных в этих странах.

В проигрыше, прежде всего, российская экономика. Еще в 2013 году, незадолго до вторжения в Украину, Россия занимала передовые позиции в рейтинге инвестиционной привлекательности. В 2014 году иностранные инвестиции сократились на 70%, до 19 млрд. долларов США. Причем приток инвестиций был лишь в первом полугодии 2014 года, а затем – чистый отток, чего, как отмечает Центральный банк РФ, не было аж с 1994 года. По итогам первого полугодия 2015 года – падение на 46,1% от показателей 2014-го. Отток капитала из России даже по уточненным, оптимистичным прогнозам Центрального банка РФ составит в 2015 году более 70 млрд. долларов США. Комментарии излишни.

Пропагандистская машина Кремля подает международному бизнесу сигналы о помощи, призывая задуматься о вложении средств в российскую экономику. Авторитетный, хотя порой излишне коммерчески ориентированный, Bloomberg сообщает о повышении привлекательности российского рынка, указывая, что «российский рынок стал самым прибыльным для инвесторов в 2015 году среди стран БРИКС».

Наиболее привлекательными для инвестиций по-прежнему остаются традиционные для России сырьевые отрасли: нефть, газ, металлургия и т.п., а также — сельское хозяйство. Однако вкладываться в добычу минерального сырья мешают введенные Западом санкции, в результате которых уже наблюдается дефицит необходимого для добычи оборудования. Да и о вечной тяге Путина к ренационализации российских экспортеров природных ресурсов никто не забывает — судьба экспроприированного в середине 2000-х ЮКОСа  и более свежая история с Башнефтью отбили аппетит к «голубым фишкам» российского фондового рынка у всех, за исключением самых рисковых спекулянтов.

На этом фоне куда более привлекательно выглядит, например, фармацевтический рынок, на который уже начали обращать внимание европейские производители. Неудивительно: своих технологий производства современных лекарственных препаратов в России практически нет, падающий уровень доходов вынуждает население переходить на более дешевую продукцию, западные санкции в данном сегменте маловероятны – слишком негуманно, а вот пресловутое импортозамещение рано или поздно должно дойти и до лекарств.

Расширение запретов на туристические поездки за рубеж (госслужащим давно уже не рекомендуется отдыхать вне России, а военная кампания в Сирии привела к закрытию любимых россиянами египетских и турецких берегов), в купе с двух-кратным падением курса рубля к основным мировым валютам, вызывают рост внутреннего туризма, что также подсказывает инвесторам направление вложения средств. В августе 2015 года японская гостиничная сеть Toyoko Inn объявила о намерении создать в Москве и Санкт-Петербурге сети гостиниц, стоимость номеров в которых не превышала бы рублевого эквивалента 50 долларов США в сутки, а в октябре прошлого года международная сеть Hilton, ранее открывшая свои отели во многих российских городах, объявила о намерении построить три отеля в Алтайском крае.

Наверное, есть и другие примеры потенциально интересных объектов для инвестиций – бизнес всегда и везде ищет новые рынки, какими бы плохими ни были условия. Однако приток иностранных инвестиций в Россию был бы несравнимо выше, если бы не насаждаемая среди собственного населения и реализуемая в Украине и Сирии агрессивно-милитаристская внешняя политика Кремля. В совокупности с санкциями, эмбарго и прочими ограничительными мерами, наложенными на мрачный, но давно уже ставший традиционным фон всепроникающей государственной коррупции, отсутствия честных выборов и независимого правосудия, «картина маслом» такова, что никакому Блумбергу ее не улучшить, сколько не плати.