В конце ноября 2015 года Путин одобрил переход бизнеса к сдаче отчетности в режиме онлайн. Одновременно президент предложил всем желающим взять на себя функцию «народного» налогового инспектора: по его мнению, финансовая отчетность любого магазина или ресторана должна быть доступна любому потребителю, который сможет проверять по фискальным чекам, как отчитался бизнес перед налоговыми органами по каждой конкретной покупке или услуге. «Это даст возможность человеку после того, как он пообедал в ресторане и заплатил деньги за бифштекс из телятины хорошего отечественного качества, проверить, так ли отчиталось предприятие, тот ресторан или кафе, которое продало ему этот товар, как они отчитались в налоговой инспекции — не отчитались ли они дешевой буйволятиной. То же самое касается всех других товаров», — заявил российский президент. Для этого уже создан отдельный вебсайт — “Сервис проверки и хранения чека”, а также приложения для iOS и Android. Предполагается, что закон об обязательном использовании онлайн-кассовых аппаратов начнет действовать в 2016 году, а к 2018-му станет обязательным для всех, включая индивидуальных предпринимателей. Чтобы стимулировать бизнес переходить к использованию онлайн-оборудования быстрее, Путин предложил компаниям налоговый вычет в размере стоимости кассового аппарата нового образца — это около 20 тысяч рублей.

Призывая граждан страны лично контролировать и ловить бизнесменов за руку, Кремль в очередной раз обращается к советской политической традиции. Поиск внутренних врагов при активной антиамериканской пропаганде, выстраивающей образ врага внешнего, – испытанный способ отвлечения граждан от своих собственных, насущных проблем. Впрочем, очевидно, что переход к этой тактике объясняется не только политическими соображениями, но и сугубо финансовыми, и об этом недавно заявил даже российский министр финансов Антон Силуанов. По его прогнозам, из-за падения цен на нефть и еще большего ослабления рубля дефицит бюджета в 2016 году может превысить прогнозируемые сейчас 3%, а следовательно, государству либо придется сильно сократить расходы, либо значительно поднять налоги. Скорее всего, случится и то, и другое.

Может показаться, что для Путина, построившего свою последнюю «предвыборную» программу на “социалке”, активное использование первого сценария выглядит политически рискованным. Однако некоторые аналитики полагают, что все может быть как раз наоборот. “Гражданам, занятым поисками дешевой еды, будет не до протестов, методика подавления точечных возмущений типа бунтов в моногородах достаточно хорошо отработана, а остальными займется телепропаганда, объясняющая подорожание стирального порошка личными кознями Обамы”, — объясняет политолог Екатерина Шульман. Увеличение налогов для бизнеса при ухудшающейся экономической обстановке никак не назовешь идеальным решением, но где же еще Кремлю взять средства на содержание армии, полиции, тюрем и государственных СМИ?

Стоит отметить, что еще год назад, в прошлогоднем послании Федеральному Собранию, несмотря на украинский кризис, введение санкций и резкие колебания курса рубля, Путин говорил о необходимости облегчения налогового бремени. Тем не менее, за минувший год был введен торговый сбор, увеличился порог для страховых взносов, вырос налог на имущество для предпринимателей, а также запущен «ПЛАТОН» — сбор для большегрузных автомашин, вызвавший массовые протесты дальнобойщиков. Вице-президент «Деловой России» Александр Осипов заявил, что «предприниматели либо вообще уходят из бизнеса или уходят в «тень». Не исключено, что к 2018 году «народных контролеров» в стране будет больше, чем частных предпринимателей.