Нефтяной отрасли в путинской экономической политике всегда отводилась роль локомотива: она должна была спасти страну от экономической деградации. Становление «энергетической сверхдержавы» - амбициозная, и в тоже время немудреная концепция развития страны – давний выбор Путина и его окружения. Все, что требуется от власти - это распределять нефтяную ренту от растущих цен на энергоносители. Вот только цены взяли, и вместо того, чтобы продолжать расти, резко упали. Теперь, когда денег у нефтяных компаний больше нет, зато долги огромны, спасать приходится их самих.

Нефтяники в панике. Президент «Лукойла» Вагит Алекперов говорит, что «у нефтяников сейчас не осталось никаких денег». «Роснефть» должна выплатить в этом году долг в размере $14 млрд. При этом ее рыночная капитализация упала до $29 млрд (для сравнения, по итогам первичного размещения акций (IPO) в 2006 году, капитализация «Роснефти» составляла $79,8 млрд, а после покупки ТНК-ВР за $56 млрд в 2013 году - 96 млрд). Предполагалось, что помочь «Роснефти» гасить долги должны деньги китайской CNPC, с которой «Роснефть» в 2013 году подписала контракт о поставках нефти объемом 365 млн тонн сроком до 25 лет. По данным Sberbank CIB, на начало 2016 года нефтяная компания уже выбрала весь аванс в размере $35 млрд, который по условиям контракта не может превышать 30%.  Из-за падения мировых цен «Роснефть» должна поставить CNPC почти половину объема нефти, заложенного в контракт, только для того, чтобы погасить уже накопленную задолженность.

Ситуация усугубляется тем, что экономить путинские нефтяники не умеют: привычка не считать деньги сложилась давно, и побороть ее непросто. На этом фоне неудивительно, что предложение ограничить зарплаты топ-менеджмента госкомпаний не вошло в подготовленный правительством антикризисный план. Нефтяные компании не собираются сокращать расходы на своих сотрудников: все, кроме «Роснефти», намерены индексировать зарплаты и премии в текущем году. «Роснефть» вроде как решила сэкономить – зарплаты не повышает, но зато бонусы руководству компании будут выплачены в полном объеме.

Правительство же лихорадочно ищет дополнительные источники госдохода для затыкания бюджетных дыр. То министр экономического развития Алексей Улюкаев предложит приватизировать «кусочек» «Роснефти» (речь идет о продаже 19,5% ее акций), то Минфин и вице-премьер Аркадий Дворкович посягают на дивиденды, которые «Роснефть» могла бы дополнительно выплатить в пользу трещащего по швам федерального бюджета. В ответ представитель «Роснефти» политкорректно называл намерения правительства «немного странными» - понятно, что глава «Роснефти» Игорь Сечин использует все свое влияние в Кремле, чтобы предложения по «раскулачиванию» вскормленного им нефтяного гиганта не прошли.

Не получающие привычной маржи нефтяники требуют от государства, чтобы оно их не трогало. Еще вчера они позиционировали себя как национальное достояние, благодаря которому зарплаты получают врачи и учителя, а пенсии - пенсионеры. «Роснефть» боролась с «Газпромом» за право называться главным налогоплательщиком. Теперь же нефтяные компании требуют от государства оставить их в покое и не повышать налоговую нагрузку. Им не до социальной ответственности.

При себестоимости российской нефти в 10-15 долларов за баррель и мировой цене на нее в 100, маржи хватало всем «присосавшимся к трубе» - и олигархам, и прикормленному ими населению. Сегодня никто не берется предсказывать, когда мировые цены на нефть вновь достигнут былых высот. Поэтому экономить придется всем: как подсаженному на нефтяную иглу государству, так и нефтяникам. У добывающих компаний нет денег на разработку новых месторождений, а старые все больше эксплуатируются варварским способом. В результате быстро извлекаются большие объемы наиболее доступных запасов нефти, однако другие, над добычей которых стоило бы потрудиться, остаются в недрах до далеких лучших времен. Так поступали в СССР, а теперь «самые эффективные» путинские менеджеры, получающие самые конкурентные в мире зарплаты, возвращаются к подобным практикам. За стратегические ошибки Путина заплатит страна, где самое ценное отдано сечиным, а их выживание оправдывает любые средства.