Глава Чеченской республики 39-летний Рамзан Кадыров разразился недавно серией публичных угроз в адрес лидеров российской оппозиции, журналистов и музыкантов. Агрессивное поведение в публичном пространстве, особенно – в полюбившемся малообразованному бывшему боевику Инстаграме — и раньше было характерно для Кадырова, однако многие в России задались вопросом: чем вызван нынешний всплеск? Представляется, что причины, как это часто бывает, вполне материальны. Кадыров и его клан хотят продолжать жить в роскоши, несмотря на стремительно ухудшающееся экономическое положение России.

На протяжении последних 15 лет Чеченская республика и ее руководители удерживаются в составе Российской Федерации, прежде всего, за счет непрекращающихся денежных субсидий из федерального центра. За период путинского правления в чеченскую казну по оценкам специалистов поступило более полутриллиона рублей (по курсу на момент платежа – более 16,5 миллиардов долларов США). И это, не считая тех средств, которые выделялись из федерального бюджета на строительство и восстановление зданий для федеральных служб и содержание федеральных служащих.

В последние годы, с появлением новых региональных «черных дыр» российского бюджета — аннексированных Крыма и Севастополя — размер трансфертов федерального центра Чеченской республике постепенно снижался. Тем не менее, снижаясь в абсолютных цифрах, доля дотаций год от года остается примерно одинаковой в процентном выражении. Так, в 2014 году Чечня получила безвозмездных поступлений из федерального бюджета на сумму около 57 млрд. руб., при этом доля трансфертов в доходах республики составила 82%.

Конечно, истерзанный в 90-е войной регион надо восстанавливать – на это и выделялись деньги. Однако 15 лет – вполне разумный срок для того, чтобы отстроить разрушенные здания и сооружения заново. За прошедшие после окончания военных действий годы в Чечне не много было сделано для создания рабочих мест – уровень безработицы по-прежнему остается высоким, около 14%, и предпосылок к качественному изменению этого показателя практически нет. Зато 20,000 чеченских мужчин состоят в разнообразных вооруженных формированиях, подконтрольных Кадырову, а вместо промышленных предприятий в Чечне возводят, как свидетельствуют местные жители, недоступные для большинства населения спортивные комплексы, высотки, мечети, дома отдыха и рестораны. Да и мало найдется желающих открывать в Чечне собственный бизнес в условиях вымогательств, беззакония и страха из-за собственной безопасности.

Сухие цифры официальной статистики не передают всего, что происходит на чеченской земле, где Кадыров правит, по сути, как абсолютный монарх. Он, конечно, лично предан «верховному правителю» Путину, что регулярно и старается подчеркнуть, делая это как умеет и понимает, сообразно образованию и воспитанию. Реакция Путина на последние высказывания Кадырова также довольно красноречива – он не может не поддержать своего «любимца».

Сегодняшняя Чечня находится в исключительной зависимости от решений, принимаемых Путиным или Кадыровым лично, и пока они друг другу выгодны. Однако такая ситуация чрезвычайно нестабильна – любой серьезный конфликт между ними может привести к катастрофе – новому вооруженному конфликту, экономические, политические и социальные предпосылки которого уже сформировались.

Текст на английском языке (Text in English)