Советский Союз с его плановой экономикой и гонкой вооружений оставил в наследство России более 300 больших и малых городов, большинство работающего населения которых трудится на одном производстве (заводе, комбинате, шахте и т.п.) - так называемых «моногородов». В них проживает более 15 миллионов человек, то есть каждый десятый россиянин.

Фото: polit.ru

71 город

в глубоком кризисе

За 25 постсоветских лет проблему моногородов российские власти пытались решать по-разному. В 1990-е годы закрытым административно-территориальным образованиям (ЗАТО), большинство из которых как раз и являются моногородами, предоставили право раздавать налоговые льготы, что привело к массовому их использованию для целей уклонения от налогообложения крупнейшими частными бизнесами страны. Никакой экономической пользы моногородам это не принесло, и в начале 2000х «ЗАТОшная дыра» в бюджете была закрыта. 

Во время экономического кризиса 2008-2009 года моногорода спасали вливанием денег из федерального бюджета, которых благодаря высоким ценам на нефть там было достаточно, и к 2014 году правительством был учрежден Фонд развития моногородов, призванный стать координатором инвестиций, государственных и частных, в данном социально-значимом направлении. По итогам 2015 года моногородам из этого фонда было ассигновано около 7,5 млрд рублей, большую часть из которых предполагалось потратить на строительство и реконструкцию объектов их городской инфраструктуры. Учитывая, какое положение сейчас в стране с инвестициями, активного экономического роста ждать не приходится. Даже директор фонда заявляет, что его цель – «создание 40 тысяч новых рабочих мест, не связанных с монопредприятиями», то есть фонд планирует дать работу всего 0,27% жителей моногородов. Представляется более целесообразным потратить те же средства на переселение жителей из бедствующих городов в более перспективные регионы страны.

Несколько лет назад Минтруда уже начинало решать проблему моногородов с помощью переселения, однако этот проект так и не заработал: выделяемых бюджетных средств было явно недостаточно для переезда в регионы с низким уровнем безработицы, а переезжать в другие бедствующие регионы никто не захотел.

На сегодняшний день большинство градообразующих предприятий моногородов являются частными и входят в структуру крупных промышленных холдингов, таких как «СУЭК», «Русал» или «Северсталь». Это и плюс, и минус – с одной стороны, корпорации в некоторой степени поддерживают инфраструктуру моногородов, с другой – целью коммерческой организации является извлечение прибыли, а не благосостояние местного населения. Яркий пример тому – Пикалево, где в 2009 году не получавшие несколько месяцев зарплату рабочие перекрыли федеральную трассу, и для разрешения конфликта потребовалось личное вмешательство Путина.

Пикалево – город с населением не многим более 20 тыс. человек. А вот как быть с Тольятти - городом, выросшим вокруг АВТОВАЗа, в котором проживает более 700 тыс. человек? В феврале 2016 года АВТОВАЗ перешел на четырехдневную рабочую неделю в связи с сокращением производства. Городские власти Тольятти радуются, что город официально отнесен к разряду депрессивных, и надеются исключительно на господдержку. Исходя из пикалевского опыта, с учетом дефицита федерального бюджета и сокращением всех госрасходов, за исключением военных, можно предположить, что Кремль вмешается только тогда, когда в Тольятти начнутся волнения. Вот только Сергей Чемезов, генеральный директор государственной корпорации «Ростех», которая контролирует АВТОВАЗ, и близкий товарищ Путина по службе в КГБ, в отличие от владельцев пикалевских заводов, может оказаться недоговороспособным и просто ввести войска для усмирения недовольных. 

Текст на английском языке (Text in English)