Не так давно премьер-министр Медведев, выступая на совещании по совершенствованию системы госзакупок, заявил о необходимости привлекать к ним предприятия малого и среднего бизнеса. Спустя месяц, Минэкономразвития предложило проект поправок в законодательство, который упрощает условия участия в процедуре государственных закупок для малых предприятий, исключая для них обязательное предоставление обеспечения. Насколько указанная мера окажется действенной пока неизвестно: уже сейчас специалисты отмечают недостаточность и некорректность предлагаемых изменений.

Забота о малом и среднем бизнесе – одна из любимых тем как Медведева, так и Путина – с завидной регулярностью они обещают поддержку небольшим компаниям, однако проблем у последних меньше не становится.

Фото: Алексей Дружинин / РИА Новости

Доля предприятий малого и среднего бизнеса в ВВП является одним из важнейших показателей экономического здоровья страны. По официальным данным в России она оценивается на уровне 20%, по оценкам самих предпринимателей – 3%. Для сравнения: в США доля малого бизнеса в ВВП составляет около 60%, а в некоторых странах Европы достигает 80%.

В 2014 году было зафиксировано снижение финансовой устойчивости у более чем половины малых предприятий, а более половины предпринимателей заявили об ухудшении условий для ведения бизнеса. За прошлый год тенденция не изменилась: к началу 2016 года более 21% предприятий малого и среднего бизнеса имеют плохое или очень плохое финансовое положение. По состоянию на май 2015 года (более поздних данных пока нет) срок окупаемости инвестиций в малые предприятия увеличился с 1 - 1,8 года (данные 2013 года) до 4 - 9,4 года

На словах государство обещает не повышать налоговую нагрузку на предприятия малого и среднего бизнеса, объявляет «налоговые каникулы». На деле же растут и множатся разнообразные поборы, отнимающие остатки прибыли: вводится торговый сбор, увеличивается кадастровая стоимость недвижимости, от которой рассчитывается налог на нее, запущена система «Платон».

Одновременно снизился доступ к заемным финансовым ресурсам: по данным Центрального банка, объем кредитов малому и среднему бизнесу начал снижаться в 2014 году и за два года данный показатель потерял 35%.

Все это свидетельствует о существенном ухудшении положения частных предпринимателей, и не может не вести к выходу их из бизнеса, в связи с чем органы государственной статистики активно занялись украшением действительности, искусственно завышая количество малых и средних предприятий. Не останавливаясь на достигнутом «прогрессе», Госкомстат объявил о проведении в 2016 году «сплошного статистического наблюдения за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства».

По данным РБК, 80% ВВП России – это выручка 500 крупнейших компаний страны. На первых строчках Газпром, Роснефть, Сургутнефтегаз, Лукойл, Российские железные дороги, а также крупнейшие госбанки – Сбербанк и ВТБ. Кстати, глава последнего, Андрей Костин, в октябре прошлого года заявил, что «малый и средний бизнес не востребован в стране, нет поля деятельности для них».

Приведенное высказывание как нельзя точно отражает реальное отношение путинской власти к малым и средним предпринимателям: с точки зрения Кремля, лучше бы их вообще не было. Опора режима – это те самые 500 крупнейших компаний страны, большая часть которых, если считать по объемам производства, либо напрямую контролируется государством, либо принадлежит безусловно лояльным и лично преданным Путину олигархам. Мелкий же частный собственник, с его претензиями к коррумпированным чиновникам, судам и полиции, не желающий отдавать как минимум половину своего дохода власть имущим, никак не вписывается в сегодняшнюю российскую реальность. Поэтому, когда мэр Москвы Собянин за одну ночь сносит сотни квадратных метров городских торговых площадей, их владельцам не добиться возмещения ущерба в суде, зато легко оказаться за решеткой по заявлению все тех же госбанков за якобы мошенническим путем невозвращенный кредит. Те, кто еще не попал под государственно-репрессивный каток лично, но уже чувствует его неотвратимое приближение, распродают остатки бизнеса и уезжают из страны. Их можно понять – пока есть, что терять, бизнесмены не пойдут на баррикады.

Текст на английском языке (Text in English)