В политологии есть понятие демократического транзита – переходного периода в истории страны, которая недавно избавились от тоталитарного режима и находятся в стадии «транзита» в сторону формирования демократических институтов власти. Уже не тоталитаризм, но еще не демократия. Вероятно, следовало бы изобрести термин и для обратного процесса: от недоделанной демократии к диктатуре. Именно такой тоталитарный транзит происходит сейчас в России, и пока гайки окончательно не закручены, населению удается узнавать о происходящем больше, чем того хочет власть. Одна из таких больных тем – «черные кассы» государственных структур, поводом для обсуждения которых стал громкий арест «либерального» губернатора Кировской области, а некогда – одного из лидеров оппозиционного Союза правых сил - Никиты Белых.

Никитa Белых / Фото: TASS/Getty

Что это такое – «черная касса» губернатора российского региона? Для начала следует отметить, что по официальной статистике в России 40% денежной массы находится в теневом обороте. Неофициально - гораздо больше. По данным ЦБ, объем обналичивания денежных средств по итогам 2015 года составил 400 млрд рублей (правда, в 2014 году было 1,8 трлн). Россия признана абсолютным лидером по теневому движению капитала. В докладе Global Financial Integrity (GFI) наряду с Россией рассматриваются Индия, Бразилия, Мексика и Филиппины. Более 40% трудоспособного населения России занято в теневом секторе: 38 млн из 86 млн трудоспособных россиян «непонятно, где заняты, чем заняты, как заняты», говорила еще в 2013 году вице-премьер Ольга Голодец на конференции Высшей школы экономики. В 2015 году она же указывала, что теневой сектор вырос на 5% из-за кризиса.

То, что на Западе кажется дикостью, для россиян – норма: зарплаты в конвертах, покупка недвижимости за наличные, хранение денежных средств в банковских ячейках. По тем же законам дикого капитализма живет и власть: чиновники, декларирующие в среднем от 2 до 5 млн рублей дохода в год, живут в элитных квартирах и загородных домах, размерами и убранством напоминающих дворцы, летают частными самолетами и отдыхают на океанских яхтах. Параллельно с официальной финансовой системой в стране действует масштабная система «черных касс». Самое знаменитое расследование на эту тему – «Черная касса Кремля» - в 2007 году опубликовал журнал The New Times. После этого ее автор, журналист Наталья Морарь была вынуждена покинуть страну из-за угрозы уголовного преследования. Уже тогда она писала, как наличность в спортивных сумках ввозилась и вывозилась из госбанков под охраной людей в погонах. Это - «общак», из которого Кремль раздает неучтенные ресурсы тем, кому считает нужным.

На региональном уровне все организовано попроще: тут ресурсов поменьше, амбиции скромнее, а силовиков лишний раз не вовлекают, поскольку они - служащие федеральные. На этом фоне фото губернатора Белых, на столе перед которым разложены купюры по 100 евро на общую сумму 150 тыс., вряд ли кого-то удивляет: это повседневность России и 10 лет назад, и тем более сегодня, когда, как говорят бизнесмены, заносить приходиться не конвертами, а чемоданами. Суть дела банальна: Нововятский лыжный комбинат и Лесохозяйственная управляющая компания получили 1,1 млрд и 352 млн рублей соответственно из бюджета Кировской области в рамках помощи приоритетным инвестиционным проектам. По данным следствия, за это губернатор и получил взятку. Именно так обычно и пополняется «черная касса», и 150 тыс. евро – это далеко не самая большая сумма по нынешним меркам. Вспомним про часы пресс-секретаря президента Путина Дмитрия Пескова, стоимость которых составляет его четыре годовых оклада, или про недвижимость бывшего личного охранника Путина, а ныне - главы Росгвардии Виктора Золотова на 1 млрд рублей при задекларированных 7 млн годового дохода на двоих с супругой.

И еще немного политологии. Транзит от демократии к диктатуре подразумевает кардинальное усиление контроля федерального центра над функционированием губернаторских «черных касс». Именно это сейчас и происходит. Оборот черного нала в системе власти будет централизоваться, а несогласные с новыми правилами – жестоко наказываться. Недовольство региональных элит неизбежно будет расти, что подтолкнет Путина к новым репрессиям. Арест Белых – это только начало борьбы Кремля за выживание в условиях сокращающихся доходов и отсутствия эффективных институтов управления.

Текст на английском языке (Text in English)