Вновь сложившийся в России авторитарный режим власти одним из своих приоритетов выбрал повышение уровня духовности, преподносимой в качестве неотъемлемой части русской культуры и самоидентичности нации. Фактической целью, очевидно, является насаждение посредством этого нехитрого приема русского национал-патриотизма, понимаемого в Кремле как возвеличивание прошлых достижений и гордости за «многовековую империю», а помимо прочего позволяющего оправдывать свои некомпетентные действия по управлению страной и покрывать вопиющий уровень коррупции в высших эшелонах власти.

Фото: catholicherald.co.uk

Ответственная за духовность, формально отделенная от институтов декларируемого как светского российского государства, Русская православная церковь (РПЦ) пользуется всеми экономическими преимуществами, предоставленными ей в эпоху путинского правления. Так, рассчитать «рыночную капитализацию» РПЦ стандартными методами невозможно, поскольку юридически она разделена на более чем 30 тысяч организаций, и примерно с середины 1990-х годов не раскрывает ни свой совокупный бюджет, ни расходы. Отдельные исследования показывают, что доход РПЦ может составлять 5,6 млрд. рублей (около 87 млн. долларов США) в год, не считая финансирования РПЦ и связанных с ней структур из государственного бюджета, что дает еще дополнительно до 3,5 млрд. рублей (порядка 54 млн. долларов США) каждый год. Казалось бы, для церкви с более чем 50 миллионами прихожан не так уж и много.

Однако, это лишь часть церковного бюджета, о которой в той или иной степени становится известно из высказываний самих представителей РПЦ или иных источников. При этом не раскрывается, да и вряд ли поддается учету реальный объем доходов, получаемых церковью в виде пожертвований, в большинстве случаев - в наличной форме. Свежий пример – 150 тысяч наличных евро, полученные якобы в качестве взятки губернатором Кировской области Никитой Белых, которые, по мнению источников «Новой газеты», предназначались на восстановление православного храма.

Представление о масштабах расхождений дает статья социолога Николая Митрохина пятнадцатилетней давности, в которой доход РПЦ уже тогда оценивался в сумму до полумиллиарда долларов в год. Не сложно предположить, что в жирно-нефтяные нулевые он вряд ли сокращался. К этому следует лишь добавить, что РПЦ и аффилированные с ней структуры являются одними из крупнейших собственников недвижимости в стране, и, как религиозные организации, освобождены законом от уплаты земельного налога и налога на имущество религиозного назначения. Не секрет, что имущество это, включая Храм Христа Спасителя - грандиозный новодел, построенный кстати, в том числе, на «добровольные» пожертвования, собранные с московских коммерческих структур, - активно используется в целях получения дохода.

Это – доходная часть бюджета РПЦ, о расходах же известно еще меньше. По косвенным признакам можно установить, на какие именно цели, помимо строительства и реставрации храмов, уходят церковные средства: например, недавнее турне патриарха Кирилла по Латинской Америке на самолете специального летного отряда «Россия», находящегося в ведении.. царского двора (простите, Администрации президента) Путина и встреча главы РПЦ с пингвинами на Антарктиде только по стоимости авиационных расходов могли обойтись в треть миллиона долларов. Правда, справедливости ради следует отметить, что неизвестно, возместила ли РПЦ данные расходы госбюджета, или этот праздник одинокого патриарха был оплачен всеми налогоплательщиками России.

Не менее известны скандальные истории с часами патриарха, принадлежащей ему квартирой в Доме на набережной в Москве, его дачей-дворцом в заповедной зоне черноморского побережья, яхтой за 4 миллиона долларов (якобы подаренной Путиным) и дорогими автомобилями. Список явно можно продолжать долго, и это касается только одного деятеля РПЦ, а сколько еще его коллег не готовы довольствоваться аскезой? Председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда ответил на данный риторический вопрос лаконично: «Нет никакой необходимости раскрывать статьи расходов РПЦ, поскольку абсолютно понятно, на что церковь тратит деньги — на церковные нужды».

Несомненно, такой ответ устраивает царя, иначе уголовные дела по фактам коррупции в руководстве РПЦ возбуждались бы пачками. Это не устраивает только незначительную часть гражданских активистов - тех, кто понимает, сколько больниц, реабилитационных центров и детских садов можно было бы построить и отремонтировать за счет потраченных на «нужды» церкви госбюджетных средств и на недополученные от ее коммерческой деятельности налоги.

Текст на английском языке (Text in English)