Как это часто бывает в кино, остросюжетный многосерийный детектив с громким названием «Башнефть», начавшийся в сентябре 2014-го арестом когда-то могущественного главы АФК «Система» Владимира Евтушенкова, завершился абсолютно банальным, с самого начала предсказанным нами результатом: экспроприированная у частных владельцев Башнефть достается государственной Роснефти. Всемогущий председатель правления последней Игорь Сечин, несмотря на отчаянные публичные вопли министров и даже вице-премьера российского правительства, получил то, что хотел: премьер Медведев подписал распоряжение, согласно которому контрольный пакет акций Башнефти без конкурса продается нефтяной империи Сечина за 5 миллиардов долларов. Это на 300 миллионов долларов больше, чем минимальная цена, по которой правительство было готово приватизировать госпакет акций Башнефти, в связи с чем сам Путин поспешил прокомментировать, что дефицитному российскому бюджету крайне нужны эти деньги. Госбюджет их теперь несомненно получит, вопрос только в том, откуда они взялись у самой Роснефти, почти 70% акций которой принадлежат все тому же государству российскому?

Фото: Екатерина Кузьмина / РБК

В связи с экономическими санкциями, введенными западными странами в ответ на аннексию Крыма и сбитый российской ракетой пассажирский Боинг, Роснефть фактически лишена возможности занимать деньги на международном рынке капитала. Поэтому, как и в случае со скупкой активов силой отнятого у частных владельцев и обанкроченного ЮКОСа, Сечин пошел за деньгами на Восток, и нашел их там в обмен на нефть. Разница только в том, что за предоставление миллиардов долларов, затраченных на покупку активов ЮКОСа у государства, китайские компании получили от Роснефти гарантированные поставки нефти на несколько лет по фиксированной низкой цене, а чтобы собрать необходимые для покупки Башнефти 5 миллиардов Сечин договорился с индусами. Как сообщает РБК, несколько индийских нефтяных компаний приобрели у Роснефти пакеты акций Ванкорнефти и Таас-Юрях Нефтегазодобычи, и теперь эти деньги пойдут в уплату за акции Башнефти.

Ванкорнефть, примерно половина акций которой теперь принадлежит индусам, имеет лицензии на разработку открытого в 90-е годы перспективного Ванкорского нефтегазового месторождения, одного из крупнейших в России: его начальные извлекаемые запасы составляют 524 млн. тонн нефти и более 100 млрд. м3 газа. Запасы Таас-Юряхского месторождения — 134 млн. тонн нефти и около 150 млрд. м3 газа.

Сечин заявляет о «синергетическом эффекте» от приобретения Башнефти: она владеет сопоставимыми запасами углеводородов — 593 млн. тонн нефти, и преимущество ее в том, что запасы располагаются в европейской части России, их проще доставить потребителю. Однако месторождения у Башнефти старые, нефти в них осталось мало, извлекать ее сложнее и надолго не хватит. Из расположенных в Восточной Сибири и пока еще мало разработанных Ванкорского и Таас-Юряхского месторождений нефть со временем потечет в Китай и Индию по новой широкой трубе, которую строит для них Транснефть. Так что у сечинской синергии явно китайские корни.

Лично Сечин в очередной раз однозначно выиграл — контролируемая им крупнейшая нефтяная компания России становится еще крупнее, и никакая запланированная правительством приватизация ей не страшна. Несмотря на то, что до конца 2016 года должен быть приватизирован 19,5-процентный пакет акций Роснефти, за которые бюджет получит 11 миллиардов долларов, сторонних покупателей на этот пакет нет. Свои акции выкупит у государства сама Роснефть, потратив на это «собственные» средства. В противном случае они все равно достались бы российскому бюджету в виде дивидендов, причитающихся на 70-процентную долю государства в Роснефти. Такая вот приватизация по-сечински.

Текст на английском языке (Text in English)